Наверх
13 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Сверху поздно"

Реформы всегда желательней социального взрыва, потому что в любой революции первым гибнет все то, ради чего она затевалась.   Российский либерал, я имею в виду рядового горожанина, желающего перемен, а не революций, останавливается перед «Стратегией-2012» в некоторой растерянности. Подготовленный ИНСОР доклад «Обретение будущего» хорош всем. Предлагаемые шаги — реконструкция политических институтов, глубокая модернизация, реальная многопартийность, контроль за монополиями, гарантии конкуренции и прозрачности — очевидны, и консенсус по ним в обществе даже имеется; проблема в другом — кто будет все это осуществлять. Если не обеспечить сейчас встречного движения снизу, предупреждают авторы, это движение может оказаться «запоздалым, но резким». То есть, говоря яснее, бессмысленным и беспощадным.
   Обычно интеллигенту — скажем корректнее, интеллектуалу, — приходится решать вопрос о допустимой мере сотрудничества с властью, когда она предлагает новую, продуманную, вроде бы отвечающую всем чаяниям программу. И по всей логике событий свободолюбцы должны поддерживать новую перестройку — аккуратный, тщательно продуманный реформаторский курс. Но что-то мешает.
   Попробуем представить либеральные реформы в исполнении Николая II — да что представлять, вспомним манифест 17 октября и все, что за ним последовало. Был тогда и свой ИНСОР — умеренно-либеральная, мягко-реформаторская партия при дворе. Душой этого ИНСОР был Витте, главный лоббист Конституции. Были интеллигенты, либералы-оппозиционеры, активно недовольные манифестом. Милюков вместо одобрения выступил с резкой критикой запоздавших послаблений, сказав, что «война продолжается». Были черносотенцы, сплотившиеся в ответ на ненавистный им манифест, сторонники самодержавия и ревнители национальной чистоты. И сам манифест — при всей насущной необходимости дарованных прав и общенародном консенсусе насчет исторического тупика — вдохновил немногих и ненадолго: интеллигентные горожане, прекраснодушные обыватели, немного попрыгали на радостях — но скоро убедились, что никакие реформы сверху в исполнении Романовых немыслимы. Для начала реформаторам придется отменить самих себя.
   В том-то и отличие горбачевской перестройки от революции 1917 года: у Горбачева был ресурс народного доверия, массы — и прежде всего профессионалы — готовы были с ним сотрудничать и на него ставить. Советская диктатура хоть и дряхлела, но еще умудрялась убедить подданных в своей компетентности. Во второй половине 80-х сотрудничать с властью, консультировать власть, возлагать на нее надежды — было еще не западло. Горбачевская перестройка потому и удалась, что вызвала то самое «движение снизу» — главным ресурсом последнего генсека было именно всенародное доверие, и потому пар был стравлен, реформы пошли, а впоследствии страну удалось удержать от югославского сценария. Нет слов, можно было сделать куда больше полезного, — но то, что было сделано, позволило не допустить нового семнадцатого года. Хотя шансы, надо признать, сохраняются.
   Сегодня ничего подобного не выйдет — потому же, почему не вышло у Николая II. Даже если ИНСОР удастся уговорить Дмитрия Медведева баллотироваться на второй срок — а он, говорят, хочет и вошел во вкус, — ни встречного движения, ни симфонии народа с властью не получится. Народ и власть объединены сегодня только тем, что одинаково прогнили, и почти никто не верит, что в рамках реформы удастся сохранить сегодняшнюю политическую систему.
   Реформы неизбежно приведут к ее демонтажу. В способность Горбачева натянуть резиновую маску «человеческого лица» на чугунный шар социализма верили почти все — в способность нынешней российской власти изменить хоть что-нибудь, кроме названия милиции, не верит, кажется, и сама эта власть. Есть время для революций сверху — и время перехвата инициативы. Если Дмитрий Медведев действительно хочет, чтобы в России начались реформы, он должен поручить их кому-то другому. А сам — гордо, под аплодисменты уйти в отставку, разрушив наше двоевластное самодержавие. Но сделать это он способен еще менее, чем последний русский царь, отрекшийся от престола лишь после того, как этот престол перестал что-либо значить.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK