Наверх
20 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "СПЕЦИАЛИСТЫ ЭКОНОМ-КЛАССА"

Почему качество российского экономического образования остается низким?    В России сложилась парадоксальная ситуация: несмотря на высокий спрос на экономистов, 34% выпускников экономических вузов не могут устроиться на работу по специальности. Крупнейший в стране банк — «Сбер» — каждый год сокращает 4-6 тыс. персонала, хотя ему требуется до 15 тыс. менеджеров среднего звена. А в целом, по данным фонда «Общественное мнение», спрос на экономические специальности не удовлетворен на 67%! На отечественном рынке экономического образования наметилась явная диспропорция — перепроизводство плохих и дефицит хороших специалистов. Но при этом экономические вузы по-прежнему «надувают щеки»: у них самые высокие конкурсы среди абитуриентов. Так что же происходит?    УЩЕРБНАЯ МОТИВАЦИЯ    По данным Росстата, в рейтинге престижа и востребованности экономические специальности откатились со второго места в 2005 году на восьмое в 2010-м (к слову, лидируют госслужба, юрис-ты и врачи). Однако по мере осторожного роста экономики растет и потребность в экономических специальностях.   На первый взгляд вузы способны этот спрос удовлетворить. Так, по данным Росстата, если в 1986 году специальность «экономика и управление» составляла 8,5% от общего числа выпускников вузов, то в 2002-м она выросла до 26,7%, а к 2009 году и вовсе составила 31,2%. То есть в России этот показатель вырос более чем в 4 раза по сравнению с СССР и приблизился к цивилизованным экономикам (по оценкам ЮНЕСКО, для динамичного развития необходимая доля числа экономистов от общего числа других специальностей должна составлять 33-40%).    — Но качество подготовки экономистов даже семь-восемь лет назад было выше, — утверждает Игорь Николаев, директор департамента стратегического анализа компании ФБК. — Фундаментальная причина снижения качества экономического образования — нет спроса на независимых экономических аналитиков, нужны угадывающие желания хозяина. А каков спрос — таково и предложение.    Как считает Николаев, подобный подход порождает у профессионалов ущербную мотивацию. Так, два его талантливых выпускника, ус-троившись на работу в Минфин и Совет Федерации, в частных разговорах признают, что зарплата для них не имеет значения. Значение имеет рента с должности, что, по мнению Игоря Николаева, «делает экономическую политику неэффективной». С другой стороны, это приводит к ослаблению экономического образования. Студентам экономических вузов всячески внушают, что у них «элитарная» специальность, но фундаментального образования не дают. Отсюда невостребованность незави-симого анализа и утрата нестандартности мышления, которая, как признают специалисты, в том числе европейские, была свойственна советскому экономическому образованию.    БЮРОКРАТЫ И ЭМИГРАНТЫ    Как горько шутят преподаватели Высшей школы экономики, «хорошие вузы готовят качественных экономистов либо для бюрократии, либо для эмиграции». Так, по данным ГУ-ВШЭ, 30% его выпускников продолжают обу-чение на Западе, еще 30% — в магистратуре, в том числе в ЕС, Японии, Китае и США, и лишь 40% пытаются устроиться на работу в России, из них 15% не могут найти работу по специальности.   — Ситуация перегрета и перегревается, — считает Сергей Гуриев, ректор Российской экономической школы. — Даже остающиеся в стране выпускники в основном идут в госсектор, а не в бизнес.   Конечно, существует объективный разрыв между потребностями практики и ву-зовским образованием. В лю-бой профессии требуется «до-водка» молодого специалиста. Вопрос в том, как эту проблему решать. Так, испытывающие сходные трудности экономические вузы Китая и Индии нанимают преподавателей на Западе и зовут домой представителей диаспоры из США и ЕС. У нас после 70 лет изоляции особой диаспоры нет. Приглашение иностранцев настораживает: своих работой занять надо. «Уверен, эти подходы надо менять, — говорит Сергей Гуриев. — Чтобы избавить науку от областного изоляционизма, конкурентная среда должна быть и среди преподавателей».    Другая мера, необходимая для выхода экономического образования из кризиса, — привлечение бизнеса к подготовке квалифицированных кадров для экономики. «Меня возмущает отношение академической науки к бизнесу, этакий снобизм: «Бизнес не понимает своего счастья, а мы его сейчас научим», — говорит Сергей Пятенко, генеральный директор экономико-правовой школы ФБК. — Я против того, чтобы известные политики с сомнительной экономической репутацией заводили собственные экономические кафедры, но бизнесмены, преподающие в вузах, — почему это не часть нормы?»    Когда так будет, зазор между теоретическими знаниями молодых специалистов и потребностями практики сократится. Ведь в реальной жизни знания обновляются постоянно — законодательство, программное обеспечение, корпоративная культура. А наука пока разговаривает с бизнесменами как автоответчик с автопилотом.    «Разрыв между теорией и практикой экономического образования, по мнению многих экспертов, еще долго — 15-20 лет — будет мешать полноценной подготовке высококвалифицированных кадров.    «УЧЕБКА» ВМЕСТО ВУЗА    Еще одна причина относительно низкого качества российских экономистов носит более общий характер. Это психологическая неготовность многих специалистов постоянно повышать свою квалификацию. Между тем эксперты давно уже говорят о непрерывности экономического образования.    — В условиях инноваций образование становится непрерывным и продолжается всю профессиональную жизнь — это новая норма, — убежден Сергей Пятенко. — И условие выживания и развития любой компании. Поэтому рынку экономического образования наряду со стационарными вузами нужны и поставщики дополнительного экономического образования. Я бы его степень и значение не преувеличивал, но и не преуменьшал.    Как полагают аналитики ФБК, свою нишу заняли корпоративные университеты, различные учебные центры, вузы и бизнес-школы по краткосрочному обучению. Они — своеобразное дополнение к вузам, где пропорции общеделовых и специальных знаний для топ-менеджеров составляют 80% и 20%, для менеджеров — 50% и 50%, для специалистов — 20% и 80%. При этом специалистов и менеджеров готовят по принципам армейской «учебки» — быстро, как в армии, когда из подростка за несколько месяцев делают солдата. С топ-менеджерами обходятся как со слушателями курсов «красных командиров», у которых пытаются развить и закрепить командирско-менеджерские навыки.    — Это полезный опыт, но временный посткризисный выход, — убежден Сергей Гуриев, — он решает проблему, пока на ноги становятся стандарты нового качества экономического образования. Ведь фирмы оплачивают образование своих сотрудников, но они не имеют достаточных ресурсов для противостояния по перекупке персонала. В целом все же качество экономического образования достигло международных стандартов, но они не закрепились и не поставлены на поток. Это задача будущего. Того, при котором словосочетание «российский экономист» перестанет звучать неубедительно.

 

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK