Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Строем — в лодках"

Недавно в Пекине Борис Ельцин пугал Билла Клинтона ядерным арсеналом России. Это напомнило недавнее прошлое, когда советское руководство при помощи ядерного оружия, но не применяя его, разрешало свои проблемы с Америкой. Военно-Морской Флот СССР зачастую был в этом смысле своеобразным оружием первого удара.Ядерный абордаж

В пору своего могущества советский Военно-Морской Флот был не просто видом Вооруженных Сил. Он стал эффективнейшим инструментом внешней политики государства. «Будь наш флот силен, как прежде, американцы сто раз подумали бы, стоит ли начинать «Бурю в пустыне» или бомбардировку Югославии. Выход в море ракетных крейсеров стратегического назначения и лаконичное заявление ТАСС заставили бы США и их союзников по НАТО искать другие решения». Так полагает адмирал Иван Литвинов, в советские времена командовавший одной из самых мощных флотилий атомных подводных лодок.
Иван Литвинов: «В начале 80-х годов США разместили в Европе баллистические ракеты среднего радиуса действия «Першинг». Для того чтобы доставить к цели на территории СССР ядерную боеголовку, им требовалось всего 6—7 минут. Это означало, что в обороне страны пробита серьезная брешь. Советский Генштаб лишился возможности оперативно ответить на угрозу ядерной атаки, тем более нанести упреждающий ракетный удар.
Но тогдашний генсек КПСС Юрий Андропов взял и направил на боевое патрулирование к берегам США полтора десятка атомных субмарин с ядерными ракетами на борту. Это были ракетные подводные крейсеры стратегического назначения (РПКСН) проекта 667-А. На флоте их называли «Аз» — это первая буква славянского алфавита. Большинство из них входили в состав флотилии атомных подводных лодок, которой командовал Герой Советского Союза вице-адмирал Лев Матушкин. Базировалась флотилия в поселке Гаджиево Мурманской области».
Только в Саргассовом море, в частности в зоне Бермудского треугольника, постоянно патрулировали 6—8 отряженных Андроповым крейсеров. Каждая из 16 их ракет имела свою цель — военные и промышленные центры США. Подлетное время ракет было равно подлетному времени размещенных в Европе «Першингов». Америка, не успев насладиться своим стратегическим превосходством, снова оказалась под прицелом советских ядерных ракет.
Рыжая метка

Американцы отчаянно пытались оттеснить советские субмарины от своих берегов. На маршрутах их развертывания США создали мощные противолодочные рубежи. И хотя шумность лодок проекта 667-А была намного ниже, чем лодок первого поколения, противолодочным силам США нередко удавалось следить за ними. Но это не решало проблемы.
Тогда американцы пошли на хитрость. Пронюхав, что советские субмарины, возвращаясь на базу, приносят на антирадарном каучуковом покрытии непонятные рыжие пятна, Пентагон распустил слух, что это противолодочные силы США специально метят советские лодки особой краской. Чтобы показать, что полностью их контролируют.
Это вызвало у советского военно-политического руководства чуть ли не истерику. Перед командирами подлодок ставилась задача скрытно находиться в районах боевого патрулирования и при получении приказа нанести неожиданный ракетно-ядерный удар по территории США. Выходило, что ни о какой скрытности и речи быть не может, раз американцы умудряются даже метить наши лодки.
Чтобы проверить версию американцев, будто они красят советские подлодки, в Саргассовом море срочно провели исследования. В Минобороны и Генштабе успокоились лишь тогда, когда ученые Академии наук СССР сделали однозначный вывод: рыжие «метки» — результат жизнедеятельности морских микроорганизмов, перерабатывающих углеродистые соединения, которые выбрасывают в воду подводные вулканы Саргассова моря.
Противостояние продолжалось несколько лет. В конце концов американцы все же были вынуждены пойти на попятную. США демонтировали «Першинги» и убрали их из Европы, а СССР, соответственно, отозвал ракетоносцы проекта 667-А из районов патрулирования у берегов Америки.
Несколько лет спустя один американский адмирал, с которым автору этих строк довелось беседовать во время визита кораблей США во Владивосток, признался: «Мы поняли, что лучше не рисковать и держать русские ракеты подальше от Америки».
Ядреные силы

Рассказывают, что моряки американских кораблей в Адриатическом море в дни войны на Балканах ехидно посмеивались при виде небольшого разведывательного судна, которое «демонстрировало» российское военно-морское присутствие в зоне конфликта. Наверное, ехидства прибавилось бы, узнай они, каких финансовых трудов стоило Главному штабу ВМФ снарядить этот кораблик для похода.
Но американские адмиралы не спешат делать из этого вывод, что российский флот больше не представляет для них серьезной угрозы. Они знают, что и сегодня основу ВМФ России составляет атомный подводный ракетоносный флот, по-прежнему способный нанести ядерный удар по любой точке земного шара.
Что представляют собой сейчас российские морские стратегические ядерные силы (МСЯС)? Это 1-я и 3-я флотилии атомных подводных лодок в Заозерске и Гаджиеве (Северный флот), 25-я и 26-я дивизии в Рыбачьем и Павловском (Тихоокеанский флот). Они насчитывают 43 РПКСН, в том числе 6 РПКСН проекта 941 (по натовской классификации Typhoon) и 7 РПКСН проекта 667-БДРМ (Delta IV) третьего поколения. Это свыше 2000 ядерных боезарядов.
Как и остальные компоненты стратегических ядерных сил, «ядреные силы» флота подлежат сокращению в рамках Договора СНВ-2 (см. «Профиль» N48—49). По Договору СНВ-2 к 2003 году в составе МСЯС России (как, впрочем, и ВМС США) должно остаться не более 1750 боезарядов. В момент подписания договора предполагалось, что Россия, даже не вводя в строй новые лодки, будет иметь к 2003 году 23—25 стратегических ракетоносцев.
Но российские политики поспешили продемонстрировать Западу свою лояльность. Темпы вывода ракетных подводных крейсеров стратегического назначения из боевого состава ВМФ оказались выше, чем было предусмотрено соглашениями.
При этом 17 из 26 стратегических крейсеров Северного флота — это современные РПКСН проектов 941, 667-БДРМ и 667-БДР. Из 17 ракетоносцев Тихоокеанского флота (ТОФ) почти половина — устаревшие РПКСН проектов 667-А (те самые, что спугнули «Першинги») и 667-Б. Время их службы почти истекло, и простой расчет показывает, что к 2003 году тихоокеанцы будет располагать в лучшем случае четырьмя устаревшими крейсерами проектов 667-БДР и 667-БД. На этом, пожалуй, вопрос существования ТОФ как стратегического объединения будет окончательно закрыт.
Деньги давай!

Вообще, 2003 год станет для российского Военно-Морского Флота решающим. Таково мнение руководства ВМФ и предприятий ВПК, работающих на флот. К этому времени в составе ВМФ останутся почти все «Тайфуны», 7 подводных лодок проекта 667-БДРМ и 5 — проекта 667-БДР. Предполагается, что в состав флота войдет новая стратегическая подлодка проекта 955 («Юрий Долгорукий»), недавно заложенная на Северодвинском машиностроительном предприятии.
Если события будут развиваться по этому более-менее благоприятному для России сценарию, то у нее будет не менее 1100 ядерных боеголовок, размещенных на этих подводных кораблях. Но для этого необходимо приоритетное финансирование морских стратегических ядерных сил. Если же в бюджете для этого не найдется средств, реальный потенциал морских стратегических ядерных сил России не превысит 890 боеголовок. Это гораздо ниже уровня, разрешенного Договором СНВ-2. И уж вовсе несопоставимо с потенциалом ВМС США, который составляет около 3476 боевых блоков.
Пока реализуется худший финансовый сценарий. В результате стремительно падает уровень боеспособности морских ядерных сил. Уже в 1997 году из 42 стратегических крейсеров на боевое патрулирование могли выходить не более 27. Флот практически утратил возможность своевременно проводить средний и межпоходовый ремонт крейсеров. Сегодня в ВМФ осталось лишь чуть более 10 РПКСН, которые не требуют ремонта.
Ракетный подводный флот России держится, что называется, из последних сил.
— Мы делаем все возможное, чтобы выстоять в это тяжелейшее время, сохранить до лучших времен морские ядерные силы страны,— говорит командующий 3-й флотилией атомных подводных лодок вице-адмирал Сергей Симоненко.
Как бы то ни было, а этот год продержались. РПКСН Северного и Тихоокеанского флотов даже смогли после долгого перерыва произвести около десяти пусков межконтинентальных баллистических ракет. На безрыбье и это рыба.

ВЛАДИМИР ГРОМОВ (Агентство военных новостей)

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK