Наверх
14 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Средство от склероза"

Возможные дефолты суверенных долговых бумаг могут надолго нарушить равновесие на рынке облигаций.   Что можно сказать о человеке, который постоянно берет в долг? Что этот человек живет не по средствам. Что можно сказать о человеке, который берет в долг и не отдает его? Что он ведет себя непорядочно. А если должником выступает целое государство?

Возможные дефолты суверенных долговых бумаг могут надолго нарушить равновесие на рынке облигаций.   Что можно сказать о человеке, который постоянно берет в долг? Что этот человек живет не по средствам. Что можно сказать о человеке, который берет в долг и не отдает его? Что он ведет себя непорядочно. А если должником выступает целое государство?
   Зачастую происходит так: чем крупнее и масштабнее, казалось бы, компрометирующее событие, тем больше к нему внимания и даже уважения. Другими словами, если человек не отдает несколько сотен рублей, то это является предметом осуждения. Если же государство задолжало внешним (о внутренних мы и не говорим) инвесторам десятки и сотни миллиардов долларов, то это вызывает зачастую сожаление, сочувствие и даже какое-то благоговение. Не пора ли очнуться? Возникает такое ощущение, что инвесторам сделали огромное одолжение, дав возможность купить облигации.
   Обстоятельство, что инвесторы выступали кредиторами на определенный срок и с определенным уровнем риска, сегодня мало что значит. Наоборот, действия инвесторов фактически расцениваются как агрессия по отношению к должникам, способная нанести урон бизнесу, если речь идет о компании, или суверенной экономике, если должником выступает государство.
   Видимо, заемщики позабыли, что облигация является долговой бумагой с ограниченным (!) сроком обращения, в отличие, скажем, от акции. То, что инвестор вступает в долговые отношения с заемщиком посредством покупки его облигаций, не дает права считать его акционером и участником данного бизнеса. Для этого существуют иные формы участия. Применительно к суверенному долгу это означает, что инвестор, покупая гособлигации, не становится автоматически заложником экономической и финансовой бесхозяйственности этого государства на долгие годы.
   Есть у долговых бумаг еще несколько "неприятных" свойств. Во-первых, облигации процентные и по ним надо платить, а во-вторых, они обращаются на рынке и имеют котировки, привязанные к уровню риска эмитента. А еще любая облигация может потерять ликвидность в случае негативных событий. Это прописные истины, но именно при их соблюдении всеми сторонами система остается целостной и лишенной подозрительности.
   Есть еще один момент: если в случае с корпоративным долгом есть более или менее объективные показатели, позволяющие оценивать вероятность неисполнения обязательств эмитентом, то в ситуации с суверенным долгом все выглядит иначе. Суверенные экономики не существуют в виде шаблонных моделей. Американская модель экономики может существовать только в отдельно взятой стране — Америке. Долгое время суверенный долг этой страны был свободен от риска и обладал максимальным рейтингом кредитоспособности. Но теперь это в прошлом. Занимать много и по очень низкой ставке приятно, но очень обременительно и в общем-то порочно. Да, инвестиции нужны экономике для развития, но можем ли мы оценить, что является необходимым и достаточным, а что — избыточным и развращающим (бери, пока дают)? Долговые займы могут быть лекарством для экономики, но могут стать ядом в случае передозировки.
   У Евросоюза другая беда. Когда происходило объединение и создание единого европейского экономического и финансового пространства, инициаторы проекта слегка слукавили. Они подвели под некий шаблон экономики стран Евросоюза, как бы усреднив их. Но экономика Греции или Испании не стала лучше от такого усреднения, хотя ей и представилась возможность получать астрономические суммы от более богатых стран под брендом ЕС. Теперь же, когда кризис остудил инвестиционную эйфорию и пришло время платить по долгам, каждый в Евросоюзе вновь стал сам за себя.
   Конечно, выход из этих ситуаций, сотрясающих мир, должен быть найден — сегодня все ожидают ослабления рисковой нагрузки на долговой рынок. Только это может стабилизировать сложившуюся десятилетиями систему, но реальных путей для решения проблемы пока не видно. Одно можно с уверенностью утверждать — облигации и возникшие проблемы, связанные с их качеством, окажутся хорошим лекарством от склероза, надолго оставшись в памяти и инвесторов, и участников рынка.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK