Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Суррогат «имени… Нахименко»"

Черноморское высшее военно-морское училище имени Адмирала Нахимова 70 лет ковало лучшие кадры для нашего флота. Теперь оно украинское. Ну как украинское… Нет его больше никакого, по правде говоря.В стародавние времена эпохи развитого социализма в стране было все большое, и Военно-морской флот, понятное дело, был океанским. Служила там чертова уйма народу, служила не чета нынешним — аж по три года, а управляли этой уймой, вот прям как сейчас, офицеры. И нужно их было много.

Кузниц офицерских кадров для ВМФ было 11 штук, а с потешными войсками Наркомпроса — Ленинградским Нахимовским училищем — даже больше. В них поступали, в них учились и их оканчивали, не очень задумываясь над названиями абсолютного большинства из них. А задуматься между тем было о чем — не столько над названиями, сколько над именами выдающихся деятелей, которые были этим заведениям присвоены. 

Реестр имен почетных флотоводцев

С этим вопросом наблюдалась идеологически безупречная и оттого совершенно полная катавасия. Ну в самом деле, старейшее в стране Высшее военно-морское училище в Ленинграде, ведущее, по слухам, с которыми упрямо боролся Политотдел, свою историю от Морского кадетского корпуса Его Императорского величества, носило имя сомнительного со всех точек зрения флотоводца Михаила Васильевича Фрунзе. 

А курсантам-инженерам (сиречь маслопупам по-флотски), получавшим образование под державным шпилем аж самого Адмиралтейства, повезло еще меньше. Вроде бы нормальные флотские инженеры: трюмные, электрики, турбинисты, — ничего неприлично-особистского… И на тебе — имени Дзержинского. Двусмысленность в именовании еще одного ленинградского же и инженерного же училища, возможно, была очевидна и для командования. Ну в самом деле, прет гарнизонный патруль в комендатуру пьяного курсанта, а у него во лбу — священное для каждого советского человека имя! Поэтому вождя мирового пролетариата с бескозырок немудрено убрали. Написали коротко и ясно: «Ленинградск. Высш. Воен.-морск. училище»,— и уверяли на голубом глазу, что просто места на ленточке не хватило.

Высшее военно-морское училище радиоэлектроники все в том же Ленинграде носило имя изобретателя радиосвязи, по версии ЦК КПСС, — Попова. Говорят, он путал балтийских штурманов, передавая команды флагмана по «беспроволочному телеграфу», что некоторым образом оправдывает его родство с флотом великой морской державы. А на вполне серьезное во всех смыслах учебное заведение — Высшее военно-морское училище подводного плавания — выдающихся деятелей уже не хватило. Поэтому его окрестили скопом — всем Ленинским комсомолом.

В общем, с флотоводцами в Питере как-то не складывалось. Не находилось никак для здешних ВВМУ лисянских с крузенштернами, бутаковых, сенявиных и проч. Чуть больше повезло двум другим учебным заведениям. К ним относились с уважением, как к командным, но мало кто мог похвастаться обладанием какими-то предметными о них сведениями. Потому что расположены были оба в строго противоположных углах отечества — в Калининграде и во Владивостоке, то есть, отовсюду далеко. Калининградское было никого не имени, хотя сейчас, говорят, стало имени Федор-Федорыча Ушакова. Во Владивостоке же, городе, который моряки всего мира на всех языках зовут исключительно Владик, все было безупречно — училище носило имя адмирала Степана Осиповича Макарова. 

Сейчас все эти бурсы называются гражданским словом «институт», и, хотя обучающихся не перекрестили ни в «институток», ни даже в «студентов», а по-прежнему именуют курсантами, они у нас есть и, даст Бог, никуда не денутся. 

Утраченное: чего жаль, чего не очень

Позвольте, скажет знакомый с азами арифметики читатель, а где же еще четыре институ… то бишь училища? Увы, мы их потеряли. Безвозвратно ли, нет ли — но после беловежских бдений мы их потеряли.

Сразу оговорюсь, что Киевское высшее (?!) военно-морское политическое училище (без имени) любой моряк, включая распоследних маслопупов, был готов потерять с момента его основания. Да-да, оно готовило политработников для ВМФ! Вернее, их военно-учетная специальность в редакции мореманов звучала как «политработник-минус-штурман», и никак иначе. Чего они только не выделывали на навигационных картах, лихо бросая якоря в центре о. Мальта и строго посередине пересекая Италийский полуо.! Слава богу, после того, как один из них, политрук Саблин, в 1975 году чуть не спер у державы большой противолодочный корабль «Сторожевой», намереваясь совершить на нем вояж в Швецию, им запретили близко подходить к штурманской прокладке и они твердо заняли место «у пульса матросских сердец» по боевому расписанию. К тому же и офицерами они были не совсем. В отличие от выпускников всех остальных ВВМУ, эти учились четыре года, а не пять, поэтому на всех четырех флотах их неофициально числили курсантами пятого курса… Так что с приобретением тебя, братская Украина!

А вот Каспийское ВВМУ жалко. Расположенное в городе Баку на берегу Каспийского озера, оно готовило штурманов и химиков. Прибытие его выпускников на флота вызывало на этих самых флотах неподдельное изумление и немой вопрос «зачем?». Правда, если в отношении штурманов он, скорее, звучал как «зачем еще-то?» и, как правило, весь остаток службы оставался без ответа, то с химиками все очень быстро разъяснялось: вместе с начмедом, особистом и замполитом химик обеспечивал перманентно готовый квартет для партии в «козла». КВВМУ также носило имя практически неизвестного флотоводца Сергея Мироновича Кирова. Но, во-первых, убили его все-таки во флотском городе (расположенном на реке). А во-вторых, оно дало миру писателя-химика Александра Покровского («72 метра»). А кому довелось побывать там на практике или спартакиаде, сохранит о КВВМУ восхитительные воспоминания: забор в забор с ним расположен Бакинский пивзавод… Нет, Каспийское — жалко.

И еще два жалко. Находятся они в городе русской морской славы, расположенном на Черном море, которое после того, как перестало называться Понт Евксинский (по-гречески, со страху, для задабривания — «гостеприимное»), долго называлось Русским. Основан город был русским адмиралом Клокачевым, построен русским адмиралом Ушаковым, бившим оттуда турок и освобождавшим греков и итальянцев. Там дрались русские матросы под командованием русских адмиралов Лазарева и Нахимова, Корнилова и Истомина, Колчака и Октябрьского. И стоит этот город на юго-западной оконечности почему-то украинского полуострова Крым. Что-то не понятно? Ничего не понятно? А никому не понятно.{PAGE}

Так вот об училищах. Раньше их было два: Севастопольское высшее военно-морское инженерное училище и Черноморское высшее военно-морское училище имени Павла Степановича Нахимова. А сейчас одно — Севастопольский военно-морской институт имени П.С. Нахимова. Институт, само собой, украинский.

Голандёры — это вам не маслопупы

Первое было на северной стороне города, на берегу маленькой и уютной бухты Голандия. Именно так, через одно «л», назвали ее комендоры адмирала Ушакова — видимо, в честь учителей Великого Петра. Откуда ж было знать верным комендорам, что такая маленькая Голландия пишется аж через два «л»?! Вот Россия — другое дело…

Появилось это училище на свет вопреки всякому здравому смыслу и благодаря капризу августейших лоботрясов. Один из великих князей бредил морем, но путь в Морской корпус ему был заказан по причине слабости легких. И все бы так и ушло в несбывшееся, не озадачься своей судьбой цесаревич Алексей, тоже богатырским здоровьем не отличавшийся. Оказали ли воздействие на его мечтания рассказы дядьки-матроса из Гвардейского экипажа, судить не возьмемся, но, выбирая между продолжением карьерного роста в Преображенском полку и морской романтикой, цесаревич встретил жаркое понимание у родственника — болезного великого князька. Папа (ударение, как в слове «компас»), государь Николай Александрович, положа руку на сердце, вообще никакого образования не получил, так как в юности его домашним учителям строго-настрого было запрещено проверять усвоенность начитанного ему материала, а в заведения он не ходил. К флоту он, вполне вероятно, мог относиться с прохладцей, так как его ознакомление с морской службой омрачалось воспоминанием о проломленной ему японским полицейским башке, когда во время учебного плаванья они с Жоржем, греческим принцем, вздумали дебоширить на улицах премилого городка Отсу. Видимо, под давлением этих воспоминаний он и кинется позже очертя голову воевать с Японией. У каждого своя Цусима…

Предубеждение предубеждением, но ведь дети хотят! А Николай Александрович, к чести его надо признать, своей судьбы ребенку не желал и склонялся к систематизированному образованию в присутственном месте. Стало быть, нужен II Морской кадетский корпус. Где? О том, что такое воздух южного берега Крыма для легочных больных, я вам рассказывать не буду. Поинтересуйтесь у специалистов. Название бухточки Романовых, видимо, очаровало — ай, как славно, и вполне во флотских традициях! Опять же дача у нас в Ливадии… 

Начали строить… Да в пятнадцатом году и бросили — надорвали пуп на фронтах Империалистической. Но строили солидно, респектабельно, державно… Когда стоишь на безбрежном, прямо-таки павловском плацу СВВМИУ и смотришь на фасад Главного корпуса, Третьим Римом аж до косточек пробирает. А тут и Второй неподалеку, два шага — и Босфор!

И стало там при Советах Военно-морское инженерное училище. Строго говоря, учились там, конечно, маслопупы, но курсанты из ЧВВМУ имени П.С. Нахимова (речь о котором ниже) их так почти и не называли. Ну разве что на шлюпочных гонках… А уважительно именовали «голандерами».

А уважать было за что: готовило это училище специалистов высочайшего класса по эксплуатации энергосиловых установок всех без исключения типов подводных лодок, имевшихся и поступавших на вооружение Военно-морского флота СССР — как дизельных, так и атомных.

Остатки поделенного на ноль

Да вы сходите туда и сами посмотрите! Я понимаю, что воинская часть, но вы не бойтесь — там нет никого. Повезет — унитаз сопрете. Или панцирную койку из курсантского кубрика. Хотя вряд ли — где хохол прошел… В общем, все украдено до вас. Там, кстати, рядом Черная речка есть… Нет, не та, где Пушкина убили. Это где корабли убили. Кладбище старых кораблей. Давно-о-о оно там. Так что в милой бухте Голандия сейчас все очень органично.

Говорят, что у независимой Республики Украина есть оборонительная доктрина. Так вот, согласно ей, у Украины нет подводного флота, а стало быть, и подготовка специалистов для него ей не нужна. А куда делась матчасть учебной базы — да кто ж тебе скажет? Ладно, матчасть — писсуары где?

К слову сказать, врут — насчет доктрины-то. Есть у них в Южной бухте подлодка советской постройки. Ну понятное дело, испортилась: время, ржа, туда-сюда… Поломались дизеля. Надо новые. Дорогу-у-ущие заказали. Чи в Англии, чи во Франции… В НАТО, в общем. Капиталисты — народ дисциплинчатый. Доставили. И надо же незадача — не лезут, по габаритам не лезут буржуйские дизеля в горловины советской подводной лодки! Резать горловины под новые дизеля — значит делать из подлодки просто лодку. А-а, хай так стоит. Она и стоит. Дизеля рядом, на причальной стенке. И старые (выгрузили же!), и новые (не загрузишь же!)…

Вспоминается Черномырдин по телевизору. С высокой трибуны и с умным видом читает список объектов Краснознаменного Черноморского флота СССР, подлежащих разделу с ВМС Украины. Ну, раз вид умный, че рот-то раскрывать? Ветераны-черноморцы валокордин пьют, а он все моноложит и моноложит… Откуда зрителю, сугубо гражданскому, а в большинстве своем совсем сухопутному человеку, знать, что скрывается за этими наименованиями географических объектов? 

Школу водолазов разделили: учебно-тренировочную базу им, а акваторию полигона — нам. И как их теперь учить? Как плавать в деревне — брось на глубину, глядишь, сам выплывет?

Элиту спецназа, боевых пловцов загнали в Константиновский равелин, а он аккурат напротив городского пляжа. А у них там водолазное белье — и то секретное! А равелин низенький, при царе Горохе строили. И во дворике его эти самые «пираньи» целыми днями что-то рвут, аж на мысе Хрустальный слышно. А вокруг этого самого низенького равелина весь день порхают отдыхающие на «летающем крыле». Высоко-о-о летают. Чи отдыхающие, чи шо? Как проверишь? И снайперу не поручишь — зона отдыха и вообще… независимое государство!

Были у этих ребят и свои дельфины. Дельфин — он, конечно, умный. Но, поверьте, учить его дольше, чем даже шибко дурного матроса. А базы-то, как по сговору, все поотдавали! Ну и продали они наших дельфинов. В Турцию да в Иран продали. В цирки. Но это тогда в цирки, а сейчас и не угадаешь уже, как там у Турции с Ираном повернется…{PAGE}

Флагман у них есть. У флота ихнего то есть. Не на ходу он, хотя стоит, как взрослый, на 12-м причале в Северной бухте, где некогда стояли красавцы-корабли 30-й дивизии надводных кораблей КЧФ СССР. Эскадренный миноносец начала 80-х годов типа «Современный», по советской классификации. Есть у него в Севастополе два прозвища. Первое — «столовка», так как там харчится весь Главный штаб доблестных украинских ВМС. Второе — «собака», так как на надстройке намалевана волчья голова. Так вот осадка у этой «собаки» такая, что кажется, под верхней палубой там вообще ни черта нет — все повыносили! По слухам, гребных валов точно нет. А наши коробочки в полтора-два раза старше — в море бегают.

А база 155-й бригады подлодок в Балаклаве? Люди умирали, вырубая в сплошной скальной породе фарватеры, причальные стенки, ремонтные доки и оружейные арсеналы! Практически лодка могла в подводном положении прийти в базу на предпоходовую подготовку, там отдоковаться, заправиться и принять боезапас и снова уйти на боевую службу в подводном же положении! И ни один спутник-папарацци ничего усечь не мог. Да он здесь и не сек — в голову не приходило! А теперь там музей милитаристской экспансии большевизма-коммунизма. Хотя какой там музей — «новодел» сплошной! Кабельтрасс-то по коридорным переборкам нету — батькивщине треба цветной металл … 

Нет, не все разворовано и похерено. Какие-то державные действия тоже производились за отчетный период. Последняя инициатива — ракетный полигон на мысе Тарханкут. Но, во-первых, если украинский солдат еще раз возьмется за ракетное оружие, израильские авиалинии точно поставят свои лайнеры под сопровождение «Кфиров», а тем есть шо пытать еще с батьки Махно и прочих батек более поздних исторических периодов. Во-вторых…там же меловые скалы! Там же в подводных гротах газету читать можно! Рай для дайверов… У вас Крым — курорт, чи шо?

Как говорил незабвенный Александр Иванович Лебедь, глупость — это не отсутствие ума, это такой ум. 

Единственное ракетное

Но вернемся к истокам новоявленного СВМИ имени П.С. Нахимова. Одна его составляющая, а именно инженерное училище подводного плавания, фактически перестала существовать как боевая единица. А где же, собственно, и что же, собственно, СВМИ? А это расположенное много южнее самой что ни на есть Южной бухты бывшее Черноморское высшее военно-морское училище имени Павла Степановича Нахимова, ковавшее командные кадры для Военно-морского флота СССР. Его тогдашние 44 гектара раскинулись на берегах двух бухт — Стрелецкой и Песочной, и шаловливые курсанты запросто ходили в самоход от мыса Фиолент до мыса Херсонес просто вплавь. К шоколадным девочкам. И из Москвы, между прочим, и из Киева… Мы не будем говорить ни о «биле мицне» из квасных бочек, ни о шашлыках на Максимовых дачах. Мы — об училище.

Основанное в 1937 году, оно долго оставалось безымянным — как-то не до этого было. В 1949 году училище стало высшим, и над присвоением ему имени задумались на самом верху. Будь оно постарше, уже давно было бы имени какого-нибудь Бонч-Бруевича, но разбрасываться именами соратников Верховный после войны уже не спешил. А трибуцы-головко да октябрьские с кузнецовыми, как назло, были еще живы. Но ушаковых-то с суворовыми вроде недавно сам разрешил, а в Севастополе все просто дышало Нахимовым! 

Второе рождение училище получило, как ни странно, при Хрущеве. Сергей Павлович Королев, видимо, не нарочно рассказал Никите Сергеевичу про ракеты. А тот от радости как пошел артиллерийские крейсера на иголки резать! И ЧВВМУ с тех пор стало единственным флотским сплошь ракетным учебным заведением. Вот только нет его теперь, да и новых не появилось… 

Ракеты изучали все — крылатые, баллистические, ударные, зенитные, противолодочные. Всех видов базирования. На III береговом факультете — даже воздушного и, понятно, берегового. На I корабельном и II противолодочном — надводного и подводного. «Рогатые» (БЧ-2 — ракетно-артиллерийская боевая часть) и «сапоги» (понятно кто) изучали, конечно, и артиллерию, но так, не всерьез. «Румыны» (противолодочники — минеры, в общем) по-взрослому наваливались на противолодочные ракетные и ракетоторпедные комплексы «хреновой погоды»: «Вихрь», «Вьюга», «Метель», «Пурга», «Гром», «Шторм», «Смерч» и… «Тюльпан» — но это уже аппаратура предстартовой автоматики. На факультете даже завели позор командного училища — два инженерных класса, но маслопупами их звать язык не поворачивался. Они, конечно, крутили гайки, как какие-нибудь трюмные машинисты, но крутили они их, приворачивая спецбоеприпас ко всему вышеперечисленному. 

Секретность была страшная, и едущие в училище курсанты на родной «шестерочке» шипели на бедовых и черноглазых водительниц троллейбусов, в дни увольнений неизменно объявлявших «Следующая остановка — ЧМУ» вместо «…Стрелецкая бухта, конечная». Хотя, конечно, смешно: у входа в Лабораторный корпус №1 (ЛК-раз), просто нависающий над Песочной бухтой, стояли две устремленные ввысь зенитные ракеты. Но начальство, видимо, полагало, что их с пляжа не видно.

«Сапогов» не то чтобы гнобили, нет. Просто в училище был фантастический культ моря и флота, и они поневоле держались со своими синими и красными просветами как-то в тени. Все, что не было «спецухой», отвергалось и презиралось: если от предмета тянуло ГСМ и инженерными «молотками» или он был исчадием кафедры марксизма-ленинизма, им занимались постольку поскольку, лишь бы не вышибли. Все остальное — от морпрактики и кораблевождения до тактики и боевого применения — было «спецухой». Плохая учеба по «спецухе» — моветон. 

Между прочим, в училище был свой планетарий. Да-да! Даже далеко не каждый город мог похвастаться подобным учреждением, а курсанты имели возможности «просекать» навигацию, так сказать, в режиме «онлайн». Кстати сказать, не раз и не два выпускники ЧВВМУ сажали в лужу «настоящих» штурманов уже на флотах. Да и других тренажеров хватало: применения оружия, боевого маневрирования… Кроме того, судно для тренировок по борьбе за живучесть, свой дивизион посыльно-оперативных катеров и водолазный комплекс. 

Физподготовка или, на местном жаргоне, ФИЗО — это отдельная статья. Просто перечисление: футбольный стадион с беговой дорожкой, пляж, шлюпочная станция, эллинг с яхтами, три теннисных корта, две волейбольные площадки, одна баскетбольная, три спортивных городка с силовыми снарядами, полоса препятствий, стрельбище, две кроссовые дистанции и два спортивных зала — один с рингом, второй с борцовыми матами. Резюме — первые места на всех спартакиадах ВВМУЗ. На первенствах Вооруженных сил, чего греха таить, были и просто призовые… {PAGE}

ЧВВМУ имело два прозвища. Для общесоюзного употребления — ЧМУПС, где хотя бы инициалы легендарного адмирала, но присутствуют обязательно. Для местного — Стрелка, и севастопольским девушкам сразу становилось ясно, в какую бухту держать курс. А выпендрежник-чмупарь, в ушитой в обсос голландке, непомерных «сходных» клешах и шитой на заказ фуражке, имел нос, как корабль клотик, самой высокой точкой своего тела… Элита флота! Белоподкладочник! Курсантов пятого курса разбирали, как горячие пирожки!

А что по вечерам в выходные творилось в училищном клубе! А на летней киноплощадке!.. Но это, вероятно, тема совсем другой публикации.

Какая держава — такие и имена

Все было славно… до декабря 91-го. Личный состав построили, опечатав оружейные пирамиды учебных рот, и какой-то «пиджак», которого сопровождали незнакомые офицеры, прочитал с трибуны начальника училища (!) полную, казалось, галиматью. Строй стоял, силясь проснуться. «Пиджак» воспрянул духом, не поймав настроение масс, и тут же предложил желающим присягнуть чему-то невообразимому. Строй поколебался еще мгновение и… рассыпался. На трибуне началась истерика с требованиями вернуться на места. Толпа — а это была уже толпа — ответила. Нестройно так, не по-военному, но убедительно и самую суть. Истерика была перенесена на училищных офицеров. Те ответили примерно то же самое, и отряд киевских парламентеров бежал, теряя листы обращения. Разошлись по ротам, а вечером, не сговариваясь, все вместе, все той же толпой, пошли в город. Без увольнительных билетов и нарушая форму одежды.

Потом, конечно, воровато забегали какие-то одинаково кругленькие, маленькие офицерики с бритыми затылками и усами подковкой. Нашлись и желающие присягнуть… Декабрьских событий на Сенатской площади не вышло, хотя и повод, на первый взгляд, похож. А позже под душераздирающий вой, плач и стоны девушек, жен старшекурсников и матерей все подряд сотни и сотни курсантов разных курсов и факультетов, закинув за спину вещмешки, потянулись в пешем строю к вокзалу. Они разъезжались. В Питер, во Владик, в Калининград. Многие, ой многие, шли под упреки родных в эгоизме и прочих грехах. Кто-то огрызался, кто-то убеждал, кто-то шел молча, играя желваками, кто-то — опустив голову. И в поезда сели не все. Но остались десятки, а уехали — сотни.

А тем временем сбежавший от суда военного трибунала Тихоокеанского флота новоиспеченный командующий ВМС Украины Михаил Ежель затеял реконструкцию военно-морских училищ Севастополя. По замыслу киевских «политтехнологов», объединенный Военно-морской институт должен был носить имя гетмана Сагайдачного — раз уж, согласно глобусу Украины, именно запорожские казаки разбили и турок, и татар, и еще черт-те знает кого… Какого гетмана? Где?! В Севастополе?!! Да они с ума посходили. Здесь бога зовут Пал Степанычем! Местные энтузиасты, раскатывающие туристов на своих еле дышащих джонках по многочисленным бухтам и бухточкам, на полном серьезе уверяют, что именно Нахимов построил над Южной бухтой беседку, чтоб государыня императрица Екатерина II могла с комфортом любоваться парадом Черноморского флота. Один из них, узнав, что это был Потемкин, живший более чем на полвека раньше Нахимова, резонно спросил: «Ну и кому он нужен, если его никто не знает?» 

Столкнувшись с фантастическим сопротивлением, причем не только в Севастополе, но и в среде своих же «новообращенных» офицеров, в местных администрациях, и даже в некоторых киевских кругах, идею похоронили. А чтоб не так обидно было, в последние годы все чаще звучит новая версия: Нахимов так любим и велик, потому что украинец! Нахименко его фамилия, а в николаевской России с малороссийской фамилией выбиться в люди было совершенно невозможно. Некоторые категории украинского народа горячо подхватили это известие. Многие верят. 

Коттеджики на руинах эпохи

Офицеры, окончившие противолодочный факультет ЧВВМУ имени П.С. Нахимова в 1979 году, увидели свое училище через 25 лет. Среди них контр-адмирал — приятно. Но есть и старший лейтенант — что ж, бывает. Абсолютное большинство капитаны III ранга — не густо. Еще больше уже в запасе — нормально. 

Никто не присягал дважды — а как иначе? 

Первая реакция: где абрикосы? Аллеи училища утопали в абрикосовых деревьях! Вырубили? Зачем? Снесли забор клуба… Может, и правильно. Демократично так: пришла девушка в гости, может прогуляться с курсантом по территории. Во всех курилках нет скамеек… Почему? А-а, урн тоже нет. Видимо, за здоровый образ жизни. Но скамейки можно было и оставить. Курсантское кафе «Фрегат»… Господи, что это с ним? На ремонт не похоже — полкрыши снято… Так есть кафе или нет?

Жилой корпус. А чего они все с флягами? В Крыму всегда было не ахти с водой, но чтоб так! Нам фляги и на руки-то не выдавали… А это что за дети? Какой пионерский лагерь?! Это ж воинская часть! А-а, пока большинство курсантов на практике и в отпусках… 

Учебный корпус — фасады выкрашены, отштукатурены… А на тыл краски не хватило? Гляди, дранка еще довоенная торчит! А стекла, стекла! Ну стекла-то хоть можно было вставить? 

А спортивный городок чем помешал? Да вижу я турники, а снаряды где? Ну все равно ж пустырь пустырем, лопухами все позаросло! Слушай, а забор ближе стал или мне кажется? Как на нашей территории? Вот это была наша территория?! На бывшей территории училища, как раз на дорожке, где они, давясь соплями и отхаркиваясь, сдавали много лет назад дистанцию в 3 километра, стоят очаровательные, будто игрушечные, коттеджики новых украинцев. 

ЛК-раз, объект повышенной секретности, где выдаваемый на руки пропуск позволял пройти только на необходимую тебе кафедру и в строго определенную аудиторию. Конечно, не пустят, но чего ж не подойти? Гляди, пустили… Ни дежурного, ни дневальных… Пошли, что ли? Пусто. Кое-где какой-то народ и не всегда в форме. Закрытых и открытых дверей примерно 50 на 50, оборудования мало или совсем нет. 

Обойдя корпус, зашли во внутренний двор, сплошь заваленный ржавыми металлическими ящиками и какими-то металлоконструкциями с сильно облупившейся краской. Господи, «Тюльпан»… А вот «Дозор»! И «Титан-2»!! Да вот же оно, оборудование!!! Но почему здесь? Ведь у причалов стоят корабли тех проектов, на которых это оборудование установлено. А раз эксплуатируется, то должно изучаться…

— На шлюпочную станцию пойдем?

— Нет, никуда не пойдем. Пошли отсюда… совсем. Выпить надо.

***

А училищу между тем в этом году исполнилось 70 лет. И там, в Севастополе, эту дату никак не отметили. Ведь это же их учебное заведение. И оно имеет свою историю, свои традиции.

У первого заместителя командующего КЧФ России вице-адмирала Василия Георгиевича Кондакова, тоже выпускника ЧВВМУ 76-го года, слова «черноморец», «красавец» и «орел» — синонимы. Он приложил весь свой авторитет, чтобы празднование этого юбилея на территории училища все-таки произошло. Нет, не надо им. 

А между тем создается полное впечатление, что все мало-мальски влиятельные должности на флоте заняты его выпускниками. Да и самые высшие тоже. Нынешний главком ВМФ адмирал Владимир Сергеевич Высоцкий — выпускник ЧВВМУ 76-го года. Да и предыдущий — адмирал Масорин — тоже. На флоте шутят, что в США есть семья Кеннеди, а на Российском флоте — семья Касатоновых. Все выпускники ЧВВМУ во главе с бывшим первым заместителем главкома ВМФ адмиралом запаса Игорем Владимировичем Касатоновым. Нынешний заместитель начальника Главного штаба ВМФ вице-адмирал Владимир Викторович Пепеляев тоже вышел из его стен. И еще — Герой Советского Союза адмирал Сорокин, первым проведший советские атомные подводные лодки под паковыми льдами Арктики. И, что совсем уж не присуще флотскому учебному заведению, министр обороны прошлых лет маршал Игорь Дмитриевич Сергеев — выпускник ЧВВМУ имени П.С. Нахимова 1960 года!

Выпускники. Училища, которого нет…

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK