Наверх
14 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "СПИД не спит"

О свойствах нового препарата корреспондент «Профиля» побеседовал с ведущими российскими медиками, а также с голландским доктором Аркадием Белявцевым, который уже несколько лет лечит ВИЧ-инфицированных по собственной методике.??????

Сегодня в России около сорока тысяч ВИЧ-инфицированных, из них 300 человек больны СПИДом. В Москве зарегистрировано примерно 1200 ВИЧ-инфицированных.
По словам заместителя директора Московского центра по борьбе и профилактике СПИД при Второй городской инфекционной больнице Москвы доктора медицинских наук Алексея Кравченко, это в основном наркоманы в возрасте от 15 до 30 лет, которые заразились вирусом при внутривенных вспрыскиваниях наркотиков.
Алексей Кравченко: «Вирус у больных СПИДом выявляется, как правило, случайно. Они обращаются к докторам с такими классическими проявлениями ВИЧ-инфекции, как хроническая пневмония (воспаление легких), туберкулез, рак кожи. В ходе обследования обнаруживается вирус».
Ольга Казанская: Чем сегодня лечат СПИД в России?
А.К.: Мы применяем те же препараты, что и во всем мире. Это коктейли, разработанные крупными западными фармацевтическими компаниями «Хоффман-Ля-Рош», «Глазко-Велкам», «Мерк» и др. Коктейль помогает сократить количество вируса в крови и позволяет держать вирус в подавленном состоянии, пока действует препарат. Но коктейль эффективен только для ВИЧ-инфицированных, а не для больных СПИДом. Препарат назначается пожизненно, как инсулин при сахарном диабете. Пациенты принимают его по три раза в день. Если перестать пить этот коктейль, ВИЧ-инфекция может перейти в заболевание СПИДом. Больные, к сожалению, приговорены.
О.К.: А что вы знаете о препарате, изобретенном в Армении?
А.К.: Официальной информации об этом лекарстве нет. Но с нами поделился впечатлениями американский ученый-исследователь, доктор медицины Джордж Тимоти, побывавший в лаборатории в Армении. Вероятнее всего, это препарат растительного происхождения, но его точный состав неизвестен. Он, как и коктейль, подавляет вирус в крови, но не лечит СПИД. Чтобы болезнь не прогрессировала, его также придется применять постоянно. Препарат не проходил никаких клинических испытаний даже на животных. Но те пациенты, которые его уже принимали, говорят, что препарат очень токсичен.
О.К.: Как вы думаете, скоро ли будет изобретено лекарство, которое лечит СПИД?
А.К.: Максимум на что могут рассчитывать больные в ближайшие годы — это лекарство, которое они будут применять гораздо реже: раз в день или раз в три дня.
Есть определенные фармацевтические стандарты: с момента разработки препарата до его внедрения должно пройти около двадцати лет. За это время он проходит клинические испытания (на животных, на людях, на их потомстве). Один раз сделали исключение — коктейль от СПИДа разрешили применять через шесть лет после его разработки.
А потому говорить о более эффективном лекарстве для лечения СПИДа не приходится. Вирус СПИДа не однороден, как, например, вирус гриппа. Он мутирует, у него образуется множество субтипов. Изъять его из клетки очень трудно.
Впрочем, некоторые эксперты утверждают, что исследователи не очень-то и торопятся изобрести лекарство против СПИДа. Дело в том, что один ВИЧ-инфицированный тратит на лечение примерно $800—1000 в месяц. Если лекарство от СПИДа будет изобретено, фармацевтические компании потеряют «дойную корову».
Доктор для последней стадии

В прошлом российский врач, а ныне голландский гражданин Аркадий Белявцев вот уже пять лет помогает выжить больным СПИДом. Свою методику доктор испытал на восьмидесяти пациентах. И, по его утверждению, с успехом использовал ее при лечении не только ВИЧ-инфекции, но и рака, а также многих других заболеваний.
Аркадий Белявцев назначил мне встречу в своей клинике Arcadiy-center в Амстелфейне — самом престижном пригороде Амстердама. Клиника оказалась небольшим трехэтажным особняком, утопающим в тюльпанах и экзотических растениях.
Аркадия Леонидовича в Голландии знают — интернациональная очередь на прием к доктору растянулась на три месяца. Кстати, сам Белявцев, помимо русского языка, владеет английским, немецким, голландским и своим родным украинским.
Карин Харберн, сотрудница министерства здравоохранения, социально-бытового обеспечения и спорта Голландии, оказалась в курсе врачебной практики мистера Белявцева. По ее словам, когда не дает эффекта, например, химиотерапия, онкологи в местных больницах сами рекомендуют пациентам обратиться к Белявцеву.
Для начала доктор обследовал меня — последовательно нажал несколько точек на запястье, в области локтевого сустава, на голени и т.д. Расспросил о болевых ощущениях и вынес приговор. «Нынешнее состояние вашего желудка таково, что через два-три года может начаться гастрит». Впрочем, двухмесячный курс лечения, по заверениям доктора, не только избавит меня от желудочных проблем, но и очистит весь организм.
О.К.: Аркадий Леонидович, каково ваше отношение к заявлению Армении о том, что там научились лечить СПИД?
Аркадий Белявцев: К сожалению, вылечить СПИД невозможно. В мире пытались устроить уже как минимум десять сенсаций: мол, нашли лекарство от этого вируса! Все препараты хорошо работают в пробирке. А вот в организме человека результаты совсем другие.
Многих безнадежных больных, которых уже приговорила официальная медицина, можно перевести в пассивную стадию, то есть в стадию ВИЧ-инфицированных. Именно это я успешно делаю вот уже пять лет.
В 1991—1993 годах я провел клиническую апробацию своего метода на 80 пациентах. Почти все они голландцы (в Амстердаме 20 тысяч больных СПИДом). По прогнозам лечащих врачей, больным оставалось жить от одного месяца до полугода.
Сейчас у меня тридцать постоянных пациентов. Я не знаю, какова судьба остальных пятидесяти больных. Большинство из них — люди нетрадиционной сексуальной ориентации с весьма специфической психикой. Они, пролечившись, исчезли.
СПИД лишь одно из многих направлений, которыми я занимаюсь. Потому как разработанный мною метод позволяет восстанавливать почти весь организм.
О.К.: Каким же образом?
А.Б.: Свою методику я назвал баланстерапией. Я не лечил конкретно СПИД, а восстанавливал весь организм. И организм начинал сам бороться с вирусом.
Дело в том, что каждая болезнь дает определенные дисфункции органов. Например, мигрень (хронические головные боли) возникает в результате нарушения деятельности желудка, желчного пузыря, желчевыводящих путей, кишечника. У некоторых больных был подвоспален и не пролечен троичный нерв (лицевой нерв — одна из его ветвей).
Я лечу не головную боль, а ее первопричину — восстанавливаю функцию желчного пузыря, желудка, печени, кишечника, троичного нерва.
Точно так же со СПИДом. Не нужно бороться с самим вирусом, необходимо восстановить функции плохо работающих органов. У всех пациентов абсолютно одинаковая картина болезни: хронически воспалены стенки желудка, большое скопление слизи в легких, целый ряд нарушений в работе почек, дисфункции селезенки.
О.К.: Что произошло с организмом больных после курса лечения?
А.Б.: У пролеченных мной больных резко снизилось количество вируса в крови. А число клеток Т-4, отвечающих за иммунитет, возросло.
Число клеток Т-4 в крови подсчитывается по-разному в разных странах. По голландским стандартам, у здорового человека приблизительно 1400 клеток Т-4 на один квадратный миллиметр. У больных СПИДом — 180—200 клеток.
У больных, которые обращались ко мне в клинику, было всего 30—40 клеток Т-4 на 1 кв. мм.
Через две недели после начала лечения число клеток Т-4 возрастало в 5—6 раз. Через два месяца, к концу курса, их было 450—800.
Кстати, приверженцем моего метода стал известный голландский врач Эдвард Шведен, он помогает мне в исследованиях и в работе с тяжелыми пациентами.
О.К.: Нужно ли повторять курс лечения?
А.Б.: Напряженный период для ВИЧ-инфицированных — начало весны и конец осени. Поэтому два раза в год им необходимо мне показываться. Если я не выявляю дисфункций в работе органов, пациент продолжает вести нормальный образ жизни. Если есть отклонения, вновь назначаю препараты или рекомендую стационарное лечение.
О.К.: Какие лекарственные препараты вы применяете?
А.Б.: Сухие экстракты трав — рецепты я разрабатываю сам. Существующие на рынке травяные препараты — это, как правило, перемешанная и измельченная (как в ступе) сухая трава. Человек не корова, его организм не может усвоить сухую траву. Я вместе со своими помощниками-консультантами разработал уникальную технологию приготовления сухих экстрактов трав. Сначала мы превращаем траву в травяной чай, а потом чай высушиваем специальным способом. Из 200—250 кг сухой травы я получаю примерно 35—40 кг готового экстракта. Сухие экстракты трав полностью усваиваются желудком за 40—50 секунд.
Коктейль, которым лечит СПИД официальная медицина, поддерживает иммунный статус больного в течение определенного времени, а потом количество иммунных клеток Т-4 в крови опять начинает падать. Помимо всего прочего, этот коктейль токсичен.
Мои препараты восстанавливают функции пораженных органов, абсолютно безвредны и не дают побочных эффектов. Все наши препараты стандартизированы.
Фабрика жизни

На самом деле фабрика Аркадия Белявцева — это еще один коттедж площадью 400 кв. метров. В старой части здания находятся административные службы, склады сырья и готовых препаратов, лаборатория. В современной пристройке — компьютеризованная технологическая линия.
Процесс приготовления каждого препарата занимает одну неделю. В воскресенье вечером исходное сырье засыпается в конвейер — в пятницу к концу рабочего дня машина выдает упакованные в полипропилен капсулы с сухим экстрактом трав. Производительность фабрики — до 2 млн. капсул в месяц. Часть препаратов идет на лечение пациентов, другая порция — в свободную продажу. Кстати, препараты Белявцева продаются во многих странах. Их можно найти и в московских аптеках.
А.Б.: «Каждый мой препарат содержит от 8 до 25 видов трав. Я постоянно покупаю около 70 разновидностей трав. Мои поставщики — одна немецкая компания и две голландские. Их цены самые высокие на рынке, их продукция наиболее экологически чистая. В траве нет ни гербицидов, ни тяжелых металлов, ни пестицидов, вообще никаких химикатов».
О.К.: Некоторые работники фабрики говорят по-русски. Кто они?
А.Б.: Всего на фабрике семь постоянных сотрудников: четверо голландцев и трое наших соотечественников. Доктор наук, микробиолог Виктор Мизанов (сейчас у него голландский паспорт) принимал участие в разработке восьми антибиотиков. Еще там работают биохимик Георгий Власов и главный инженер, управляющий фабрики Аркадий Митник. В течение многих лет Аркадий работал в компьютерной фирме «Интел».
В работе мне помогают временные консультанты. Самый известный из них — Эзра Левин, бывший профессор Томского университета, сейчас работает в Израиле. В мире он знаменит тем, что изобрел натуральные простогландины — гормоны, отвечающие за густоту крови и молодость организма. У доктора Левина колоссальный опыт работы с натуральными препаратами. Он чутьем знает, в каких травах какие ингредиенты искать и как их лучше сочетать.
Мой помощник — доктор медицины Белла Зайцева, бывший преподаватель Пермского университета. Десять лет назад она эмигрировала в Австралию.
И наконец, великолепный голландский фармаколог, доктор наук Дик Фабер, преподаватель университета.
О.К.: Во сколько обойдется лечение в вашей клинике?
А.Б.: Первый визит ко мне стоит примерно $200. Я провожу консультацию, назначаю курс лечения и даю препараты на несколько месяцев. Для больных СПИДом в стоимость входят также все обследования и анализы.
Клиника Arcadiy-сenter не приносит дохода. Я принципиально не хочу делать бизнес на моем методе. Деньги приносит фабрика.
Если ко мне обращается какой-то фонд поддержки больных СПИДом, методику и препараты я даю бесплатно. Но только при условии, что это не станет предметом спекуляции. Такое, к сожалению, случалось. Получив бесплатные препараты, фонды продавали их нуждающимся за большие деньги.
О.К.: Нужно ли больным СПИДом придерживаться какой-то особой диеты?
А.Б.: Правильное питание обязательно. Необходимо исключить из рациона все острое, кислое, а из напитков — кофе. Запрещается есть жирное мясо.
Рекомендую есть каши из гречки, риса, геркулеса, пшена или пшеничной крупы. Они нормализуют деятельность желудочно-кишечного тракта, печени и селезенки. Хороши бобы, плоды манго и авокадо. Они высококалорийны и не дают больным резко терять вес.
Если человек здоров и следит за собой, вероятность заражения СПИДом минимальна. Многие мои пациенты спят со своими «вторыми половинами», не предохраняясь. И жена (муж) не получает вирус. Я обследовал их: у них сильная иммунная система и в целом здоровый организм.
Бывший пациент Аркадия Белявцева, 31 год, москвич: «Я работал менеджером на одном крупном совместном предприятии. В июле 1994 года в ходе ежегодного медобследования сотрудников у меня заподозрили гепатит и отвезли в Первую инфекционную больницу в Москве. Там диагноз подтвердился, но был установлен еще один — ВИЧ-инфекция. Меня перевели во Вторую инфекционную больницу, на базе которой находится Центр по борьбе со СПИД. Но там лечили исключительно гепатит. Врачи обещали, что ВИЧ-инфекцией займутся после. Однако через 24 дня меня выписали. Лечащий доктор сказал, что мой иммунный статус достаточно высок (510 клеток) и врачебная помощь мне не нужна. А через два месяца ВИЧ-инфекция перешла в СПИД. Под предлогом сокращения меня уволили с работы».
О.К.: Помните, где вы заразились вирусом?
— Точно сказать не могу. Одно время я баловался наркотиками. У меня были проблемы с зубами — это единственное заболевание, от которого я когда-либо лечился. Возможно, зубной врач заразил меня через необработанные инструменты.
Мне порекомендовали обратиться к Аркадию Белявцеву. В сентябре 1994 года я приехал к нему в Голландию. Прошел двухнедельный курс лечения. Вернувшись в Москву, еще два месяца принимал его препараты. Пришлось изменить образ жизни, сесть на строгую диету. Чистил организм, питался кашами. У меня улучшилось самочувствие, перестали выпадать волосы, кожа приобрела нормальный цвет. В декабре 1994 года я прошел обследование в Центре по борьбе со СПИДом. Результаты показали: иммунный статус повысился до 840 клеток. СПИД ушел, инфекция осталась в пассивной форме.
В мае 1995 года клеток было уже 870. Эта цифра не меняется до сих пор. За прошедшие годы я не болел серьезными заболеваниями, за исключением трех-четырех простуд.
Дважды в год я показываюсь Аркадию Белявцеву. Если перегружаю организм вредной тяжелой пищей или физическими нагрузками, сижу на строгой диете или отдыхаю.
О.К.: Вы женаты?
— Недавно женился.
О.К.: Она знает?
— Да. Мы живем полноценной жизнью (жена предохраняется), хотя о детях речи пока быть не может.
О.К.: На работе вас восстановили?
— Нет. Я открыл собственную частную фирму. Занимаюсь компьютерным бизнесом.
??????

О.К.: Говорят, среди ваших пациентов есть и онкологические больные…
А.Б.: Да, и здесь я применяю тот же метод баланстерапии. Не лечу рак, а восстанавливаю дисфункции органов.
После курса лечения органы начинают так хорошо работать, что раковая опухоль капсулируется, помещается как бы в мешок (саркофаг). Таким образом удается избежать метастазов (расползание раковых клеток через кровь в другие органы). Впоследствии этот мешок можно удалить хирургически.
К сожалению, медицина бессильна перед раком пищевода и желчевыводящих путей. Я могу только затормозить процесс. Мои пациенты живут примерно на год больше.
О.К.: Есть ли способы профилактики рака?
А.Б.: Рецепты универсальные: необходимо правильно питаться и избегать стрессов. Когда мы много едим и поддаемся стрессам, у нас происходит закисление организма. Тогда как организм должен быть более щелочным, чем кислотным. Кислотно-щелочной баланс водных сред организма здорового человека (тот самый РН, о котором кричат производители шампуней в рекламе) составляет 7,4. Он может падать только при больших нагрузках у спортсменов. Отдых позволяет его восстановить. А организм обычных людей поддерживает этот баланс неизменным. Излишества в еде и нервные перегрузки сдвигают баланс в сторону закисления. Если он становится менее 7,1, это может привести к болезни.
Конечно, рак вызывают и объективные причины. Рак молочной железы возникает у женщин чаще всего к пятидесяти годам. В этом возрасте начинается перестройка организма. Частично меняется функция эндокринной системы. Сбои могут привести к онкологии.
О.К.: Берете ли вы безнадежных больных?
А.Б.: Ко мне, как правило, и приходят безнадежные больные, от которых отказалась официальная медицина. У некоторых из них организм истощен химиотерапией или радиотерапией.
Мой метод помогает спокойно уйти из жизни тем, кого не удается спасти. Они умирают без болей, как правило, ночью, во сне, абсолютно в здравом уме, не затуманенном морфием.
Ежедневно я принимаю по 20—25 пациентов. 70% из них — это онкологические больные. 1—2 пациента в месяц уходят из жизни. Хорошо, что эта цифра не растет.
???????

Несколько дней спустя мы обсуждали метод доктора Белявцева с московскими медиками. Сергей Радзиевский, доктор наук, заместитель директора по научной работе НИИ традиционных методов лечения Министерства здравоохранения РФ, добавил в бочку меда ложку здорового скепсиса.
«Возможна нечеткая постановка диагноза. А может, у вылеченных пациентов не было рака или СПИДа? Например, раку не присуще капсулирование, хотя доктор Белявцев об этом говорит. У пациентов мог быть обычный иммунодефицит — например, из-за стрессов, физических перегрузок. Но не СПИД.
С другой стороны, действительно, если препараты хорошо и правильно подобраны, то траволечение может принести огромную пользу. Дай Бог, если он гасит тяжелые проявления иммунодефицита, восстанавливает функции иммунитета, очищает организм».
Редакция выражает благодарность голландской туристической компании Endless Travel и ее московскому представителю «Ореанда-тур» за помощь в организации поездки в Голландию.

ОЛЬГА КАЗАНСКАЯ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK