Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Свадебный чертополох"

День свадьбы не всегда бывает днем начала новой жизни. Иногда он оказывается продолжением жизни старой и с удовольствием забытой.Я не спрашиваю у вас, как вы относитесь к свадьбе. Потому что знаю ответ наверняка. Если вы невеста и с вами это случилось в первый раз, то вы мечтаете о подвенечном платье за безоблачную сумму и о маленьких ангелоподобных девочках, которые понесут шлейф вашей длинной фаты. Вы грезите о рисе и розовых лепестках, которыми будут осыпать вас при выходе из Дворца бракосочетаний чудесные родственники. Вы ждете ценных подарков в красивой упаковке. Вы заказываете букет невесты в самом дорогом цветочном салоне, заводите дружбу с флористом, рассказываете ей о том, как встретили вашего принца и не обращаете внимания на то, что флорист равнодушно подсчитывает на калькуляторе смету вашего букета из белых розочек и флердоранжа и прикидывает, сколько можно накинуть сверху этой наивной щебечущей дурочке.
Если вы невеста, но с вами это уже было, то вы, скорее всего, ко всей вышеперечисленной ерунде относитесь с раздражением. Как одну из самых больших глупостей в вашей жизни вы вспоминаете покупку подвенечного платья за ту самую безоблачную сумму: платье висит в шкафу, занимает много места, требует постоянной смены мешочков с лавандой, потому что должны же вы будете показать его своим детям раньше, чем его испортит моль. Воспоминания о рисовом дожде вызывают у вас рвотные приступы: рисинки запутались в вашей изобретательной прическе, и наглые городские голуби вились над головой как кровожадные орлы, когда вы на свежем воздухе у Поклонной горы распивали теплое шампанское. Не гаснут воспоминания о маленьких ангелоподобных девочках, которые запутались в фате, споткнулись на ступеньках, разбили коленки, истерично зарыдали, потребовали у родителей немедленного возвращения домой с проездом через «Макдоналдс» и успокоились только тогда, когда получили по большому куску свадебного торта, который пришлось разрезать много раньше, чем то было запланировано по протоколу. Вспоминается также расплывчатая биомасса из многочисленных далеких родственников, круглые рты, перепачканные майонезом, хрипло скандирующие: «Горько!» В страшных снах приходят воспоминания о массовике-затейнике, который вручил вашему бледному от нервов жениху яблоко, густо утыканное булавками, и потребовал выкрикивать по одному ласковому слову и после этого вытаскивать булавки. Жених поразил ваших родственников и, что особенно печально, вас тоже неожиданным немногословием, запнувшись на первом же ласковом слове «белочка моя». Остальные приятные слова отказывались посещать гудевшую голову молодожена, зато неприятные определения всему происходящему, напротив, роились в голове и требовали выхода наружу. Жених, дабы избежать казуса, плотно сжал губы и выглядел «надменным альфонсом», о чем поспешила сообщить вам ваша троюродная тетя со стороны отца. Не лучшие воспоминания вызывает также история с букетом невесты. Согласно разработанному плану вы собирались кинуть его аккурат в руки лучшей подруге, которая, узнав о вашем бракосочетании, поправилась на десять килограммов и покрылась прыщами. Но в самый ответственный момент ваша племянница, тринадцати лет от роду, грациозно подпрыгнула, на лету поймала букетик из белых розочек и флердоранжа и с радостным визгом побежала с добычей в сторону детского стола. Обо всем остальном вообще лучше не вспоминать…
Моя подруга Верочка замуж выходила в первый раз. У нее все было впереди, включая и первые разочарования семейной жизни, которые обычно наступают уже через несколько минут после того, как толстая тетка берет на себя ответственность объявить вас мужем и женой. В моем случае, например, пятиминутный муж нежно сообщил: «Да, Леночка, насчет свадебного путешествия. Отложим его на декабрь. Сама понимаешь». Я действительно начала понимать, что быть женой топ-менеджера финансовой корпорации, положившего глаз на кресло вице-президента, доля непростая. Глаз на это место он положил тогда же, когда и на меня. Поэтому наш роман сопровождался многочисленными «рабочими моментами», как деликатно называл этот многомесячный кошмар мой жених. На стадии незарегистрированных отношений между работой и мной он демонстративно выбирал меня, чем, собственно, и заслужил мое «да». Достигнув одной цели, он немедленно переключился на другую, и мне оставалось только сожалеть о своей непродуманной доступности. Да уж… Поток воспоминаний отчего-то обрушивается на меня всякий раз, когда кто-то из ближайшего окружения решает сделать шаг на вязкую дорогу, по который ты прошел уже много километров.
Так вот, значит, подруга Верочка прибыла в Грибоедовский дворец в возбужденном состоянии. Платье за безоблачную цену было ей очень к лицу. К жениху она испытывала смесь нежности и отвращения, которую обычно испытывают девушки к молодым людям, пришедшим на смену негодяям, разбившим их девичье сердце. Жених Сережа как раз выступал в качестве реставратора Верочкиного сердца. Он влюбился в нее еще на студенческой скамье, но так, извините за каламбур, и остался на скамейке запасных. Верочка обращалась к нему за помощью, когда надо было за одну ночь написать курсовую работу или завести машину, заглохшую за пределами МКАД. Сережа отжимал апельсиновый сок гриппующей Вере, когда она отказалась от помощи поклонников, стесняясь появиться перед ними с опухшим сопливым носом. Сережа покупал картошку, чинил унитаз, пропалывал свеклу на дачном участке, относил белье в прачечную и заезжал в мастерскую по починке обуви за сапогами Вериного дедушки. Он был тем молодым человеком, который очень нравится родственникам предпенсионного возраста и которого бабушки жалостливо кормят оладьями с абрикосовым вареньем и пророчат в мужья своим непутевым внучкам. Пророчества Верочкиной бабушки удивительным образом сбылись.
Дело в том, что Вера продолжительное время наслаждалась жизнью в обществе юноши по имени Аркадий. Аркадий носил костюмы из последней коллекции Ямомото, расслабленно управлял Х-5-м, приводил в трепет официантов, заказывая изысканное вино, не глядя в винную карту, и употреблял в повседневной речи обороты вроде «мы тут на днях с Мишей Касьяновым обсуждали одну проблему, и он согласился с моим мнением». Миша Касьянов в самом деле жил с ним в одном подъезде, ходил в седьмой класс средней школы и регулярно рисовал непристойные картиночки в лифте. Аркадий в самом деле проводил с Мишей Касьяновым разъяснительные беседы, и трусливый семиклассник соглашался с мнением, что портить общественный лифт нехорошо. Талант Аркадия состоял именно в том, чтобы вспомнить про Мишу в подходящий момент и, не сказав ни слова неправды, произвести громоподобное впечатление на окружающих. За честность, остроумие и все остальное Верочка любила Аркадия и не сомневалась, что она — красивая и в меру умная — заслужила такого редкого мужа. Аркадий подкреплял веру Верочки (извините еще раз за каламбур) в собственные силы различными благородными поступками: дарил дорогие подарки, присылал объяснения в любви с почтовыми голубями, арендованными у приятеля, и каждую ночь ровно в 00 часов отправлял Вере SMS-сообщение с пожеланием спокойной ночи. Верочка даже несколько раз съездила уже на примерку подвенечного платья.
В один непрекрасный день Аркадий не вышел на связь. На следующий день тоже. Верочка сообразила, что в небесной канцелярии, отвечающей за браки, случилось недоразумение. Три дня она рыдала в голос, а на четвертый сменила номер мобильного телефона и обратила взор на скамейку запасных. Верочка договорилась с собой, что Сережа — это так, временный вариант, который поможет ей пережить личную драму. Сережа, надо отдать ему должное, догадался, что судьба преподносит редкий шанс и что всякая девушка с большим трудом переносит присутствие в гардеробе ни разу не надеванного белого платья и фаты. Сережа вывозил Верочку на прогулку в Александровский сад и как бы невзначай предлагал посетить смотровую площадку на Ленинских горах. Насмотревшись на девушек в белых нарядах, Верочка решила поступиться принципами и подумала, что Сережа — это, в принципе, не самый плохой вариант. Во-вторых, Аркадий непременно узнает о том, как быстро Верочку увели под венец, поймет, как много он потерял, и выпустит в небо стаю белых голубей, у каждого из которых в клюве будет письмо с извинениями и предложением все начать заново. Вера, в свою очередь, извинится перед Сережей, он, как верный друг, ее простит, и все вернется на круги своя. Ну и, в-третьих, даже если этого не случится, не пропадать же платью…
Верочка так интенсивно расписала себе преимущества замужества с Сережей, что поняла, что не может больше ждать ни минуты. Путем сложных договоренностей с администрацией дворца удалось назначить свадьбу на ближайшую субботу. Верочкин папа взял срочный кредит и арендовал зал на 100 человек. Со всей страны в Москву неслись скорые поезда, в которых тряслись, прижимая к груди фарфоровые сервизы и хрустальные вазы, дальние родственники. Две ангелоподобные маленькие девочки на примере оконной тюли обучались искусству держать фату, а флорист, оценив Верочкино состояние, накинул ей на букет лишний полтинник баксов. «Скорей, скорей, — суетилась Верочка. — Пускай Аркадий скорей узнает о роковой ошибке! Да и Сережа, в принципе, не самый плохой вариант».
В назначенную субботу кортеж прибыл во дворец. Верочка игриво вылезла из лимузина и увидела Аркадия, который спускался по лестнице, ведя за ручку некрасивую девушку в белой фате.
— Какая встреча! — весело сказал Аркадий. — Это Маша, моя бывшая однокурсница, а теперь жена. Помогала мне курсовую писать и, когда у меня аппендицит был, в больницу мне паровые котлетки носила. — Аркадий нежно поцеловал свежеиспеченную жену в макушку. Как выяснилось, в свое время он уехал из Москвы втайне от Верочки, чтобы приготовить ей сюрприз — маленький коттедж в Сочи. Вернувшись в город через неделю, Аркадий обнаружил, что телефон возлюбленной больше не зарегистрирован в Сети, а заодно узнал, что неверная Верочка переехала к однокашнику и готовится к свадьбе. Разбитое гордое сердце Аркадия требовало срочной терапии. Аркадий позвонил давней подруге, и за короткий срок она окружила его такой заботой и лаской, что он приложил все усилия, чтобы расписаться с прекрасной Машей как можно скорее.
— Я совершенно, абсолютно счастлив, — честно сказал Аркадий, сел в машину и уехал с молодой женой в Сочи.
Верочка в ужасе посмотрела на Сережу и толпу веселящихся родственников, увидела свое отражение в зеркальных стеклах лимузина и со злобной мыслью: «Не пропадать же платью» — переступила порог дворца.

ЛЕНА ЗАЕЦ, рисунки ЛЮБЫ ДЕНИСОВОЙ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK