Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Спираль растущих затрат"

(Институт экономики РАН)
В последние месяцы мировой рынок преподнес немало неприятных сюрпризов, отразившихся на российской экономике. Без потерь выйти из сложившейся ситуации пока не получается.По данным Росстата, к октябрю 2007 года темпы прироста промышленного производства в России сократились до 3%. В результате по итогам трех кварталов увеличение выпуска продукции в промышленности сократилось до 6,6% против 7,7% в первом полугодии 2007 года.

Параллельно произошло замедление роста инвестиций в основной капитал. Если в мае—июле они повышались в среднем на 25% в месяц, то в августе—сентябре всего лишь на 17,5%. Катализатором торможения реального сектора экономики стала динамика затрат. Цены на мировых сырьевых рынках бьют все рекорды, провоцируя рост инфляционных ожиданий. В России это привело к росту ключевых элементов затрат промышленных предприятий. В частности, в секторе добычи полезных ископаемых инфляция по итогам января—сентября достигла 36,4%, тогда как в целом по промышленности она не превысила 17%.

Стечение неблагоприятных обстоятельств

Дополнительным неблагоприятным фактором стал прирост цен в потребительской сфере, который также побил все негативные рекорды. Базовая потребительская инфляция (за исключением влияния административных и сезонных факторов) в сентябре впервые с 2003 года вышла за рамки 1,1% в месячном измерении и составила 1,6%. На этом фоне динамика заработной платы, и так перегретая недостаточным предложением рабочей силы, существенно ускорилась. По данным Росстата, только в реальном выражении она увеличилась в сентябре на 14%, значительно опередив динамику роста производительности труда.

Сочетание раскручивающейся спирали сырьевых цен и затрат на рабочую силу резко усилило инфляционные ожидания в реальном секторе. Опросы руководителей промышленных предприятий, регулярно проводимые Институтом экономики переходного периода (ИЭПП), подтверждают, что в октябре доля предприятий, наращивающих отпускные цены, увеличилась с 16% до 21%. При этом количество предприятий с опережающим ростом динамики затрат относительно динамики цен превысило 37%. Происшедшее изменение рыночных условий вызвало замедление темпов роста выпуска. Конъюнктурные опросы свидетельствуют: в сентябре лишь 28% компаний рискнуло увеличить производство своей продукции. 

Неадекватная реакция

Однако уже в октябре удельный вес таких предприятий достиг 39%. Можно предположить, что рост цен на товарных рынках был воспринят многими предприятиями как сигнал повышения спроса на их продукцию, а не как отражение роста общего уровня цен в экономике. И это притом, что, согласно оценкам ИЭПП, объем первичных продаж сократился к началу октября до 4 пунктов против 36 пунктов во втором квартале.

В результате, как свидетельствуют опросы ИЭПП, в октябре на каждом четвертом промышленном предприятии динамика производства стала опережать темпы изменения спроса. Для сравнения: месяцем ранее такая тенденция была характерна лишь для каждой шестой российской компании. Влияние такой «ошибки» в прогнозировании производства сказалось на увеличении темпов роста некоторых производств. Так, в производстве пищевых продуктов темп увеличения выпуска по итогам января—октября ожидается на уровне 6,6% против 6,3% за девять месяцев 2007 года, в целлюлозно-бумажной промышленности и в производстве транспортных средств и оборудования — в 9,1% и 15,9% против 8,6% и 15,7% соответственно.

Тем не менее в большинстве остальных отраслей замедление темпов роста продолжилось. В производстве машин и оборудования темп увеличения выпуска сократился с 20,9% за девять месяцев до 20,7% (по оценке) в январе—октябре; в производстве прочих неметаллических минеральных продуктов — с 13,9% до 13,6%; в химическом производстве — с 7,2% до 7,1%, в производстве кокса и нефтехимическом производстве, а также в металлургическом производстве — с 3,3% и 2,6% до 2,9% и 2,2% соответственно.

Корпоративные финансы

Сочетание падения темпов производственной динамики и увеличения затрат не могло не отразиться на финансовом положении предприятий. Большинство из них столкнулось либо с замедлением роста, либо с падением объемов прибыли, косвенным свидетельством чего стала динамика налога на прибыль, объем поступлений в бюджет которого снизился за сентябрь почти в 2,4 раза относительно августовского уровня (с 57 млрд до 24 млрд рублей в абсолютном выражении). Добавим к этому и параллельное повышение стоимости заемных средств из-за роста инфляционных ожиданий, а также увеличения стоимости кредитных ресурсов для российских банков и компаний на мировых финансовых рынках. Наиболее значительное снижение прибыли наблюдалось в производстве и распределении электроэнергии, газа и воды (—20,1%) и в добыче топливно-энергетических ресурсов (—8,1%). 

Инвестиции замедлились

В результате многие предприятия были вынуждены пересмотреть свои инвестиционные планы в сторону их понижения. Можно отметить три фактора, повлиявших на инвестиционные процессы: 1) сокращение прибыли в реальном выражении; 2) временная стабилизация реального эффективного курса рубля; 3) сокращение зарубежных источников финансирования, связанное с мировым дефицитом ликвидности. По предварительным оценкам, темп роста вложений в основной капитал по итогам января—октября снизился до 20,8%, за одиннадцать месяцев года — до 20,4%. Для сравнения: за первое полугодие объем капитальных вложений вырос на 22,3%. Уменьшение темпов роста инвестиций в основной капитал привело к снижению их доли в приросте ВВП, по оценке Центра развития, на 0,6 п.п. по сравнению с предыдущим кварталом. 

Впрочем, нынешняя структура инвестиций дает определенную надежду на то, что их увеличение по итогам года не опустится ниже 20%. В значительной степени капитальные вложения обеспечиваются крупнейшими российскими компаниями, которые в наименьшей степени пострадали от мирового кризиса ликвидности. С одной стороны, стоимость внешнего финансирования выросла для них минимально. С другой стороны, они легко могут компенсировать ограничения мировых рынков капитала, обратившись к крупнейшим российским банкам. Достаточно вспомнить недавние $2 млрд синдицированного кредита ВТБ, выданных «Мечелу» на покупку якутских угольных активов. 

Кадровый голод

На фоне торможения инвестиционной активности потребительский спрос превратился в еще более важный фактор экономического роста в России, нежели раньше. На первый взгляд причин для беспокойства здесь нет. По предварительным оценкам, реальные располагаемые доходы населения выросли по итогам десяти месяцев на 12,5% (за первое полугодие — 11,6%), а за январь—ноябрь увеличатся на 12,6%. Стремительно растет и оборот розничной торговли. За январь—октябрь его прирост ожидается на уровне 14,9%, что на 0,5 п.п. больше показателя первого полугодия.
  
Такая динамика вполне объяснима. Во-первых, в частном секторе наблюдается чрезвычайный дефицит рабочей силы, подпитывающий опережающий рост заработных плат. Опросы ИЭПП свидетельствуют, что кадровый голод превратился сейчас в основной сдерживающий фактор на пути расширения производства. Такого мнения придерживаются 39% компаний реального сектора, тогда как, например, нехватку спроса отмечают лишь 29% предприятий. 

Во-вторых, приближающийся сезон выборов сопровождается нарастающим темпом индексации доходов населения в бюджетной и пенсионной сферах. Первая часть повышений уже прошла в сентябре—октябре, вторая запланирована на декабрь, когда вновь будет повышена базовая часть пенсии, а также заработные платы государственных служащих.

Стремительная инфляция

Проблема лишь в том, что увеличение доходов населения во все большей степени нивелируется ускоряющимися темпами потребительской инфляции. За январь—октябрь этого года она составила 9,3% против 7,5% в 2006 году. Так что заветные 8% годовых оказались перекрыты уже в октябре. И правительство поставлено перед фактом 11-процентного уровня инфляции по итогам 2007 года. 

Сложившаяся ситуация заставляет опять перейти к ускоренному укреплению реального эффективного курса рубля к иностранным валютам, хотя весь этот год наблюдалась тенденция к его стабилизации по сравнению с прошлым годом. За десять месяцев, по оценке Центра развития, его укрепление составило 4%. Реальный эффективный курс рубля в корзине валют стран—торговых партнеров повысился в сентябре лишь на 0,1%.

При этом самое страшное то, что у экономических властей практически нет других рычагов для контроля ценовой ситуации. С одной стороны, приток экспортной выручки в условиях увеличивающихся сырьевых цен не позволяет затормозить рост денежной массы без угрозы для экономического роста. По данным Банка России, денежный агрегат М2 вырос за девять месяцев года на 27,8%. С другой стороны, бюджетная система, которая раньше активно выполняла роль антиинфляционного фактора, сейчас находится под «влиянием» предвыборных настроений. Если в январе—сентябре 2006 года непроцентные расходы составляли 14,1% ВВП, то за аналогичный период нынешнего года они увеличились, по оценкам Экономической экспертной группы (ЭЭГ), до 14,9%. Параллельно все более активными становятся разговоры об использовании на текущие социальные нужды и национальные проекты средств Стабилизационного фонда, который пока оставался одним из последних бастионов сдерживания роста цен в стране.

Не забудем, наконец, и о значительном влиянии на потребительскую инфляцию мировых цен на продовольствие. За январь—октябрь цены на продовольственные товары выросли на 11,6% против 6,7% годом ранее. При этом с апреля по сентябрь продовольственная инфляция составила 5,5% против 0,5% за аналогичный период 2006 года.

В результате Россия стала в октябре лидером мировых экономических новостей, фактически объявив о возобновлении административного контроля цен на ключевые группы продовольственных товаров. Пока это приняло форму «добровольного» замораживания цен крупнейшими розничными сетями. Дальше может быть больше. Ведь такие продукты, как хлеб и хлебобулочные изделия (прирост цен составил с начала года 21,3%), масло подсолнечное (47,9%), крупа (19,2%), а также молоко и молочная продукция (22,7%), являются ключевыми элементами ежедневного пищевого рациона для большинства россиян, которым предстоит голосовать на думских и президентских выборах уже в самое ближайшее время. Но такие меры пока привели к ажиотажному спросу на смежные продукты. Кроме того, «предвыборное» повышение бюджетных расходов, продолжение роста мировых цен под влиянием внешних факторов (увеличение спроса со стороны Китая и Индии на продовольствие, неурожай в Австралии и Центральной Европе, отмена экспортных субсидий на молочные продукты в ЕС) усиливают влияние инфляционного фона на развитие российской экономики. 

Торговое сальдо

Впрочем, есть и положительные новости. Главная из них — мировые цены на энергоносители, из которых на 63,4% состоит экспорт России (январь—август 2007 года). Данные Росстата свидетельствуют, что в сентябре 2007 года стоимость нефти марки Urals достигла $73,8 за баррель, что на 25,2% превысило уровень аналогичного периода прошлого года. В результате стоимостный объем экспорта за девять месяцев вырос на 10,8% с прогнозом увеличения за январь—ноябрь 2007 года на 13,8%. Для сравнения: по итогам первого полугодия положительная экспортная динамика не превышала 8,7%. Вырос и физический объем экспорта товаров и услуг. В третьем квартале, по оценке Центра развития, их объем увеличился на 6—7%. 

Параллельно впервые за долгое время стал замедляться рост стоимостных объемов импорта, что произошло, несмотря на значительное повышение цен поставляемого в нашу страну продовольствия (31,5% увеличения стоимостного объема за январь—август). По предварительным оценкам, темп прироста импорта, достигавший по итогам января—сентября 37,7%, за десять месяцев снизится до 36,8% с прогнозом на январь—ноябрь — 36,2%.

Одним из объяснений такой тенденции является сокращение динамики потребительского кредитования, последовавшее за сжатием ликвидности в мировой, а затем и в российской банковской системе. Дополнительным фактором стал и скачок доли сбережений в доходах населения, последовавший в ответ на повышение уровня экономической неопределенности. Все это может охладить потребительский бум последних месяцев. 

Прогнозы и оценки

Впрочем, некоторое улучшение динамики импорта в Россию вряд ли сможет стать фактором перелома наметившейся тенденции к замедлению темпов экономического роста в нашей стране. По прогнозам, выпуск продукции и услуг по базовым видам экономической деятельности за январь—ноябрь вырастет на 8,2%, тогда как промышленное производство — на 6,5%. Конечно, ситуацию в российской экономике нельзя оценить как критическую. Экономический рост хотя и замедлился, но далек от того, чтобы вызывать серьезные опасения. Фондовый и финансовый российские рынки пока достаточно стабильны. Наибольшая проблема — ускорение инфляции. По предварительным оценкам, прирост индекса потребительских цен увеличится по итогам одиннадцати месяцев 2007 года на 10,6% с прогнозом годовой инфляции на уровне 11%.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK