Наверх
16 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Стандартное положение"

«Недавно принятая странами—участниками СНГ Декларация о принципах международного наблюдения за выборами и референдумами позволит облегчить язык мониторингового общения», — уверен заместитель председателя Центризбиркома РФ Станислав ВАВИЛОВ.— Станислав Владимирович, в конце ноября Межпарламентская ассамблея государств—участников СНГ приняла Декларацию о принципах международного наблюдения за выборами и референдумами в странах Содружества. В чем назначение документа?
   — Начну с того, что международное сотрудничество в области демократических выборов в настоящее время представляет собой разноплановую деятельность, включающую в себя в том числе усилия международных организаций и национальных избирательных органов по совершенствованию избирательного права и процесса. Применительно к теме нашего разговора главный вопрос в том, для чего осуществляется и чем регламентируется процедура наблюдения за выборами.
   — Для чего?
   — Как ни странно, но ни в одном документе ОБСЕ цели наблюдения формально — юридически — не закреплены. Лишь в Копенгагенском Документе 1990 года говорится, что «присутствие наблюдателей… может повысить авторитетность избирательного процесса для государств, в которых проводятся выборы». Получается, цель наблюдения — это всего лишь некая возможность повышения авторитетности выборов и демократии. В такой абстрактной ситуации вполне понятна позиция ряда стран, принадлежащих к так называемой старой демократии. Они считают процедуру своих выборов «золотым стандартом» и поэтому полагают возможным, а может быть, и должным игнорировать соответствующие политические обязательства по приглашению наблюдателей, тем более что никакой ответственности за это не предусматривается.
   — Что еще не устраивает Россию в стандартах проведения выборов ОБСЕ?
   — Не преследуя цели провести критический анализ деятельности ОБСЕ по наблюдению за выборами (а ее оранжевые «результаты», к сожалению, испытали на себе многие государства Содружества), отмечу наиболее принципиальные моменты, с которыми мы не можем согласиться.
   Во-первых, это «своеобразное» трактование обязательств. Например, мониторинговые миссии должны наблюдать за соблюдением избирательных прав, а не за свободой выражения мнений, собраний и объединений, как это записано в Руководстве БДИПЧ ОБСЕ по наблюдению за выборами. Во-вторых, нас категорически не устраивает методика, обосновывающая необходимость полномасштабного наблюдения только в некоторых странах, что явно противоречит принципу суверенного равенства всех государств—участников ОБСЕ. В-третьих, это побуждение нездоровой активности наблюдателей на выявление и выискивание даже не существующих нарушений в ходе выборов.
   И главное: непосредственные участники наблюдения не допускаются к процессу формирования заключений и оценок по итогам своей работы. Выводы за них делают руководители миссий, поэтому справедливость и объективность подобных оценок всем нам хорошо известны. Повторю, это далеко не полный перечень подходов ОБСЕ к процедуре наблюдения, с которыми мы не можем согласиться.
   — В чем суть наших предложений?
   — Наш подход к международному наблюдению хорошо известен. На протяжении ряда лет он неоднократно озвучивался в Вене на заседаниях Постоянного совета ОБСЕ, в Варшаве в ходе ежегодных совещаний ОБСЕ по выполнению обязательств в области человеческого измерения, многочисленных встреч и переговоров с руководством Парламентской ассамблеи ОБСЕ, БДИПЧ ОБСЕ и другими высокопоставленными чиновниками Организации. Предложения сводятся к следующему.
   Во-первых, подготовка и принятие единого документа ОБСЕ, который можно было бы назвать Сводом международных обязательств государств—членов ОБСЕ в области организации и проведения демократических выборов. На нынешний день данная инициатива дальше осознания контрагентами по ОБСЕ необходимости такого Свода не продвинулась.
   Во-вторых, инициатива стран ОДКБ (Организация Договора о коллективной безопасности) по принятию подготовленных нашими странами «Базовых принципов организации наблюдения за общенациональными выборами по линии БДИПЧ ОБСЕ». Этот документ также был заблокирован рядом государств—участников ОБСЕ.
   Наконец, еще одна инициатива, на которой хочу остановиться более подробно. Это инициатива МПА СНГ по созданию совместной рабочей группы Межпарламентской ассамблеи СНГ и Парламентской ассамблеи ОБСЕ по выработке единых стандартов наблюдения за выборами в регионе ОБСЕ и универсальных принципов проведения демократических выборов. В мае 2008 года в Копенгагене и затем в Санкт-Петербурге были проведены экспертное и рабочее заседания, в ходе которых были достигнуты некоторые договоренности, да и то на предварительном уровне. Как участник этих переговоров, хочу отметить, с каким трудом приходилось отстаивать буквально каждое слово в проекте документа. Однако и эти переговоры были в одностороннем порядке прерваны противоположной стороной.
   Истинные причины и мотивы подобного поведения наших западных партнеров нам понятны — это желание сохранить за собой возможность контроля над институтом международного наблюдения с целью возможности влияния на внутренние политические процессы государств Содружества.
   — В этом смысле принятая Декларация дает более четкое определение принципов работы международных наблюдателей?
   — Действительно, наиболее конкретный ответ на вопрос о целях института международного наблюдения на сегодня дает только Конвенция о стандартах демократических выборов, избирательных прав и свобод в государствах—участниках Содружества Независимых Государств (кстати, пятилетие вступления в силу этого документа мы отмечаем в нынешнем году). В ней, в частности, говорится, что «присутствие международных наблюдателей способствует открытости и гласности выборов, соблюдению международных обязательств государств». Таким образом, институт международного наблюдения за выборами с точки зрения нормативной основы можно разделить на институт международного наблюдения за выборами ОБСЕ, опирающийся на Копенгагенский Документ 1990 года и Руководство БДИПЧ ОБСЕ по наблюдению за выборами, и институт международного наблюдения за выборами СНГ, опирающийся на Конвенцию о стандартах демократических выборов, избирательных прав и свобод в государствах—участниках СНГ и ряд других документов Содружества.
   При этом если институт наблюдения ОБСЕ опирается в основном на документы БДИПЧ ОБСЕ, не согласованные и не утверждаемые коллективными органами Организации и поэтому, я хочу подчеркнуть особо, не носящие обязывающего характера для государств-участников, то институт наблюдения СНГ основывается на прочном международно-правовом фундаменте. Все документы, касающиеся наблюдения в рамках СНГ, приняты коллективными органами Содружества. Как мы видим, это принципиальное различие двух институтов.
   — Очевидно, что переговорный процесс зашел в тупик. Что вы намерены предпринять в этой связи?
   — Как говорится, нет худа без добра, поскольку отказ наших партнеров из Парламентской ассамблеи ОБСЕ от дальнейшего диалога послужил, образно говоря, катализатором для реализации этой инициативы в рамках СНГ. Поэтому Центральная избирательная комиссия РФ совместно с МПА СНГ выступили с инициативой разработки Декларации Межпарламентской ассамблеи СНГ «О принципах международного наблюдения за выборами и референдумами в государствах—участниках Содружества Независимых Государств», с которой, собственно, и начался наш разговор.
   Принципиальным достоинством Декларации является то, что в ней закреплена и содержательно раскрыта система принципов Организации и проведения международного наблюдения, которая исключает применение так называемых двойных стандартов мониторинга и, соответственно, возможность формирования предвзятых, политизированных оценок по результатам наблюдения. При этом в документе впервые раскрываются понятия конкретных принципов наблюдения, что позволяет установить единый язык мониторингового общения. Еще одно принципиальное достоинство этого документа — наличие механизма реализации включенных в него принципов международного наблюдения, связанных с функционированием миссий по наблюдению за выборами.
   В заключение я хотел бы отметить, что наша позиция представляется понятной и открытой. Мы готовы к конструктивному диалогу и допустимым компромиссам. Вместе с тем очевидно, что требования, предъявляемые к международным принципам наблюдения за выборами, должны быть едиными и равноприменяемыми ко всем участникам соглашений. Искусственное деление на государства «старой» и «новой» демократии недопустимо, ибо, как говорили древние: Dura lex, sed lex… Суров закон, но это закон. Один для всех.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK