Наверх
10 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Совпадение дат и симптомов"

Загадочное отравление в ирландском Дублине одного из лидеров российских либералов, Егора Гайдара, заставило главу РАО «ЕЭС России» Анатолия Чубайса внести свой вклад в развитие теории заговора.На минувшей неделе экс-глава российского правительства Егор Гайдар был госпитализирован с подозрением на отравление. Гайдар почувствовал недомогание в ирландском Дублине, где выступал на экономическом форуме, на следующий день после кончины в Лондоне политэмигранта Александра Литвиненко. Возможно, такое совпадение позволило главе РАО ЕЭС Анатолию Чубайсу заявить, что проблемы со здоровьем, возникшие у Гайдара, стоят в одном ряду с убийством Анны Политковской и гибелью Литвиненко. Для Чубайса «бесспорно, что чудом не завершившаяся смертельная конструкция «Политковская—Литвиненко—Гайдар» была бы крайне привлекательна для сторонников неконституционных силовых вариантов смены власти в России». Впрочем, речь не идет о наших силовиках. По крайней мере, сам глава РАО ЕЭС не рассматривает версию о причастности российских спецслужб к преступлениям последнего времени. Это значит, что людей травят иные силы.

И в стране есть граждане, готовые бесстрашно указывать на тех, «кому это выгодно». Точнее остальных указывает депутат-единоросс Александр Хинштейн. Он не исключил наличия «некоего системного плана, разработанного на Западе, по масштабной дискредитации российского руководства и спецслужб, а также президента Путина путем демонстративных попыток ликвидации представителей и идеологов либерального крыла российской политики».

И хотя вряд ли «западник» Чубайс стал бы искать «сторонников неконституционных силовых вариантов смены власти в России» за пределами страны (тем более что таковых и внутри страны хватает), каждый сказал то, что сказал. И недоговорил то, что недоговорил.

Между тем тучи над Россией, судя по всему, сгущаются: слишком уж разные люди начинают искать объяснений происходящего в старой как мир теории заговоров. Мода же на политическую конспирологию — верный признак надвигающихся выборов, которые, вполне вероятно, могут быть и досрочными. Впрочем, распространение подобных предположений тоже может быть воспринято кем-то в качестве «попытки дискредитации». Тем более что человек, непосредственно отвечающий за выборы в России, — председатель Центризбиркома Александр Вешняков — такой вариант считает весьма маловероятным (см. интервью главы ЦИК на стр. 42).

Ну а лишнее подтверждение того, что выборы пройдут на высоком уровне и в срок, — прошедший в минувшие выходные очередной съезд партии «Единая Россия». Важной характеристикой текущего момента является то, что партия парламентского большинства подошла к этому знаменательному событию с четкой идеологической платформой. Причем к разработке партийной идеологии ЕР удалось привлечь наиболее креативные беспартийные кадры в лице замглавы президентской администрации Владислава Суркова. С его подачи первоначально слегка эклектичная концепция партии — «за все хорошее против всего плохого» — получила стройное и весьма законченное оформление в рамках идеологии «суверенной демократии».

С ней не поспоришь. По крайней мере, основной конкурент ЕР — партия «Справедливая Россия» спикера Совета Федерации Сергея Миронова — на это вряд ли решится. Тем более что в идеологическом плане различий между двумя филиалами партии власти не так уж много. В принципе, их нет вообще. Как заявил первый вице-спикер Госдумы и главный (если не считать беспартийных, разумеется) идеолог ЕР Олег Морозов, «со «Справедливой Россией» у нас нет идеологического конфликта». Просто «потому, что мы не понимаем, какую идеологию они представляют».

Конфликт между этими партиями — иного свойства. В народе такие разногласия называют «кухонными разборками», а сами их участники обычно говорят, что «друг с другом даже в поле рядом не сядут». Все дело в том, пояснил Морозов, что СР декларирует, что идет на поле КПРФ, но в действительности приходит сегодня на политическое поле, занятое «Единой Россией», и говорит: подвинься! «Представьте, — попросил депутат, — что вы живете пять лет в квартире, обустроили ее, и вдруг заходит кто-то и говорит: «Знаешь, на твоей кухне буду жить я». Понятно, вокруг этого возникает конфликт — ведь мы свое поле отдавать не хотим».

Вполне государственный подход — держать «свое поле». Именно так поступает каждый, кто имеет хоть какое-то отношение к власти. Например, министр здравоохранения и соцразвития Михаил Зурабов, решивший не уходить в отставку в связи с коррупционным скандалом в подведомственном ему Фонде обязательного медстрахования и заслуживший даже несколько благосклонных слов со стороны президента. «Мы знаем о тех проблемах, которые есть в Фонде обязательного медицинского страхования, — сказал президент. — Мне доложили о том, что министерство оказывает всяческую помощь в организации работы следователей. Прошу и дальше выстраивать работу в таком же плане и, разумеется, контролировать расходование средств по всем другим направлениям деятельности министерства».

Тем временем вице-премьер и министр обороны РФ Сергей Иванов посетил alma mater — филологический факультет Санкт-Петербургского университета. И хотя накануне в интервью немецкому журналу «Шпигель» (см. стр. 88) он в очередной раз дал понять, что в президенты идти на собирается (вернее, он сказал, что ему «некогда думать об этом — я занимаюсь делами Министерства обороны», что не одно и то же), визит в родной вуз больше выглядел именно как часть его предвыборного агиттура.

Чего стоят, например, признания министра, сделанные им в беседе со студентами, о том, что «на младших курсах» учебу он воспринимал «как повинность». «Интересы поначалу были другие — баскетбол, преферанс: на первом курсе я вообще балбесом был, — сообщил вице-премьер. — Но позже взялся за ум и стал серьезно учиться».

В ходе визита в вуз выяснилось, что на филфаке СПбГУ есть даже лингафонный кабинет с табличкой на дверях: «Дар министра обороны». «В благодарность за образование потратил небольшую часть своей зарплаты», — смущенно пояснил Иванов (как сообщила потом газета «Комсомольская правда», этой «небольшой части» «хватило на 12 столов с компьютерами и новейшим программным обеспечением»).

Теперь очередь за первым вице-премьером Дмитрием Медведевым. Интересно, чем он «ответит» родному питерскому юрфаку? 



Автопарк Путина

Константиновский дворец в Стрельне пустил с молотка восемь президентских электромобилей, на которых ездили участники саммита стран «Большой восьмерки» в июле. Тем самым управление делами президента, организатор торгов, попыталось частично компенсировать затраты на проведение июльского саммита G-8, стоившего России, по официальным данным, 10,7 млрд. рублей.

Найти желающих поторговаться за президентские авто оказалось непросто. Два раза в Стрельне устраивались показы электрокаров потенциальным покупателям. Но ни на одном из них кредитоспособные посетители так и не появились. Опасаясь, что часть электромобилей может остаться невостребованной, все восемь машин были объединены в один лот с начальной стоимостью в 3 млн. 440 тыс. рублей. Шаг аукциона при этом — 100 тыс. рублей. Для участия в торгах нужно было внести задаток в 0,5 млн. рублей. Торги длились не более 10 минут, в них принимали участие всего две компании. Инкогнито. Впрочем, в человеке, выложившем 3 млн. 940 тыс. рублей за президентские авто, «Профиль» признал юриста крупнейшего медиа-холдинга Петербурга, владельцем которого является Олег Руднов, близкий друг Путина. Г-н Руднов был одним из организаторов саммита G-8. Недавно он выкупил в личное пользование коттедж, в котором во время встречи глав государств проживали президентские жены, и открыл в нем музей саммита. В его коллекции уже есть «запорожец», на котором Путин ездил в молодости.

Вера Хохалевская
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK