Наверх
17 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "США НУЖЕН МОЗГОВОЙ ШТУРМ"

ПРОБЛЕМА:Чтобы сохранить свое экономическое лидерство в изменившемся мире, США нужна новая экономическая политика. «Мозговым трестом» при ее разработке могла бы стать президентская комиссияВозможно, когда-нибудь, оглядываясь на лето 2003 года, историки расценят его как время, когда США в третий раз за период после Второй мировой войны оказались перед лицом глубоких перемен в мировой экономике. Они отметят, что Америка встретила эти перемены, располагая грандиозными активами: 30% мирового ВВП, 25% мировой торговли, 40% рыночной капитализации и почти 50% из 500 крупнейших компаний мира. Но вот вопрос: сочтут ли историки, что этой невиданной экономической мощью США распорядились правильно?
Это зависит от того, сумеет ли администрация Буша разработать соответствующую моменту стратегию вместо нынешней. Например, за последние несколько недель министр финансов Джон Сноу (John Snow) своими заявлениями способствовал падению доллара, а президент Джордж Буш (George W. Bush) поддержал идею сильного доллара. Ради стимулирования экономики Вашингтон проводит масштабные снижения налогов, но при этом слишком легкомысленно относится к потенциальным негативным последствиям связанного с этим долгосрочного бюджетного дефицита. Вашингтон проповедует свободную торговлю, однако повышает стальные тарифы. Он выступает за немалую помощь другим странам, одновременно нанося огромный ущерб третьему миру, предоставляя субсидии своим фермерам.
В прошлом США справлялись с ситуацией намного лучше. И дело не в том, что чиновники администрации были умнее или информированнее или лучше понимали происходящее в мире. Однако их подход к глобальным экономическим проблемам был объективным, и они тесно сотрудничали с лидерами бизнеса.
Первый в новейшей истории период серьезных перемен в экономике пришелся на конец 1940-х годов. Тогда перед США маячила перспектива новой «великой депрессии». Возвращавшимся с войны солдатам нужны были рабочие места, а американским компаниям — мировые рынки. Прийти к единому мнению о необходимых переменах в финансовой и кредитно-денежной политике тогда помог ряд специальных исследований, нередко при совместном участии властей и бизнеса. Они также привели к реализации зарубежных проектов, например плана Маршалла, и учреждению МВФ и Мирового банка.
Вторая волна перемен поднялась в конце 1960-х. Япония и Германия снова становились серьезными конкурентами, и впервые начал образовываться торговый дефицит. Доллары утекали из США, и рушилась система фиксированного курса. Давление сторонников протекционистских мер в США становилось все сильнее.
В мае 1970 года президент Ричард Никсон (Richard M. Nixon) отреагировал на все это созданием комиссии под названием «Международная экономическая политика США во взаимозависимом мире», которую окрестили «комиссией Уильямса» — по имени возглавлявшего ее одного из руководителей IBM. Она состояла из ведущих представителей бизнеса, профсоюзов и научных кругов и представила свой доклад год спустя. Комиссия аккумулировала идеи правительственных чиновников, экспертов и ученых, проанализировав их письменные доклады и проведя интенсивные слушания. Она определила экономическую повестку дня, включая сокращение нетарифных барьеров в мире. Она предложила включить развивающиеся страны в переговорный процесс по вопросам торговли. Она способствовала американским инвестициям за рубежом. Она ясно дала понять, что миру пора переходить к гибким курсам валют. Для того времени это были фундаментальные изменения политики, и в конечном итоге все они были осуществлены.
Нечто подобное нужно нам и сегодня. С начала 1970-х не предпринималось попыток серьезного анализа происходящих в мировой экономике коренных перемен, включая появление на экономическом горизонте Китая, рост евро, подписание договора о свободной торговле в Северной Америке (NAFTA), влияние Интернета и цену борьбы с терроризмом для открытой мировой экономики.
Правда в том, что Америка оказалась в опасных водах без компаса. Бюджетный дефицит растет, а потребность в усилении мер безопасности все увеличивается. Растущий как на дрожжах торговый дефицит требует ежедневно почти $2 млрд. в иностранных фондах. Экономика буксует, а Европа и Япония скатываются в рецессию. Вашингтон и Брюссель стоят на пороге грандиозных торговых войн. Более того, возможно, мы вступаем в эпоху деструктивной дефляции. На фоне слабеющего доллара нельзя исключать конкурентное снижение курсов прочих валют. Тем временем терроризм угрожает дестабилизацией положения в Саудовской Аравии, важнейшем для США поставщике нефти.
Разумеется, новая «комиссия Уильямса» этих проблем не решит. Но она могла бы помочь, объединив лучшие умы Вашингтона, Уолл-стрит, бизнеса Америки и других стран. Она должна, по крайней мере, обратить внимание на следующие вопросы: как США могли бы использовать свою экономическую мощь для обеспечения значительного роста мировой экономики? Как можно средствами экономической политики обеспечить нужды безопасности? Как Вашингтон может уменьшить свою опасную зависимость от иностранного капитала и импорта нефти? Как США могут руководить многосторонней экономической системой, убедив других ее поддерживать? Что нужно, чтобы обеспечить безопасность продуктов, защиту окружающей среды и киберпространства?
Комиссия могла бы быть учреждена этим летом и отчитаться перед администрацией и конгрессом сразу после президентских выборов в 2004 году. США должны заняться разработкой экономической стратегии столь же энергично, как они разрабатывали стратегию военную. Пока это не так.

Джеффри Гартен (Jeffry E. Garten)

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK