Наверх
13 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Сумасшедшие люди"

Светлана Слепова работает главврачом ветклиники в московском «спальном» районе Марьино. Замужем, дочь 15 лет, четыре кошки, черепаха и… лошади. Нет, не на Рублево-Успенском шоссе. Чтобы содержать лошадей, Светлана подрабатывает частным образом по ночам — ездит по вызовам, лечит животных.    Так получилось, что основная работа Светланы напрямую связана с ее хобби — содержанием лошадей. Живет семья небогато, муж — газоэлектросварщик, дочь — тинейджер, «в самом соку», а тут еще лошади, да не одна-две, а целых пять. Две большие — мерин буденновской породы и тракененский жеребец. Мерин появился из частной конюшни, жеребец — из Рязанского конезавода. Оба, когда Светлана их забирала, пребывали, по ее выражению, в «ужасающем» состоянии. Три лошадки — шетландские пони. Одна из них кобыла-мать, две другие — ее дети. Мама уже на пенсии, она ее заслужила — и детьми, и прошлой работой; теперь она просто ест и гуляет, посматривая, как работает новое поколение.
   Все пять лошадей стоят в конюшне Раменского ипподрома. «Здесь хороший тренер, — говорит Светлана, — прекрасный манеж, приветливый персонал. И меня все устраивает, и лошадям нравится, я же вижу».
   Теперь о том, сколько стоит это «удовольствие». Мерина Светлана курирует как ветврач, его уход оплачивает другой человек, стоимость жеребца она делит пополам с подругой, а три пони — полностью из ее кошелька. В целом выходит в месяц 20 тыс. рублей. Для кого-то, разумеется, копейки, а для семьи ветврача и газосварщика — весьма приличные деньги, которые можно было бы, к примеру, направлять на погашение кредита за автомобиль, на котором Светлана по ночам гоняет по вызовам. Да мало ли на что еще они пригодились бы небогато живущей семье.
   А началось это «сумасшествие» у Светланы в далеком детстве. Сколько она себя помнит, еще совсем маленькой подбирала бездомных собак и кошек, таскала из дому еду, кормила, пыталась лечить. Затем, когда слегка подросла, в конноспортивном комплексе «Битца» принялась по-настоящему помогать в лазарете настоящим ветврачам. «Большое спасибо главному врачу лазарета Нине Николаевне Ханжиной, — просит передать (передаем. — «Профиль») Светлана, — она научила меня не только любить, но и понимать животных».
   После школы отработала два года в Ветакадемии в качестве рабочей по уходу за животными: профильная занятость очень пригодилась для поступления на ветеринарно-зоотехнический факультет, который Светлана окончила.
   К занятиям бизнесом ее никогда не тянуло, скорее — жизнь заставляла. В конце 1990-х Светлана руководила большой конюшней в Кузьминках, к ней приезжали тренироваться чины посольства Испании, она организовывала конный праздник на 850-летии Москвы. «После этого пошла настоящая прибыль, — рассказывает Светлана, — и хозяева меня «попросили» — чтобы со мной не делиться, решили, что сами справятся. Но добром это не кончилось, и теперь в бывшей конюшне — склады».
   Так или иначе, но детские устремления Светланы — большая редкость — полностью воплотились в реальность, о чем она не жалеет: мало того, что работа любимая, так еще и лошади собственные, за которыми она ухаживает с тщанием и удовольствием. И тут у несведущего возникает вопрос: зачем, собственно, занятой семейной женщине лошадей содержать — чтобы просто любить? Оказывается, что таки да. «Во-первых, — говорит Светлана, — лошади — самые нежные и трепетные существа, чрезвычайного ума и чувствительности, и их можно и нужно для начала просто любить. Но!.. — вздевает палец вверх, — лошадям одной нашей любви недостаточно, им нужно работать». И лошади Светы работают: на жеребце Волопасе она занимается выездкой и — пока он еще маленький по возрасту — тренирует, готовит его к участию в будущих соревнованиях. Мерина Бреста они с подругой готовят к конкуру, а пони состоят в клубе, на них детишки катаются. Так что все при деле. «Каждому свое, — считает Светлана, — кому-то рыбок нравится разводить, у кого-то хомяки дома. А я не могу без лошадей. Но!.. — опять палец вверх, — прежде чем завести лошадь, а желающих сейчас много появилось, нужно знать и понимать очень многое. Во-первых, нужно ответить себе на главный вопрос: зачем? Зачем вам нужна лошадь? Многие из нуворишей, купив землю, дом, кучу неодушевленных причиндалов, считают, что лошадь — это что-то из ряда антикварной мебели или расписного камина в гостевом зале. И что лошадь им нужна «для порядку», чтоб все было, как у других. Но надо заранее знать, что содержание лошадей — дело сложное и дорогое. Лошадь живет 25—30 лет (а мы-то сами не знаем, что с нами завтра будет), и все это время ее нужно поить, кормить, ухаживать, следить за здоровьем, выгуливать, давать ей возможность работать — ведь это животное создано для движения, для совершения усилий, нельзя, чтобы лошадь просто стояла… В конце концов, навоз нужно куда-то девать, и кормить надо три-четыре раза в день. И главное: лошади, как, кстати, и хомяку, нужно человеческое внимание. Нет проблем только с игрушками, а живые существа — любые — хотят есть, пить, гулять, чувствовать хозяйское тепло. И если вы не готовы жертвовать собой — своим временем, своими чувствами, — не заводите лошадей, да и любых зверей, чтобы не мучить живые существа».
   Кстати, о живых существах. С отношением к ним наша страна находится, как считает (и небезосновательно) Светлана, на первобытно-общинном уровне. У людей появились возможности и потребности в заведении животных, то есть спрос. Тут же, с середины 1990-х, наш дикий рынок сформировал и предложение: на Птичьем рынке, располагавшемся тогда еще на Калитниковской улице, кого только не предлагали — от скорпионов до обезьян и крокодилов. Но с продажей запрещенных к вывозу и находящихся на грани вымирания животных вроде бы (подпольно, но в меньших размерах это все равно продолжается) разобрались. Моду на живую тропическую экзотику заменили более, казалось, безопасным занятием — разведением редких пород собак. Скажем, в советское время в стране практически не было питбулей или амстаффов. Вид у собак угрожающий. Нажившие состояния во времена дикой торговли всем и вся нувориши (причем многие, чего греха таить, криминальными путями) были не прочь завести у себя в «латифундии» подходящих, по их мнению, животных. И в этом случае спрос породил предложения: дельцы от кинологии в большом количестве поставляли этих собак. Но амстаффы, например, помимо инстинкта размножения и необходимости отправления естественных потребностей, подходят для одного главного в своей жизни дела — боя с себе подобными. Однако при продаже щенков покупателю это не сообщают (и по сей день): а то ведь могут и не купить, а щенков обязательно нужно «впарить», денег заработать. И только потом хозяин выясняет, что у него пес бойцовой породы. Дальше — больше. Произнесли слово «бойцовый», и какой-то «знаток» сердобольно советует избавиться от собаки — «не ровен час, ребенка загрызет». Так появляются на городских улицах отощавшие, озлобленные, измученные, не понимающие, отчего их выбросили, собаки… «Я считаю, что это преступление, — говорит Светлана, — когда живое существо выбрасывают за порог. За это судить надо. Но до того нужно, чтобы человек, решивший завести собаку бойцовой породы, сдавал бы экзамен и оплачивал бы лицензию, — тогда, прежде чем купить такого пса, каждый хорошо подумает, а нужно ли.
   То есть, во-первых, отсутствует у нас культура отношения к животным. Во-вторых, даже при наличии в наше время массы литературы в печатном и электронном виде большинство предпочитает слушать и принимать решения, исходя из рекомендаций приподъездных «знатоков», — и цветет бурым цветом массовая зообезграмотность населения. Хомяков, к примеру, мыть в воде категорически не рекомендуется, им это вредно, и насущно необходимо этому зверьку колесо, как для белки, чтобы было где лапки размять, а их мучают в замусоренных клетках… Наконец, смехотворное у нас в стране участие государства в решении проблем домашних животных, никакого регулирования. С транспортными средствами строгость невероятная — мопед так просто не заведешь, иди регистрируй. А животных — кого хочешь. За границей, не везде, но в богатых странах, по крайней мере, есть полиция, которая следит за тем, чтобы к животным относились должным образом, разработаны меры по их защите. Животным на людское зло и ответить-то нечем, а значит — наше к ним скверное отношение вдвойне преступно. И лошадей нет-нет, да и выбрасывают горе-конезаводчики, мы с подругой отлавливаем иногда по полям, пристраиваем в надежные места».
   …Ошибка при подсчете вышла: на самом деле у Светланы не только лошади, кошки и черепаха. Еще на основной работе в ветклинике — такса приблудная (выброшенная кем-то на улицу). А на днях ночью к дверям клиники привязали красавца ирландского сеттера. Отощал страшно. Видно, завели поначалу, решили, что это игрушка, а потом выяснилось, что нет — оказывается, живое существо. Кормить, гулять и ухаживать нужно. И расхотелось сразу… Лучше бы таким гражданам просто в кино сходить. Или так… водки выпить.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK