Наверх
21 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "«Стенки» в ведомстве канцлера"

Канцлер Германии Ангела Меркель уделяет много внимания теме чемпионата мира по футболу. Больше всего ее беспокоит обеспечение безопасности.   Введомстве канцлера стоит «стенка» — восемь мужчин в ряд, почти все — бывшие футболисты. Среди них председатель оргкомитета чемпионата мира-2006 Франц Беккенбауэр, тренер национальной сборной Юрген Клинсман, менеджер сборной Оливер Бирхофф. Они стоят так, будто готовятся к штрафному удару, будто им нужно защищаться. Руками они прикрывают самое чувствительное место. Так они и стоят в ведомстве канцлера, внимая короткой речи Ангелы Меркель.

   Это выглядит странно и даже как-то неуместно, но именно так все и бывает, когда соприкасаются чуждые миры. Всех охватывает неловкость, и некоторые ищут спасения в привычных для них жестах.

   Через два месяца начинается чемпионат мира по футболу. Федеральный канцлер — женщина, которая мало что понимает в футболе, но она нужна этому футбольному празднику, а футбольный праздник нужен ей. Встреча в ведомстве канцлера стала попыткой найти точки соприкосновения. Юрген Клинсман и Оливер Бирхофф из спортивного руководства национальной сборной, Франц Беккенбауэр и Вольфганг Нирсбах из оргкомитета, а также Тео Цванцигер и Хорст Р. Шмидт из Немецкого футбольного союза (DFB) должны были рассказать за ужином о том, как идет подготовка к чемпионату.

   Эта беседа была запланирована заранее, но в тот момент, когда она состоялась, походила на кризисную встречу на высшем уровне. После поражения сборной ФРГ в матче с Италией со счетом 1:4 на Клинсмана обрушился шквал упреков, кроме того, наметился новый скандал с договорными матчами, а также неожиданно возникло опасение, что немцам может не удаться их праздник, потому что они никак не приходят в праздничное настроение.

   Все это не может не волновать и Ангелу Меркель, потому что удачный чемпионат мира нужен ей для улучшения эмоционального климата в стране. После того как в 1996 году в Великобритании хорошо прошел чемпионат Европы по футболу, газеты писали про feel good factor. Все разом лучше себя почувствовали, стали легче переносить дождь, пробки на дорогах и негативные последствия от решений политиков. На такой позитивный настрой надеются и в ведомстве федерального канцлера.

   Но в то же время проведение чемпионата мира вызывает и большую озабоченность. У политических деятелей еще живы воспоминания о теракте во время Мюнхенской Олимпиады в 1972 году. Поэтому первым вопросом, который Ангела Меркель задала за ужином в ведомстве канцлера, был вопрос о том, как обстоит дело с обеспечением безопасности.

   Меркель со своими представителями и спортивными экспертами из Министерства внутренних дел сидела по одну сторону стола, а напротив нее разместились Беккенбауэр, Клинсман и Цванцигер. Как потом рассказали участники встречи, настроение в футбольной «команде» было не слишком непринужденным и определялось, скорее, боязнью сделать что-нибудь не так.

   Лишь Франц Беккенбауэр говорил, как всегда, без обиняков и не постеснялся задать госпоже канцлеру прямой вопрос: «Успеем ли мы решить дело с бундесвером до начала чемпионата?». А Меркель ушла в защиту: она не дала определенного ответа и лишь перечислила трудности и имеющиеся возражения.

   Дело в том, что министр внутренних дел Вольфганг Шойбле еще задолго до этого решил использовать чемпионат мира в качестве предлога для изменения Основного закона. Он собирался добиться разрешения использовать подразделения бундесвера внутри страны, например для защиты объектов во время ЧМ-2006. Но Шойбле натолкнулся на противодействие СДПГ.

   Тем не менее в гарнизонах бундесвера, расположенных вблизи мест проведения матчей, запрещены отпуска и объявлена боевая готовность. В случае необходимости будет задействовано более 2 тыс. солдат.

   Едва ли найдется сценарий, который не отработали бы органы безопасности. Что если террористы направят на какой-либо стадион ракеты «Стингер»? Или заложат взрывные устройства с дистанционным управлением? Что если они угонят самолет, который рухнет на стадион?

   По-видимому, его собьют, однако министр обороны Юнг и пилоты должны быть готовы к тому, что против них будет выдвинуто обвинение. Такое решение принял недавно Федеральный конституционный суд.

   Полиции предстоит столкнуться с одним из самых серьезных испытаний за несколько десятилетий: ожидается, что ЧМ привлечет 3,2 млн. зрителей. Как сообщили Ангеле Меркель, на игру группового этапа между Англией и Парагваем, которая состоится во Франкфурте-на-Майне, приедет более 120 тыс. британцев, но лишь 20 тыс. достанутся входные билеты. Что будут делать остальные?

   Многие отправятся к так называемым местам массового просмотра и будут следить за матчами на огромных экранах. Такие места устроят во всех сколько-нибудь крупных городах. Как сообщили госпоже канцлеру, до сих пор у Германии было мало опыта в организации «мест массового просмотра» в подобных масштабах.

   Тем не менее министры внутренних дел земель разработали общую концепцию безопасности: организаторы должны огородить места скопления людей, доступ к которым будут контролировать лица, ответственные за соблюдение порядка. В письме к своим коллегам в федеральных землях Шойбле порекомендовал им организовать видеонаблюдение за этими площадями. «Хотя концепция и звучит убедительно, существует опасность, что она не сработает», — предупреждает председатель профсоюза полиции Конрад Фрайберг. Ведь эти рекомендации, во-первых, не являются обязательными, а во-вторых, не у всех есть средства на то, чтобы их выполнить.

   Правда, некоторые общины собираются передать контроль над местами скопления фанатов частным организаторам, на которых в этом случае ляжет и ответственность за соблюдение стандартов безопасности, другие же намерены самостоятельно устраивать все связанные с ЧМ мероприятия. Тогда вечно нуждающимся в деньгах общинам придется нести и расходы. Некоторые города уже заявили, что не хотят этого. «Последствия плохо обеспеченной безопасности придется расхлебывать полиции», — сетует Фрайберг.

   В рамках общей концепции землям и коммунам вменяется в обязанность самостоятельно продумать все детали. В Кайзерслаутерне, где пройдет часть матчей, власти позаботились о том, чтобы создать место временного содержания для более 100 задержанных хулиганов — с этой целью было перестроено полицейское общежитие примерно в 10 км от города. Там же будут дежурить работники прокуратуры, сотрудники Управления по делам молодежи или Ведомства по делам иностранных граждан, которые должны обеспечить немедленное выдворение из страны зарубежных хулиганов.

   Считается, что в первую очередь дебоширов следует ждать из Восточной Европы. В большинстве западных стран футбольные хулиганы стоят на учете и им могут не выдать разрешение на выезд за границу. В некоторых государствах, недавно вошедших в ЕС, подобных систем пока нет.

   Тем не менее, если иностранных фанатов на родине не пускают на стадионы, это вовсе не означает, что они автоматически лишаются права присутствовать на чемпионате мира. Правда, по просьбе Конференции земельных министров внутренних дел Немецкий футбольный союз сравнил свои черные списки со списками шести других государств, в том числе Великобритании, Польши, Нидерландов и Швейцарии. Однако когда полиция запросила официальные данные, некоторые страны отказались предоставить информацию. Кое-кто даже утверждал, причем заведомо ложно, что вообще не имеет соответствующих баз данных на подобных правонарушителей.

   Планируемых мер вполне достаточно для обеспечения безопасности. И все же, случись что-то плохое, найдутся люди, которые скажут: их было слишком мало. Абсолютной защиты не бывает. В целом складывается впечатление, что в Германии достаточно сотрудников полиции для того, чтобы обеспечить проведение чемпионата мира. Если Шойбле и требует использовать бундесвер, то связано это, в частности, с его желанием обезопасить себя в случае возможного теракта от упреков, что он сделал очень мало. По тем же причинам Ангела Меркель за ужином в ведомстве федерального канцлера в первую очередь задала футбольным экспертам вопрос о мерах безопасности. Она хочет продемонстрировать свое очень серьезное отношение к этой теме.

   Тренер национальной сборной явно расположил к себе госпожу канцлера. Советов она не давала, лишь однажды позволила себе небольшую колкость. Когда Тео Цванцигер, президент Немецкого футбольного союза, упомянул, что женская сборная Германии по футболу выиграла небольшой турнир, Меркель напомнила ему о своем новогоднем обращении. Она тогда лукаво заметила: женская сборная уже стала чемпионом мира, и она не видит причин, «почему мужчинам не удастся добиться того же, что удалось женщинам».

   Глубже в эту тему не вдавались. Канцлер Меркель знает, как болезненно мужчины, причастные к футболу, реагируют на женские сентенции. Она еще не решила, в какой степени ей стоит присутствовать в футбольных делах, чтобы это положительно восприняли немецкие болельщики. Она еще ищет свою роль на этом чемпионате мира.

   Нужно найти правильную пропорцию. Если она будет проявлять недостаточный интерес, можно опасаться разочарования немцев, что именно в то время, когда Германия проводит чемпионат мира, их федеральный канцлер — женщина. Если она будет проявлять слишком большой интерес, ее могут упрекнуть, что все это сплошное шоу, а не искренние чувства.

   Ангела Меркель мало что понимает в футболе. Она никогда не гоняла мяч во дворе и не била по воротам. Ни счастье, которое может охватить человека от неожиданной победы сборной, ни отчаяние от ее поражения ей незнакомы.

   «Футбол — это больше, чем спорт, это образ жизни», — сказал ее предшественник Герхард Шредер. Ангеле Меркель такая фраза вряд ли могла бы прийти в голову. Рев фанатов ее поражает. Она говорит, что у нее два любимых клуба — «Ганза» (Росток) и «Бавария» (Мюнхен). С тем же успехом вегетарианец мог бы заявить, что обожает шницель.

   Интерес Меркель к футболу — это интерес не фаната, а этнолога. Как функционирует мужской мир? Как функционирует коллектив? Как немцы отмечают национальные праздники? Над этим она и размышляет. Это взгляд со стороны, а не изнутри.

   Но сейчас она захотела попасть внутрь и стучится в ворота мира мужчин, пусть пока и нерешительно. Она не уверена, хорошо ли ее примут. А Меркель не из тех политиков, которые быстро решают, какую стратегию предпочесть. Она выжидает.

   Шредер беззастенчиво использовал бы чемпионат мира для собственного пиара, но он мог себе это позволить, ведь известно, что он страстный болельщик. Меркель тоже была бы не прочь направить на себя лучи от чемпионата мира, однако она понимает: это тут же вызовет подозрения, что она хочет использовать этот спортивный праздник исключительно в качестве инструмента для увеличения собственной популярности.

   В прошлом году госпожа канцлер начала приучать людей к сочетанию «Меркель и футбол». Она присутствовала, например, на матче Германия—Россия в Мёнхенгладбахе, а позже посетила игру Германия—Аргентина на кубок Конфедераций.

   После матча репортер спросил ее, как она оценивает качество игры немецкой команды. Она была достаточно умна, чтобы сказать: «Я, в общем-то, скорее, спокойный наблюдатель».

   С начала 2006 года в газетах стало появляться все больше фактов, указывающих на то, что Меркель ценит футбол. В беседе с Тео Цванцигером она упомянула, что в молодости часто ходила с отцом на стадион и что с тех пор ее интерес к футболу не ослабевал. Цванцигер усердно пересказывал эту историю.

   В честь Нового года госпожа канцлер дала интервью газете «Бильд ам зоннтаг», которое должно было окончательно утвердить граждан в сознании, что Ангела Меркель является футбольной болельщицей. Она рассуждала о ведущей спортивных новостей Кармен Томас, допустившей знаменитую оговорку «Шальке 05» (в действительности один из наиболее популярных немецких клубов называется «Шальке 04». — «Профиль»), объясняла правило офсайда на листочке бумаги, предавалась воспоминаниям о чемпионате Европы 1996 года. Ее хорошо подготовили.

   Меркель не будет присутствовать на трех контрольных играх против США, Японии и Колумбии. Она посетит первый матч чемпионата, финал и «как можно больше матчей с участием немецкой сборной». После победы на чемпионате мира сборной ФРГ она хочет зайти в раздевалку команды «в подходящий момент» — когда все уже будут одеты.

   Женщина не может настолько приблизиться к футболистам, как это любят делать политики-мужчины. Хельмут Коль не боялся обнимать мокрых от пота игроков. Особой страстью Шредера было бить по воротам или тренировочным стенкам. Для Меркель обо всем этом не может быть и речи. Поэтому для нее польза от фотографий в футбольном контексте очень ограниченна.

   В ведомстве канцлера осторожно рассматривают возможность провести что-то вроде маленького параллельного ЧМ: Меркель должна как можно чаще появляться на публике вместе с ведущими зарубежными политиками, которые приедут в Германию, чтобы посмотреть игры своих сборных. Тогда все это можно было бы превратить в шоу на тему «Женщина во главе государства». Но так как в 2006 году выборов на федеральном уровне не будет, особого политического эффекта это не даст.

   В целом ожидания довольно сдержанные. Чемпионат мира вряд ли что-то существенно изменит в стране — если только не произойдет крупного теракта. Если чемпионат пройдет успешно, популярность Меркель может немного возрасти. В ведомстве канцлера также считают, что успех немецкой сборной мог бы стимулировать потребительскую активность и таким образом немного содействовать экономическому росту.

   Ключевой будет игра в одной восьмой финала, объяснял канцлеру Тео Цванцигер. Победа — и все будет возможно.

   Оливеру Бирхоффу еще пришло в голову поговорить с госпожой канцлером о реформах. Он сказал, что они с Клинсманом уже начали в небольших масштабах менять структуру Немецкого футбольного союза. И спросил, как с этим обстоят дела в большой политике.

   Ангела Меркель не дала ответа. Да и что она могла сказать? Она ведь еще даже и не начинала менять никаких структур.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK