Наверх
13 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Стойкие табу и «принцип геншеризма»"

«Шпигель» — по-русски «зеркало». Прозвище фольклорного немецкого шута Уленшпигеля означает «Я — ваше зеркало». Одновременно это еще и сова, существо, символизирующее мудрость и умение видеть в темноте. Начиная с этого номера редакция «Профиля» вводит новую рубрику, столь же постоянную, как и наше сотрудничество с журналом Spiegel. Подчеркнем, что это взгляд из Германии; наш «Уленшпигель» — это «переводчик зеркальных смыслов» с немецкого, умеющий видеть в темноте мифов и стереотипов.Людям, живущим за пределами Германии, трудно представить себе, как сильно Третий рейх и Вторая мировая война и сегодня все еще влияют на мысли и поступки немцев. В результате поражения в их головах засело множество разных табу. Еще не так давно обсуждение запрета на курение можно было остановить одним лишь напоминанием о том, что и Гитлер был некурящим. Но постепенно из «списка умолчания» вычеркиваются все новые и новые темы: судьба изгнанных из восточных земель, бомбардировки немецких городов англичанами и американцами… У этой новой объективности есть преимущества. Если знаменитый писатель Гюнтер Грасс, многие годы являющийся духовным лидером антифашистов, пишет книгу об изгнании немцев из Восточной Пруссии, то как минимум неонацисты больше не могут утверждать, что только им есть дело до страданий немцев. Конечно, такие дискуссии нравятся не всем. Об этом свидетельствуют резкие высказывания Варшавы, клеймящие намерение немецких «Союзов изгнанных» и ряда политических деятелей открыть «Центр против изгнания» как попытку создать бастион германского реваншизма. История народа, его имидж — это политический капитал. Злые немцы. Злые русские. Так можно выигрывать предвыборные кампании и пропагандистские войны.

Журнал Spiegel с самого своего основания содействует тому, чтобы тщательно и равномерно освещать все грани новейшей немецкой истории. Опубликованная на его страницах статья о немецких детях советских солдат может, как я надеюсь, заставить померкнуть один из любимых стереотипов немецкого представления об истории, а именно клише о «русских насильниках». В то время как американские солдаты заманивали в постель немецких «фройляйн» с помощью шарма янки, сигарет и шелковых чулок, гласит предание, красноармейцы в своей зоне оккупации устраивали оргии насилия. Что ж, и это было, но — удивляйся, немецкий читатель! — были и истории подлинной любви между русскими солдатами и немецкими женщинами.

Если после войны (западные) немцы с готовностью признали победителями американцев, а по отношению к Советскому Союзу считали себя невинными жертвами, то произошло это по многим причинам. К ним относится и расистская пропаганда нацистов, и антикоммунистическая пропаганда американцев, и малопривлекательная реальность жизни в социалистических государствах. Старые антирусские клише закрепились. Их удается вытаскивать на поверхность еще и сегодня. Особенно если речь идет о том, чтобы удержать Германию от сближения с Россией. Осовремененная редакция такого клише гласит: Германия вернулась в лоно демократической семьи, а Россия все еще остается авторитарным, диктаторским государством. Поэтому сотрудничество между ними — это союз с дьяволом, а тот, кто за него выступает, просто циник. А циник — это уже почти нацист. И если польские политики характеризуют немецко-российское сотрудничество в энергетической области как новый «пакт», то кое-кто из немецких политических деятелей считает за благо, от греха подальше, сделать все, чтобы прогнать эти неприятные ассоциации.

Эта мысль подводит нас еще к одной статье из журнала Spiegel, публикуемой в этом номере «Профиля». Она называется «Вас не спросили…». Германии нечего сказать на международной арене, считает Spiegel. Нашего мнения никто не спрашивает, нас никто не информирует. Американцы, французы, британцы ведут войну, продают оружие — в общем, делают все, что обычно позволяют себе великие державы. А немецкие политики снуют вокруг, как дежурные миротворцы, призывают всех к мирному, но, конечно, критическому диалогу — и ничего не добиваются. Прежде всего ничего не добиваются для своей страны. И он, Spiegel, прав. «Принцип геншеризма», названный так по имени высокоуважаемого бывшего министра иностранных дел Ганса-Дитриха Геншера, стал константой немецкой внешней политики. Он означает: решают другие, платит Германия.

Прежние федеральные правительства могли сослаться на статус побежденной и разделенной нации, которой к лицу скромность. Но почему эту традицию продолжает правительство объединенной и суверенной Германии? Немецкие политики разучились проводить решительную политику, и это тоже последствие проигранной войны. Они еще и гордятся этим. Стоит странам ЕС начать спор по поводу того, кто, кому и сколько должен платить, чтобы поддерживать на должном уровне аграрный сектор, у Ангелы Меркель наготове свой козырь, который она и выкладывает со всей жесткостью и бескомпромиссностью, — это очередное компромиссное предложение. О чем вы спорите, дорогие друзья? Да ведь мы, немцы, можем это оплатить. Правда, мы не столь богаты, как раньше, но с удовольствием это сделаем. Один почитатель железной канцлерши сказал «Уленшпигелю»: «Улучшение нашего имиджа стоит потраченных денег». Можно подумать, что быть идиотом в пользу других — это способ улучшить свой имидж. Такие настроения могут владеть только нацией, которая развязала мировую войну и проиграла ее. Может быть, и здесь найдется какой-нибудь Гюнтер Грасс от политики, который сломает табу?

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK