Наверх
12 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Суд над наследниками Ататюрка"

20 октября в Турции начался суд над 86 оппонентами нынешнего правительства, которых обвиняют в подготовке военного переворота. На скамье подсудимых оказались отставные армейские генералы и офицеры, политики, адвокаты и журналисты.Все они, по версии следствия, входили в националистическую группировку «Эргенекон», которая планировала создать в стране атмосферу хаоса и страха, чтобы вынудить военных взять власть в свои руки. В истории Турции такое бывало уже не раз. Во второй половине
   XX века армия совершила четыре государственных переворота, которые объяснялись угрозой исламизации страны. Военные традиционно считались главной опорой светского государства, созданного Кемалем Ататюрком. И стоило кому-то посягнуть на кемалистские принципы, как армия вставала на их защиту.
   Парадоксальность ситуации заключается в том, что в современной Турции роли поменялись, и те, кто раньше боролся с заговорами, сами оказались в шкуре заговорщиков. После того как в 2002 году к власти в стране пришла происламская Партия справедливости и развития, она начала методично бороться с влиянием военных на политическую жизнь страны. В частности, ей удалось ограничить полномочия Национального совета безопасности, с помощью которого армия контролировала деятельность правительства. ПСР смогла переиграть кемалистов и в области идеологии. Поддержав лозунг вступления в ЕС, лидеры правящей партии предстали в качестве главных сторонников модернизации, которые пытаются преодолеть сопротивление национал-консервативной элиты. Когда же в 2007 году армия выступила против избрания члена ПСР Абдуллы Гюля президентом страны, правительство сумело погасить конфликт, направив военных на усмирение курдских сепаратистов.
   Конечно, еще несколько лет назад сложно было представить себе, что в Турции начнется суд над генералами, пусть даже и отставными. Однако, по словам американского политолога Фарида Закарии, «этого требует логика борьбы между правящей партией и ультрасветским истеблишментом — военными, судьями и частью крупного бизнеса». Представители турецкой элиты, которые оказались на скамье подсудимых, вели активную кампанию против нынешней власти. Именно они организовывали многотысячные демонстрации протеста перед мавзолеем Ататюрка в мае 2007 года, целью которых было не допустить избрания Гюля. Именно они в июле этого года предприняли попытку запретить ПСР, которая провела через подконтрольный ей парламент ряд антиконституционных актов, в том числе закон, разрешающий ношение хиджабов в учебных заведениях. Для запрета партии не хватило одного голоса: инициативу поддержали шестеро из одиннадцати судей, тогда как квалифицированное большинство составляет семь голосов.
   Оппозицию смущает, что история с подготовкой переворота начала раскручиваться в тот самый момент, когда Конституционный суд рассматривал вопрос о запрете правящей партии. Некоторые полагают, что «дело 86» может быть банальной местью со стороны правительства. Процесс над националистами из группы «Эргенекон» все чаще сравнивают с охотой на ведьм. Один из обвиняемых — ректор Стамбульского университета Кемаль Аламдароглу — назвал происходящее комедией. «Все, что я делал на посту ректора, не противоречило Конституции и законам республики», — заявил он.
   У правящей партии давние счеты с защитниками светской Конституции. Предшественники ПСР — Партия благоденствия и Партия добродетели — были запрещены Конституционным судом. Впрочем, каждый раз исламистская партия возрождалась под новым названием, а судебные запреты не мешали ее популярности. И, несмотря на то, что сейчас лидеры ПСР открещиваются от радикальных взглядов, по словам экспертов, в своей политике они основываются
   на учении известного мусульманского философа Фетхуллаха Гюлена, утверждающего, что постепенная исламизация турецкого общества должна в итоге привести к падению светского государства. Критики правящей партии отмечают, что когда премьер-министр Реджеп Эрдоган был мэром Стамбула, его называли стамбульским имамом, а президент Абдулла Гюль еще в 1990-е годы заявлял, что «если исламисты придут к власти, это будет означать конец кемалистской республики и крушение светских устоев».
   «Эргенекон» — естественный соперник происламской партии Эрдогана. Это организация, главной ценностью для которой является нация — понятие, отсутствующее в исламской традиции. Правые национал-консерваторы в первую очередь обращаются к этническим, а не к религиозным корням. Кстати говоря, Эргенекон — это мифическая долина в Средней Азии, где проживали первые тюрки. Националисты выступают за светский характер государства и обвиняют правящую партию в намерении ввести в Турции теократический режим иранского образца.
   Любопытно, что главным идеологом заговорщиков правительство называет известного колумниста газеты Cumhuriyet Ильхана Сельчука — турецкого евразийца, выступавшего за создание тюрко-славянского союза. Для оказавшихся на скамье подсудимых интеллектуалов правого толка характерно неприятие западной цивилизации. Поэтому они не поддерживают идею вступления Турции в Евросоюз. «Турция никогда не будет Европой, не пожертвует своим священным суверенитетом, — утверждает вице-председатель «Объединения за сохранение идейного наследия Ататюрка» Али Эркан. — Именно европейцы убеждали премьера Эрдогана форсировать исламизацию республики при помощи реакционных религиозных сил».
   Стоит отметить, что националисты, отстаивающие самобытность Турции, считаются в стране продолжателями дела Ататюрка и пользуются огромной популярностью. Недаром им удавалось собирать массовые демонстрации, в которых принимали участие сотни тысяч человек. Когда начались первые слушания по «делу 86», сторонники подсудимых вышли на улицы под национальными флагами, скандируя: «Предатели — в парламенте, патриоты — в тюрьме».
   Группу «Эргенекон» обвиняют в хранении целого арсенала оружия, взрыве редакции светской газеты и убийстве судьи. Однако в первую очередь общество пытаются убедить в том, что «дело 86» приведет к разгрому таинственной организации, известной в Турции как «теневое государство». «Это очень важный процесс, на котором впервые предстанут деятели «теневого государства», — говорит отставной прокурор Мете Гоктурк. — Раньше у правительства не хватало политической воли, чтобы привлечь их к суду. Если и сейчас дело удастся спустить на тормозах, в будущем никто не решится повторить эту попытку».
   Правительство использует «дело 86» для того, чтобы окончательно подорвать позиции кемалистов в турецком обществе. Сторонники властей заявляют, что суд над заговорщиками должен наконец-то утвердить в Турции верховенство права, продемонстрировав, что в стране больше не существует «привилегированной касты неприкасаемых». «Сейчас мы переживаем рождение нового государственного устройства: на смену контролируемой демократии приходит полноценная демократия», — утверждает турецкий журналист Алпер Гормус. Однако, как отмечает редактор журнала The Middle East Quarterly Майкл Рубин, нынешний процесс доказывает как раз обратное: «В современной Турции сторонники светского государства не имеют права на справедливый суд».
   Конечно, любые показательные процессы, на которых выдвигаются обвинения против представителей оппозиции, не внушают особого доверия. Раскрытие заговора, целью которого является насильственный государственный переворот, — весьма распространенный способ борьбы с политическими оппонентами. Только вот распространен он, скорее, на Востоке, в исламских странах, а отнюдь не в Европейском союзе, куда стремится привести Турцию партия Эрдогана.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK