Наверх
23 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "«Степень кандидата наук воспринимается как модная заколка для галстука»"

Проректора МГУ Михаила КИРПИЧНИКОВА назначили председателем Высшей аттестационной комиссии, которая выносит окончательный вердикт по защищенным кандидатским и докторским диссертациям, 19 декабря 2005 года. Почти четыре месяца он вел консультации: как улучшить работу ВАК, как поставить заслон диссертациям, которые не написаны титульными авторами. Свое первое интервью в новой должности Михаил Кирпичников дал корреспонденту «Профиля» Дмитрию РУДНЕВУ.   — Михаил Петрович, будут ли ужесточаться правила защиты диссертационных работ?

   — Новейшая история научила, что нельзя одновременно реформироваться и ускоряться. Думаю, сначала надо привести в порядок существующую систему. Главная проблема в работе аттестационных комиссий — общее снижение требований. Диссертации «под ключ» или покупные диссертации — следствие ослабления требований. Задачи, стоящие перед ВАК, я бы разделил на три группы. Первая — сверхсрочные задачи, срок исполнения которых — месяц-полтора. За это время ВАК должна начать работать так, как ей положено, на четкой нормативной базе. Мы станем вводить определенные изменения. К примеру, будет увеличиваться число членов ученых советов, чтобы не было защит, на которых кворум составляет четыре-пять человек. Это мы сделаем в ближайшее время. Но главное — будем изменять само отношение к уровню требований. Вторая группа задач средней срочности. Срок их исполнения — порядка года. Это, например, реорганизация диссертационных советов, введение публичной ответственности за их работу. Третьи задачи — стратегические, ими заниматься надо постоянно.

   — Будет ли сокращаться количество диссертационных советов?

   — Конечно. И первое, что мы сделаем, это откажемся от разовых и резервных советов. Мы не станем создавать советы под конкретную защиту, даже если защищаться будет Генеральный секретарь ООН. Постепенно станем стирать грань между кандидатскими и докторскими советами. В больших городах — Москве, Санкт-Петербурге, Казани — это можно сделать сразу, в них нет проблемы кадрового голода. А на периферии это надо делать постепенно, но не затягивая.

   Еще мы увеличим число специалистов, которых периферийные советы смогут приглашать для своей работы из крупных научных центров. Это потребует средств, но небольших. Диссовет собирается пять-шесть раз в году. Значит, на одного специалиста придется по пять-шесть командировок в год. Россия стала богаче, чем в 90-х годах, поэтому может позволить себе подобные траты. Средства будут выделяться из федеральных или региональных бюджетов, если регион заинтересован развивать свой научный потенциал.

   Следствием такого шага станет не просто улучшение системы аттестации. В командировки поедут не молодые доктора, а те, кто достиг определенного карьерного уровня. Приезжает такой человек на Дальний Восток и видит, что уже завтра может получить там кафедру, добиться новых высот и уже в новом статусе вернуться в Москву. Из научных мегаполисов ученые начнут мигрировать в периферийные центры, а оттуда пойдет обратный поток. Так, приехавший в диссертационный совет профессор будет видеть провинциальных молодых ученых, лучших из них он пригласит к себе на работу. Это важнейший шаг для поднятия уровня региональной науки.

   Мы повысим требования и к самим диссоветам. Плохие будут безжалостно расформированы. Под словом «плохие» я подразумеваю те, которые допускают непотребные действия. Примеров много, и все понимают, что я имею в виду. Кстати, несколько таких мы уже закрыли.

   Я приветствую начинание, которое возникло задолго до меня, года два-три назад, — это создание региональных и межрегиональных советов. То есть не на базе одной, а на базе нескольких организаций. Заодно это решает и проблему кадров.

   — Что ВАК и диссоветы могут противопоставить потоку диссертаций, которые написаны не титульными авторами, а их помощниками или просто за деньги?

   — Да, есть проблема защиты диссертаций людьми, которые профессионально ни наукой, ни преподаванием не занимаются. Мы полагаем, что именно при ВАК и только при ней, должны существовать советы, в которых будут защищаться такие соискатели. То есть если вы не ученый, к вашей защите отнесутся с особым пристрастием. За три месяца или даже за год эту систему не наладить. Но в тех отраслях науки, где в последнее время наблюдается огромный рост защит — это педагогика, экономика, юриспруденция, — порядок наводить надо.

   Вообще же это болезнь не ВАК, это болезнь общества. И лечить ее надо комплексно. Почему стал таким популярным бизнес написания диссертаций для третьих лиц? Потому что материальное положение людей, обладающих соответствующей квалификацией, скажем мягко, оставляет желать лучшего. Чем они обладают? Знаниями, которые можно продать. Низкие зарплаты научных работников служат дополнительной мотивацией для работы на заказчика. Сегодня нет никакой правовой базы, которая бы предусматривала ответственность за написание заказной диссертации. С одной стороны, этих людей, конечно, жалко. Они зарабатывают на хлеб насущный. Но, с другой стороны, процесс, в который они вовлечены, сродни мошенничеству. Есть еще один момент. Почему-то для людей из совершенно далеких от науки сфер стало крайне престижным иметь ученую степень. Степень кандидата наук воспринимается как последняя модель «мерседеса» или как модная заколка для галстука. То есть, во-первых, в обществе есть потребность в титулах, свидетельствующих об определенной успешности, а во-вторых, одновременно нет никаких правовых рычагов для борьбы с потоком заказных работ. И здесь нельзя рубить с плеча. Я полагаю, что нам следует подумать о введении в России отдельной системы аттестации в областях бизнеса и администрации. На Западе есть строгая система: магистр бизнеса и администрации и доктор бизнеса и администрации. Это не научная аттестация, а деловая и управленческая. И раз в обществе такая потребность имеется, может, все-таки стоит ее удовлетворить?

   Как ВАК может противостоять потоку заказных диссертаций? Диссертация — это научно-квалификационная работа. Именно так к ней и надо относиться. И если научную составляющую можно заказать, то квалификацию никак не купишь. Слишком легко ее проверить. К сожалению, в последнее время именно квалификационной части уделялось наименьшее внимание. Вот это-то и есть самая серьезная проблема, стоящая перед ВАК. Если мы ее решим, перед научными махинаторами возникнет практически непреодолимая стена. Но поймите, у ВАК весьма скромные возможности.

   У нас есть критерии, подсказывающие, что к такой-то работе надо относиться внимательнее, нежели к остальным. Например, когда человек не имеет отношения к научной и преподавательской работе или срок между защитой кандидатской и докторской диссертациями очень короткий. Я всю жизнь прожил в науке. После написания моей кандидатской прошло десять лет, прежде чем я защитил докторскую диссертацию. И это в идеальных научных условиях, я не занимался ничем, кроме науки, не был ни чиновником, ни депутатом! Думаю, это нормальный срок между докторской и кандидатской. А вот два-три года — срок ненормальный, особенно если человек не занимается наукой. Другой пример: человек защищает диссертацию на степень кандидата физико-математических наук, а докторскую — по юриспруденции. Это тоже должно настораживать ВАК и вынуждать нас на проверку квалификации.

   — Какой процент работ по разным направлениям не прошел в прошлом году утверждение в ВАК?

   — Мы проверяем работы выборочно. Из проверенных мы не утвердили порядка 1,5%.

   — Как в ВАК оценивают общий уровень защищенных диссертационных работ по различным специальностям?

   — Если мы собираемся повышать требования к работам, значит, нас не все устраивает. Это не означает, что нет блестящих работ. Есть, и немало! Но общий уровень упал, причем драматически этому способствовало встраивание диссертационных докторских и кандидатских работ в процесс образования.

   Образование и наука — звенья одной цепи, но звенья с разной мотивацией. Доминанта в сфере образования — это передача знаний, а доминанта в сфере науки — создание новых знаний, новых технологий, инноваций в широком смысле этого слова. Я резко возражал, когда в результате неких административных решений система аттестаций была встроена в систему образования. Произошло это в 1998 году. И такое решение резко обрушило качество работ. Когда защиты передали Министерству образования, там, как и в любом другом нормальном чиновничьем аппарате, научный по сути процесс заключили в образовательные рамки. И выполнение диссертаций стало процессом дополнительного образования, что совершенно недопустимо. Логика научной работы в том, чтобы создавать инновации, а не передавать существующие наработки. Это привело к потере жанра диссертации. Стали защищаться, особенно в общественных областях, методические разработки. Люди защищаются на основе созданных ими учебников. Учебники — очень важная вещь, по ним учатся миллионы, они, безусловно, важнее многих и многих десятков диссертаций, но это, повторю, другой жанр. Юристы стали защищаться, прошпиливая проекты каких-то законов. Законы, безусловно, важнее диссертаций, они регламентируют нашу жизнь, но это тоже другой жанр.

   Если уж мы говорим о снижении уровня, то я бы сместил акцент в другую сторону. Произошло не снижение уровня, произошла потеря жанра. Мы забыли, о чем идет речь, речь же идет не о бизнес- (деловой) или управленческой либо компиляционной аттестации, а о научной и педагогической. Мы свалили все в одну кучу и пришли к нынешнему положению вещей. Пора вернуть все на круги своя.

   Что касается уровня, то в точных и естественных науках он остался прежним, у медиков уровень тоже сохранился. Но и здесь есть существенные перекосы, связанные с непомерным увеличением количества диссоветов. Самый сильный совет в области математики в Стекловском институте, был такой период, когда там не произошло ни одной защиты за полтора года. Потому что любому математику из Москвы было проще поехать в Иваново или Рязань и уйти от этого сильного совета. Ну а от потери жанра больше всего пострадали гуманитарные и общественные науки.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK