Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "Сто часов счастья"

Ольга Сумина, супруга губернатора Челябинской области Петра Сумина, редко дает интервью. «Жена губернатора должна стоять за его спиной, он единица, я ноль, вместе получается «десятка». А представьте, что будет, если «ноль» вперед встанет?Ольга Сумина: С мужем мы познакомились еще в институте — оба учились в Челябинском политехе на металлургическом факультете, жили в общежитии. Я родом из Стерлитамака, из Башкирии, Петр Иванович — из Верхней Санарки, есть такая деревня в Пластовском районе Челябинской области.
Галина Абакумова: И как он за вами ухаживал?
О.С.: Цветы дарил — и сейчас на каждый праздник дарит обязательно, бывает, и просто так. В рестораны в студенческие годы водил. Деньги он зарабатывал всегда, с самого первого курса: и в стройотряде, и сторожем работал, зимой с крыши цирка снег счищал. Не только на рестораны хватало, главное — он еще семье помогал. У Петра было пятеро сестер и один брат.
Для меня это было так удивительно! Я-то росла избалованным ребенком. Мама сидела с нами, детьми, хозяйство вела бабушка, папа всех кормил. А Петр Иванович с семи лет уже работал на сенокосе. Первый свой велосипед купил «на грибы» — собрал грузди и сдал заготовителям. Так всю жизнь и работает. В 1969 году, когда мы закончили институт, я сразу Наташу родила и поехала домой к родителям, а он — в стройотряд, деньги зарабатывать.
Он очень быстро сделал карьеру. Через пять лет после окончания вуза уже работал секретарем горкома комсомола. Тогда мы переехали в трехкомнатную квартиру, у нас родилась вторая дочь, Юля.
Г.А.: Как муж отнесся к появлению второй дочери? Сына не хотел?
О.С.: Со второй было легче. Вот первого он ждал сына, родственники рассказывали, как он горевал. Но мне в этом не признается и дочерей своих очень любит. Он где-то прочитал или сам придумал, не знаю, что дочери рождаются только у сильных мужчин, которые не нуждаются в защите. Этим и утешился.
У моего папы ведь была точно такая же судьба: одни дочери, да еще трое. Папа ездил в командировки и привозил нам разные вещи, в том числе, бывало, и нижнее белье. Сумин всегда возмущался: «Да чтобы я это покупал?!» А мой папа смеялся: «Вот погоди, будут у тебя девчонки, тогда узнаешь!» И как в воду глядел. Потом и Петр Иванович, тоже ведь в постоянных разъездах, спрашивал: «Колготок, Оля, не привезти?» Когда я уезжала в командировки — а это бывало довольно часто,— самым трудным для него было заплетать девочкам косички. Но и с этим справлялся.
Г.А.: Появлению внука обрадовался?
О.С.: Когда старшая дочь Наташа родила сына, в семье был фейерверк радости: «Наконец-то нашего мужского полка прибыло!» Петр Иванович всячески поддерживает увлечение внука хоккеем — Данила (ему сейчас девять лет) занимается в детской хоккейной школе «Трактор». Он вратарь.
Г.А.: А вообще, ваш муж внимательный человек? Заметит, что на вас новое платье?
О.С.: Обязательно заметит и платье, и прическу, комплимент сделает. Знает мои вкусы, мою слабость — духи французские, всегда мне их дарит. Сейчас нам порой приходится участвовать в различных приемах, он обязательно спросит: «Ты готова, у тебя есть что надеть?»
Г.А.: Когда ваши девочки выходили замуж, вы как-то определяли их выбор, знали, из какой семьи будущие зятья?
О.С.: Старшая, Наташа, своего Виктора встретила в Оренбурге. Когда она в 1990 году не поступила в Челябинский педагогический институт на историко-педагогический факультет — конкурс был очень большой…
Г.А.: В 1990 году Петр Иванович был председателем облисполкома. И дочь не поступила в институт?
О.С.: Да, не поступила. Отец звонить никуда не стал. Да Наташа бы и сама не разрешила, она характером вся в отца. Так вот, мы попросили ее поехать в Оренбург, пожить немного с тетей Таней, сестрой Петра Ивановича, та очень болела после операции, а жила одна. Там Наталья и встретила своего Виктора.
Оба наших зятя из обычных семей. Мама Виктора — врач, папа — инженер-строитель. Родители младшего зятя, Володи, из Снежинска. Мама уже на пенсии, отец инженер, работает в Институте технической физики.
Г.А.: Ольга Ильинична, а каков ваш муж дома? К хозяйству имеет отношение?
О.С.: Он к любой работе относится ответственно, даже к домашней. Если что-то отремонтировал, то капитально, на века, ничего уже не отвалится, не оторвется. Первое время сам ремонт в квартире делал, мебельную стеночку даже как-то соорудил. И за землей умеет ухаживать — прошлой осенью на свом участке мы накопали сто мешков картошки.
За область свою очень переживает. Даже на отдыхе не перестает думать о делах. Едем летом в Барвиху, я беру с него клятвенное обещание, что мы будем отдыхать… Проходит три дня — слышу, он потихоньку начинает куда-то звонить. Все, значит, или к нам кто-то приедет, или мы куда-то отправимся. Мне он в таких случаях говорит: «Я понимаю, тебе тяжело. Но это моя работа, это настоящая мужская работа. Так что терпи!»
Г.А.: Губернатор говорит, что вы ему серьезно помогаете…
О.С.: Моя задача — сделать так, чтобы дома было все хорошо. Мы с дочерьми всегда старались не загружать его лишними проблемами, решали их сами. В трудную минуту поддерживали. В 1993 году в области прошли выборы губернатора, Сумин их выиграл, но президент результаты выборов отменил. Действующая администрация смогла доказать в областном суде, что выборы нелегитимны, поскольку объявил их малый Совет, а надо было принять решение всем большим областным Советом. Президент с этим решением согласился, хотя Верховный суд РФ был иного мнения.
Петра Ивановича тогда даже на завод не взяли. «Извините, был звонок из администрации области, а нам с ними работать!» А Сумину только 47 лет! Как тяжело ему было, знаем только мы, близкие.
Г.А.: И чем дело закончилось?
О.С.: Пару лет муж проработал в частной инвестиционной компании «Выбор», в 1995-м стал депутатом Госдумы, в 1996-м со значительным перевесом победил на выборах губернатора Челябинской области.
Г.А.: Ольга Ильинична, у вас, по губернаторским меркам, вполне скромное жилище.
О.С.: А зачем нам больше? Мы ведь вдвоем живем. Да и края эти для нас родные, мы здесь, на улице Сони Кривой, с 70-х годов. Недавно ходила в детскую поликлинику с внуком Данилой, так там детская сестра еще его маму, мою дочь Наташу, маленькой помнит. Куда же нам отсюда уезжать?
Г.А.: По хозяйству управляетесь сами?
О.С.: А кто же будет этим заниматься? Дочери только окна моют. Как-то раз я чуть не вывалилась из окна — а все-таки четвертый этаж! Теперь не могу страх преодолеть. А все остальное сама. Никогда никого не нанимала.
Вот сейчас дочери Наталье помогает девушка, ее знакомая. Иногда Данилу отведет на тренировку, встретит его из школы, покормит. Наташа с Виктором работают, сами не могут. Мне эту девушку жаль, я ей говорю, что она должна непременно окончить свое медицинское училище, найти работу по специальности, нельзя быть нянькой!
А что до того, чтобы мне сидеть дома,— не могу я так, мне нравится быть с людьми, общаться, приносить какую-то пользу. Да и работа у меня всегда была интересная (Сейчас Ольга Ильинична — начальник отдела кадров Управления Министерства РФ по налогам и сборам по Челябинской области, советник налоговой службы первого ранга.— «Профиль»). А специалисты какие! Их любая коммерческая структура готова взять, а они из инспекции не уходят — несмотря на маленькую зарплату. Я свою задачу как начальника отдела кадров вижу в воспроизводстве профессионалов. Нужны деньги на их постоянную переподготовку, повышение квалификации. А финансируется налоговая служба сейчас очень плохо.
Г.А.: Есть у вас какие-то увлечения?
О.С.: Я люблю шить — вот шторы в гостиной сама придумала и сшила, люблю вязать. Есть у меня мечта — научиться вышивать. У нас на работе одна женщина меня прямо дразнит — так красиво вышивает. Я уже купила журналы, нитки. Не хватает только смелости приступить и времени. Дурацкая привычка — все время хожу с тряпкой, что-то вытираю. Это у меня от мамы. В моем родительском доме всегда царили идеальная чистота и уют.
Г.А.: Где вы отдыхаете?
О.С.: В санаториях, конечно, бываем, но от организованного отдыха муж устает. Очень любит свою деревню Верхнюю Санарку. Места там красивейшие — лес, речка. Он даже хотел дом родительский выкупить у тех людей, что сейчас там живут. И они были не против.
Г.А.: За чем же дело стало?
О.С.: Если дом купить, в нем нужно постоянно жить, он ведь ухода требует. Без хозяина развалится. А там, помимо дома, еще и сеновал, и мастерская, где отец мужа валенки катал. Петр Иванович тоже умеет валенки катать. Я до сих пор храню валенки, что он мне в молодости подарил. Это был его первый подарок. Я их мало, конечно, ношу, берегу как реликвию.
Отец Петра Ивановича умер рано, мама пережила его на десять лет. Относился к ней Петр трепетно: если мама в письме звала плетень укрепить или крышу починить, он пускал все дела побоку и ехал деревню.
Когда мы с ним познакомились, его отношение к матери стало для меня откровением! Я поняла, что маму-то любить надо. Не просто — вот она есть и так это должно быть. Ее порой не замечаешь или злишься на ее замечания. А он себе никогда такого не позволял! Это мать в нем такое отношение к женщине воспитала.
Г.А.: Говорят, что за всеми удачливыми мужчинами стоят мудрые жены. Вы чувствуете себя причастной к карьере мужа?
О.С.: Я считаю, что тоже сделала карьеру. Я приложила много усилий, чтобы воспитать такого мужчину. Как умела, как учили меня мои родители, его родители, как подсказывали чувства, которые я испытывала и испытываю к нему. Моя семья — это моя карьера. Я счастливая женщина. Как-то сказала об этом, а мне в ответ: «Ну еще бы ты не была счастлива — жена губернатора!» А я это счастье собственными руками, по крупицам собирала. Помните, как у Вероники Тушновой?
Сто часов счастья — чистейшего, без обмана,
Сто часов счастья — разве этого мало?
Я его, как песок золотой, намывала
По крупице, по капле, по искре, по блестке,
Создавала его из тумана и дыма,
Принимала в подарок от каждой звезды и березки…
…Все это не так просто. Вспомнить только, как мои родители и сестры были против нашего брака: городская девушка из обеспеченной семьи выходила за простого, бедного деревенского парня. Лишь в самый последний момент родители согласились присутствовать на нашей свадьбе.
Потом, когда муж работал в комсомоле, легко ли было выдержать? Красивый, молодой, приходил порой поздно. А я дома одна, с ребенком. Конечно, ревновала, но он меня никогда не предавал, это я теперь точно знаю. Он сам предательство больше всего ненавидит. Тогда, в 1993-м, даже слег в больницу: ноги отнялись на нервной почве. И не от того, что должность потерял,— слишком многие предали, хотя многие и поддержали. Теперь муж старается близко никого не подпускать — не придется потом разочаровываться.
И близких мы теряли. Когда умер брат Анатолий, Сумин в один день поседел. Да мало ли в жизни трудностей? Без этого ни одна семья не рождается, не живет. Просто у одной женщины хватает душевных сил не отчаяться, сохранить семью, а у другой — нет. У меня их хватило.

ГАЛИНА АБАКУМОВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK