Наверх
15 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "Сто дней намеков"

Барак Обама отметил первые сто дней пребывания в должности президента США. О том, что удалось ему за это время сделать и что ждет его впереди, мы поговорили с проректором МГИМО, доктором политических наук Алексеем БОГАТУРОВЫМ. — Сторонники нового президента постоянно сравнивают его с Рузвельтом, который также пришел к власти в момент кризиса. Оценивая итоги ста дней Обамы, можно ли надеется, что он сумеет повторить опыт своего предшественника?
   — В эпоху Рузвельта был настоящий, а не фиктивный кризис. Президенту на самом деле предстояло спасти страну. И он осуществил государственный переворот, полностью поменял уклад жизни в США. Для этого ему пришлось ввести экономическую диктатуру сроком на несколько месяцев. Обаме идти на столь радикальные меры не было никакой необходимости.
   — Тем не менее добиться межпартийного согласия ему не удалось. Республиканцы выступили против всех ключевых решений нынешней администрации, которые, по их словам, укладываются в формулу: «расточительство—налоги—долги»…
   — Республиканцы честно выполняют свою работу, которая заключается в том, чтобы кусать Обаму за пятки независимо от того, что он делает. Их критику не стоит воспринимать всерьез. Конечно, новая демократическая администрация расточительна, но именно этого от нее и ждали американские избиратели. Как только на горизонте замаячил кризис, стало очевидно, что страна стоит на пороге очередного периода социальной расточительности. Стоит, правда, отметить, что пакет мер по стимулированию экономики, предложенный Обамой, обойдется Соединенным Штатам не дороже милитаристских проектов команды Буша.
   — Как вы оцениваете дипломатическую деятельность Обамы в первые сто дней его администрации?
   — За это время новый президент преуспел лишь в дипломатии намеков. Либерально-прекраснодушные заявления и призывы к диалогу по существу ничего не изменили, однако дух американской дипломатии отныне ассоциируется не с запахом пороха, а с ароматом духов Хиллари Клинтон и Мишель Обамы. Несомненным дипломатическим успехом нового президента стало заседание «Двадцатки» в Лондоне, на котором ему удалось навязать партнерам свою точку зрения. Европейские страны, Китай, Индия и Россия ратовали за реформу международных финансовых институтов; американцы реформу провести не дали, а вместо этого вкачали огромные деньги в развитие старых институтов, таких как МВФ и Мировой банк. В результате им удалось сохранить позиции США в международной финансовой системе. Именно эту консервативную цель преследовала в Лондоне американская делегация, хотя и пыталась скрыть ее, привлекая внимание СМИ к второстепенным вопросам.
   Пока еще сложно судить о том, насколько успешны будут другие дипломатические инициативы Обамы, — сейчас мы видим лишь пену розоватого цвета, образовавшуюся в результате либеральных намеков и деклараций новой администрации.
   Что касается самого президента, то он человек импульсивный, способный на нестандартные решения. Чего стоит, например, его попытка заговорить с левыми в Латинской Америке. О возможности такого диалога он не предупреждал заранее, и лишь немногие эксперты обратили внимание на то, что Обама присматривается к латиноамериканским лидерам. И вдруг на саммите Америк он протягивает им руку, понимая, что Соединенным Штатам необходимо восстановить влияние в Западном полушарии. Ведь в эпоху Буша ситуация на «заднем дворе» США все больше стала напоминать ситуацию на постсоветском пространстве. И чтобы переломить эту тенденцию, Обама пытается наладить диалог с латиноамериканскими популистами, которые на самом деле не имеют ничего общего с традиционным левым движением и вполне могут найти общий язык с президентом США.
   — Можно ли говорить об изменениях в российско-американских отношениях?
   — На российском направлении Обама также ограничился многозначительными намеками, пообещав «перезагрузить» отношения с Москвой. Он начал разговор о ядерном разоружении, и, хотя в России и США об этом уже написаны сотни статей, в реальности пока ничего не произошло. Конечно, разговаривать о сокращении ядерных арсеналов лучше, чем обходить эту тему стороной, но озвученная в Праге концепция всеобщего и полного разоружения для Москвы абсолютно неприемлема, а для того, чтобы заключить новое соглашение по СНВ, русским и американцам предстоят сложные рабочие переговоры. К тому же до сих пор не решен вопрос о том, на какой основе будут развиваться российско-американские отношения после прошлогодней военной кампании на Кавказе. Будет ли это партнерство, союз или возвращение к логике мирного сосуществования в духе политического реализма? Останется ли в прошлом романтический идеализм, который в интерпретации предыдущей администрации обернулся махровым либеральным империализмом?
   — Как изменилось отношение к американскому президенту в мире?
   — Все познается в сравнении, и после той абсолютной ненависти, которую вызывала администрация Буша, «обамамания», охватившая многие страны, — вполне предсказуемое явление. Обаме, без сомнения, удалось приостановить волну антиамериканизма, однако за сто дней куража у демократической администрации поубавилось.
   Дело в том, что советники Обамы рассчитывали, что их первым дипломатическим успехом станет возвращение Европы под американское крыло. Достичь этой цели оказалось не так уж просто. И хотя европейцы вроде бы довольны политикой новой администрации, которая отказалась от антигерманской и антифранцузской риторики и вновь заговорила о трансатлантическом единстве, возвращаться под крыло Вашингтона они не торопятся. За те шесть лет, что прошли с начала американской операции в Ираке, они приобрели опыт жизни в условиях натянутых отношений с Соединенными Штатами, поняли, что для них это не смертельно, и уже не будут впадать в панику при виде нахмуренных бровей американских союзников. Европейцы осознают, что до определенного предела они могут фрондировать, не опасаясь серьезной ссоры с Вашингтоном. И им не хочется лишать себя такой возможности.
   В этом смысле возвращение Франции в военную организацию НАТО, которое преподносилось как победа Америки, может интерпретироваться и как желание создать оппозицию внутри альянса. Думаю, в ответ на американские похвалы французский президент Саркози вряд ли откажется от той роли, которую он приобрел в отношениях с Россией после конфликта на Кавказе. Для него это был настоящий эмоциональный прорыв, неоспоримый дипломатический успех, и жертвовать особыми отношениями с Москвой ради того, чтобы стать одним из европейских клиентов США, он не собирается.
   С другой стороны, за шесть лет сами американцы привыкли жить без НАТО, и, хотя альянс остается для них инструментом освоения геополитического пространства, с помощью которого они продвигаются в регионы, считавшиеся традиционной сферой влияния России, они уже не рассматривают его как единый военный организм. Вопреки воле своих основателей, НАТО теряет военно-политическую составляющую, и доказательством тому является отказ европейцев увеличить свой воинский контингент в Афганистане.
   — В первые сто дней Обама наметил график вывода войск из Ирака, выполнив, таким образом, свое главное предвыборное обещание. Как это может отразиться на имидже Америки в ближневосточном регионе?
   — Как бы ни старался Обама, американцам уже не восстановить влияние на Ближнем Востоке. Их позиции сильны лишь в тех странах, которые оккупированы войсками США. Америка претворяется, что ключи от палестино-израильского противостояния в ее руках, однако на самом деле она давно уже их потеряла. С треском провалился и эксперимент по демократизации региона. После вывода коалиционных войск в Ираке вполне может возникнуть антиамериканское государство. И вероятнее всего, критики назовут это ошибкой Обамы, утверждая, что республиканцы проводили разумную политику, бомбили города с правильных позиций, а вот демократы не смогли разобрать завалы.
   — По данным Gallup, несмотря на экономический кризис, в первые сто дней рейтинг нового президента снизился не более, чем в свое время у Билла Клинтона, — всего на 3%. Тем не менее многие продолжают утверждать, что Обама — фигура несамостоятельная и в современной Америке мы наблюдаем реставрацию Клинтонов…
   — Если вообще имеет смысл говорить о тандеме Обама—Клинтон, в нем явно доминирует Обама. Он куда более харизматичный политик, и Хиллари на его фоне, конечно, проигрывает. К тому же президента поддерживает круг людей, рассчитывающих сделать карьеру внутри либеральной части истеблишмента, оттеснив старые кланы Демократической партии, которые ассоциируются с Клинтонами. Эти люди понимают, что если Обама не освободится от влияния старой демократической гвардии, то они рискуют стать очередным потерянным поколением. Именно молодые карьеристы составляют опору Обамы внутри правящей партии, и до тех пор, пока он не сделал ни одной крупной ошибки, Клинтонам его не одолеть. Неслучайно экс-президент Билл Клинтон — политик с поразительным чутьем — предостерегает свою супругу от противостояния с Обамой, у которого пока сохраняется колоссальное энергетическое и репутационное преимущество над всеми конкурентами.

   В свои первые сто дней…
   Франклин Рузвельт заложил основы «нового курса», Гарри Трумэн принял решение об использовании ядерного оружия, Джон Кеннеди потерпел поражение от кубинских революционеров в заливе Свиней, Линдон Джонсон разработал амбициозную программу социальных реформ, получившую название «Великое общество», а Рональд Рейган принял решение о резком сокращении налогов, которое положило начало рейганомике.

   КСТАТИ
   «Планы, которые обозначила демократическая администрация в первые сто дней у власти, увеличат национальный долг США настолько, насколько его не смогли увеличить все, вместе взятые, президенты за последние 200 лет».
   Линн Дженкинс, конгрессмен-республиканец
   ***
   «За свои первые сто дней Обама успел совершить столько благих дел, что любой другой президент может ему только позавидовать».
   Фарид Закария, редактор Newsweek International
   ***
   «Сто дней покаянной дипломатии — Обама извинился перед народами трех континентов за то, что представляется ему грехами Америки и его предшественников. Сегодня нашу страну возглавляет суперзвезда, а не государственный муж. Это может принести мимолетное восхищение зарубежных аудиторий, но вряд ли способствует продвижению долгосрочных интересов Америки».
   Карл Роув, главный советник экс-президента Джорджа Буша-младшего
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK