Наверх
6 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "СТРОЙКА И ПЕРЕСТРОЙКА"

Строители уверяют, что после отмены лицензирования хуже не будет: ведь государство хоть и выдавало разрешения на проведение работ, но, по сути дела, ни за что не отвечало.    Не будем лукавить: россияне привыкли к тому, что в каждой сфере деятельности есть государственный орган, присматривающий за порядком. Кажется, так было всегда, и трудно себе представить, что может быть иначе. И когда лицензирование отменяется в такой важной и касающейся всех отрасли, как строительство, у многих возникают сомнения: а не пустятся ли строители во все тяжкие? Не начнут ли в погоне за прибылью строить дома из птичьего помета? Эти и другие опасения по поводу реформирования строительной отрасли попытался развеять председатель сове-та «Первой национальной организации строителей» Азарий ЛАПИДУС.
   
   — Зачем понадобилось менять правила игры в отрасли?
   — Это атавизм, когда государство принимает на себя излишние управляющие функции. Если говорить конкретно о лицензировании строительных работ, то хочу напомнить, что государству приходится содержать целый штат чиновников — расходы на Федеральный лицензионный центр доходят до нескольких миллиардов рублей в год. К тому же за одними чиновниками должен быть контроль со стороны других чиновников и так далее. При этом все равно был способ обойти систему и купить липовую лицензию. Ни для кого же не секрет, что лицензии порой получали компании, вообще не относившиеся к строительному делу. Например, такие лицензии были — на всякий случай — у многих крупных магазинов, чтобы иметь возможность что-нибудь достроить или пристроить. Но самое главное в том, что, если у фирмы с официальной лицензией на производстве происходил несчастный случай, никто за это не нес ответственности. Начинались суды, которые не приводили ни к чему. То есть, выдавая лицензии, государство в реальности ни за что не отвечало.
   — А теперь кто-нибудь будет отвечать?
   — Мы сами. Минимальный размер компенсационного фонда СРО — 30 млн рублей плюс обязательное страхование ответственности перед третьими лицами. Причем, согласно закону, мы не имеем права управлять компенсационным фондом, он не принадлежит СРО. Мы должны его разместить в управляющей компании, которая будет хранить средства в денежных активах. То есть она не может купить на них, например, акции, но при этом должна приобрести на 10% средств государственные ценные бумаги.
   — А хватит ли компенсационного фонда в случае крупных техногенных катастроф?
   — Сейчас идут переговоры, и я думаю, в ближайшее время нижняя планка числа участников в СРО будет поднята до 250. Нужно сделать так, чтобы это были солидные организации с мощным компенсационным фондом.
   — На основании каких показателей в СРО будут решать, достойна компания работать на рынке или нет?
   — Всего есть 35 видов работ, влияющих на безопасность капитального строительства. Уровень соискателя определяется по трем основным параметрам. Первый — это квалификация, которая оценивается по дипломам о получении высшего образования. В компании должно быть не менее трех таких специалистов. Второй — обязательно обучение на курсах повышения квалификации установленного государственного образца. И третий — наличие собственной производственной базы. То есть машин, механизмов и оборудования для выполнения конкретных работ. Причем закон достаточно мягко говорит о наличии производственной базы: мы можем требовать этого от организации, а можем и не требовать. Очевидно, что эти положения закона будут ужесточаться.
   — А контроль государства за строительной деятельностью в каком-либо виде останется?
   — Государство не устраняется от контроля. Во-первых, раз в два года Ростехнадзор должен проводить проверку СРО и ее членов. Причем он имеет право в любой момент провести внеплановую проверку. Если будут найдены какие-то нарушения, то на организацию налагается дисциплинарное взыскание с требованием устранить проблему в течение двух месяцев. Закрыть СРО можно по решению суда. Во-вторых, государство в лице Минрегионразвития формирует список тех работ, по которым выдается допуск, то есть список работ, которые влияют на безопасность строительства.
   — Не будет конфликтов с местными властями? Ведь не секрет, что, например, заказы обычно доставались «своим» компаниям, а теперь допуски сможет выдать любое СРО…
   — Конфликты уже возникают. Сейчас, условно говоря, есть два типа СРО. К первому относятся организации, сформированные на местах отделением Союза строителей. Это независимые организации. Второй вариант — это когда местный начальник, ведающий строительством, говорит: «Хочу, чтобы у меня была СРО». При этом уточняет, что если строительная организация не будет иметь допуски от его города или региона, то не сможет участвовать в конкурсах. На такого «товарища» можно смело подавать в суд. Многим нашим участникам предлагали вступать в «аффилированные» с местными властями организации. Но в законе четко написано, что допуск, выданный в любом пункте Российской Федерации, будь то город Москва или горный аул Дагестана, действителен на всей территории страны. Я думаю, как только планку количественного состава СРО поднимут со 100 до 250, ни один мэр или губернатор, кроме, может, Москвы, Санкт-Петербурга и некоторых городов-миллионников, не сможет загнать такое количество организаций под свое крыло.
   — Сомнительно, что организацию с допуском, выданным в горном ауле Дагестана, пустят на московскую площадку…
   — Прокуратура заставит. Понимаете, ведь решение зарегистрировать то или иное СРО принимает Рос-технадзор, и, если СРО зарегистрировано, значит, оно соответствует всем профессиональным критериям и его допуск должны принять. Все очень просто и прозрачно.
   — К чему в результате должно привести реформирование отрасли?
   — У нас в отрасли происходит революция. Мы уходим от системы, когда государство указывало всем светлый путь и рассказывало, как по нему идти. Я имею в виду всевозможные, уже устаревшие на сегодня ГОСТы, СНиПы, лицензии и тому подобное. Шаг вправо, шаг влево — расстрел. Во всем мире все по-другому. Существуют технические регламенты, задающие основные параметры движения по дороге. И нынешняя ситуация у нас предусматривает создание таких же технических регламентов в области безопасности работ и производства строительных материалов. Они должны быть утверждены до конца этого года. Конечно, в том виде, в каком они есть сейчас, они вызывают колоссальное количество вопросов. Но я думаю, что их нужно принимать, а потом уже дорабатывать. Необходимо все же сделать шаг вперед. На самом деле это очень тяжелая ломка. Ведь строители как привыкли? Если они делали бетон, то открывали книжечку с ГОСТами, где было написано, как все делать. Теперь же техрегламент будет гласить, что бетон должен быть соответствующего качества, а внутренний регламент организации должен подробно описывать, как этого качества достичь. То есть у производителя будет бо-льшая ответственность за продукт. Если раньше было «в соответствии с ГОСТом», то теперь будет «в соответствии с моими обязанностями». СРО будут обладать правом создания собственных регламентов. И я это приветствую. Например, есть такая технология — опалубка с электрообогревом, которая по нынешним нормативам нигде не прописана. То есть применять ее нельзя. Мы, как СРО, имеем возможность выпустить соответствующий регламент. Таким образом, можно запустить новые технологии, новое оборудование и новые материалы. Это колоссальный шаг вперед.
   — Но ведь каждый новый регламент должен быть утвержден государством. Смогут ли СРО достучаться до чиновников?
   — По закону, все СРО должны объединиться в национальное объединение — в методологический и лоббистcкий центр. Национальное объединение проектировщиков уже создано, а объединение строителей должно быть создано в ноябре. Эти образования будут в курсе проблем саморегулируемых организаций и проинформируют о них государство.
   — Во время переходного периода, когда люди еще не привыкли к новым правилам, а техрегламенты далеки от совершенства, не упадет ли качество строительных работ?
   — Нет, ведь раньше на качество не влиял тот факт, что Федеральный лицензионный центр выдавал лицензию, а потом ни разу ее судьбой не интересовался. А если проверки и проводились, то только в случае какой-то крупной аварии. На рынке ведь останутся те же компании, только их деятельность будет застрахована и будет подлежать регулярным проверкам.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK