Наверх
15 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "СПАСИ И ОТБЕРИ"

За шумной кампанией по спасению Межпромбанка стоит борьба за активы его владельца.    События вокруг Меж-промбанка (МПБ) напоминают хронику худших времен кризиса. Технический дефолт, просроченные долги и угроза банкротства. И все эти неприятности произошли с одним из крупнейших российских банков, входящим в top-30. История эта тем удивительнее, что банк принадлежит одной из самых загадочных и непубличных фигур российской бизнес-элиты. Владельцем структуры является православный сенатор от Тувы Сергей Пугачев, известный своей близостью к первым лицам государства. До сих пор особые отношения с властью были самой надежной страховкой от повышенного внимания госорганов и гарантией сохранения активов. Но, как оказалось, схема работает только в том случае, если эти активы не нужны самому государству.
   Строго говоря, положение банка в последнее время было неблестящим. Еще до того, как появились явные признаки неплатежеспособности, эксперты скептически оценивали бизнес МПБ. «Банк представлял собой этакое натуральное хозяйство, слабо связанное с внешним миром. Основной бизнес его клиентов — получателей коротких кредитов был связан с компаниями, обслуживавшимися в том же МПБ, и вот так тихо сами с собою они и вели хозяйственную деятельность», — рассказывает ведущий эксперт института «Центр развития» ГУ-ВШЭ Дмитрий Мирошниченко. Он не исключает того, что баланс банка элементарно «рисовался». «На мой взгляд, основные проблемы банка состояли в неэффективном управлении и недооценке рисков», — добавляет аналитик ФЦ «Инфина» по банкам и макроэкономике Вероника Чекина.
   В период кризиса МПБ, как и многие другие кредитные организации, столкнулся с острой нехваткой ликвидности. Но тогда ЦБ активно поддерживал банковскую си-стему и выдал банку в виде беззалоговых кредитов около 32 млрд рублей. В июне этого года, когда наступил срок погашения, МПБ не смог вернуть долг. А еще через месяц, 6 июля, допустил технический дефолт по еврооблигациям на 200 млн евро. На рынке тут же началась паника.
   В официальном письме, разосланном инвесторам, МПБ объяснил ситуацию конфликтом с «Башнефтью» (та от-судила у банка $66,5 млн) и снижением кредитных рейтингов всеми агентствами, что привело к оттоку депозитов на 2 млрд рублей. Чтобы урегулировать долг, банк попросил у своих инвесторов годовую отсрочку, а согласившимся пообещал премию в размере 5%.
   Долгое время хранившие молчание власти дали понять, что постараются решить проблему без отзыва лицензии. ЦБ тут же реструктурировал задолженность банка по беззалоговому кредиту до января 2011 года, правда, получил в виде залога судостроительные активы принадлежащей Пугачеву Объединенной промышленной корпорации (ОПК). А чуть позже руку помощи протянул ВТБ, пообещав выдать ОПК кредит в $600 млн под залог другого лакомого актива Пугачева — Элегестского угольного месторождения в Туве.
   Внешне ситуация выглядит как благополучное спасение банка, чей владелец имеет тесные связи с Кремлем. Но на самом деле история таит в себе интригу. Еще в начале июня сенатор, осознав приближение финансовой катастрофы, попытался привлечь средства на погашение евробондов за счет продажи тех же судостроительных активов (Северной верфи и Балтийского завода). В качестве покупателя должна была выступить государственная Объединенная судостроительная корпорация(ОСК). Пугачев просил за предприятия 89 млрд рублей. А ОСК готова была заплатить не более 20-25 млрд рублей, ссылаясь на закредитованность самих верфей. На руку бизнесмену сыграли переговоры о поставке в Россию четырех десантных кораблей «Мистраль». «Пугачев пытается получить максимальную сумму за свои активы, поскольку рассчитывает, что собирать «Мистраль» будут именно на его предприятиях. Это увеличивает стоимость верфей», — пояснил директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов. Переговоры затянулись, и тут в игру вступил Центробанк, который в жесткой форме потребовал погашения долга, а позже, добившись предоставления залога, согласился на реструктуризацию.
   В распоряжении «Профи-ля» имеется обзор, подготовленный директором по ма-кроэкономическим исследованиям ГУ-ВШЭ, бывшим зампредом ЦБ Сергеем Алексашенко. Автор, критически оценивающий многие собы-тия на российском рынке, дает любопытный комментарий ситуации с МПБ. «Он (Пугачев. — «Профиль») почему-то решил, что с государством можно поторговаться, что государство согласится заплатить ему рыночную цену, да еще и даст премию за контроль. Решив, что не стоит зря тратить время на переговоры, государство, похоже, попросило Банк России проявить неуступчивость в переговорах с банком относительно очередного продления кредита, после чего, очевидно, должен был последовать отзыв у него лицензии». Автор также отмечает: до этого «регулятора долгое время не волновало то, что банк не может расплатиться с ним по предоставленным в разгар кризиса беззалоговым кредитам».
   «Понятно, что дефолт МПБ и опасность отзыва его лицензии ухудшали позиции сенатора в этом споре», — говорит руководитель дирекции анализа долговых инструментов «Уралсиб Кэпитал» Дмитрий Дудкин. И, судя по тому, что банку вдруг стали оказывать помощь, сенатору пришлось пойти на уступки. А для верности активы были взяты в залог.

   Ситуация, впрочем, еще запутаннее, чем кажется на первый взгляд. Некоторое время назад в руках журналистов деловых СМИ оказалась отчетность МПБ, из которой следовало, что еще в мае уровень просрочки в банке составлял 0,8% портфеля, а в июне она выросла аж до 99,4%. Это звучало как приговор. Но вскоре появилась другая версия отчетности, где уровень просрочки снова уменьшился — до 3,7%.
   Многие эксперты считают, что вариант отчетности с огромной просрочкой является фальшивкой, сфабрикованной в недрах самого МПБ. По одной из версий, этот документ предназначался несговорчивым держателям бондов и убеждал: надо соглашаться на условия по реструктуризации, пока банк жив. Существует и другое мнение: таким образом банк пытался поднять шумиху, когда ЦБ стал настаивать на возврате долга.
   Пока же переговоры с инвесторами о реструктуризации продолжаются. Держатели об-лигаций банка обсуждают самые разные варианты решения вопроса — такая возможность у них есть до 21 июля, когда должно состояться голосование по реструктуризации. Как предупреждает старший юрист компании «Вегас Лекс» Виктор Юзефович, крупные институциональные инвесторы, не договорившись с МПБ, в качестве обеспечительной меры могут заблокировать через иностранные суды все операции банка, а также наложить арест на его российские и иностранные активы. Но проблемы у кредитной организации, чья общая долговая нагрузка составляет порядка $1,5 млрд, и без того большие. «По ноте, номинированной в евро, наступил дефолт, долларовая нота находится сейчас в состоянии кросс-дефолта, то есть ее держатели также могут требовать ее немедленного погашения. Тогда как владельцам рублевых облигаций для предъявления требований, по всей видимости, придется подождать декабря, если, конечно, раньше не будет инициирована процедура банкротства банка», — подсчитал Дмитрий Дудкин.
   Но сам банк, похоже, никому уже и не нужен. Ведь судостроительные верфи, за счет продажи которых планируется рассчитаться с держателями еврооблигаций, заложены в ЦБ, а другой интересный актив, угольный, может достаться ВТБ. И с этим инвесторам придется смириться. Как и са-мому Сергею Пугачеву, кото-рый, похоже, уже лишился своей бизнес-империи.
   

   НОВАЯ ВОЛНА?
   В конце прошлой недели появилась новость о том, что агентство Fitch понизило долгосрочный рейтинг банка «ТРАСТ» до CCC (обязательства выполняются, но дефолт представляется реальной возможностью). «ТРАСТ» является одним из крупнейших банков страны, привлекающих средства физических лиц, и ряд аналитиков тут же заговорили о возможности второй волны кризиса. Если ситуация с МПБ казалась частным случаем, то теперь уже речь, возможно, зашла о системных проблемах. Впрочем, не все эксперты разделяют эту точку зрения. «Раскачать ситуацию в российском банковском секторе могут, пожалуй, либо новые масштабные потрясения в мировой финансовой системе, либо нагнетание негатива вокруг сложностей, испытываемых отдельными банками, и попытки составления неких черных списков», — успокаивает замначальника аналитического отдела «Инвесткафе» Александра Лозовая. Но если первое пока представляется маловероятным, то от второго и третьего российский рынок как раз не застрахован.

   

 

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK