Наверх
8 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Свеженькая история"

Республика Мордовия обсуждает возможность объединения с соседними регионами. А пока жители поселка Свеженькая, что на границе республики с Рязанской областью, ловят рыбу, ходят в магазины, работают и умирают по разные стороны границы. Причем не покидая поселка.— Дядя Миня, возьмите меня за границу! — прошу Никифора Минеева.
Длинный как жердь старый охотник мнется, бурчит что-то под нос — не
соглашается. Минеев считается самым злостным нарушителем границы.
Сколько зверя добыл он в чужом лесу, сколько рыбы в чужих озерах! В
прошлом году у Минеева убили сына.
Граница — административная, делит поселок Свеженькая надвое.
Половина, где живет Минеев, принадлежит Республике Мордовия, другая —
Рязанской области. Лес и озера на рязанской стороне лучше: большой
пожар 1972 года туда не дошел.
За леса и озера население обеих половин Свеженькой спорило всегда.
Чужие грибы и ягоды и тем и другим казались крупнее и слаще. Кульками
земляники и ведрами рыжиков торговали перед окнами поезда
«Москва—Вернадовка», который останавливался в Свеженькой минут на 20.
Вагоны разделяли поселок на две части. И торговля шла у тех, на чью
сторону откроют двери. Те, кому повезло, конкурентов со своей стороны
гоняли. Вспыхивали скандалы и схватки. Но теперь поезд
«Москва—Вернадовка» отменили, а два вагончика с тепловозом, проходящие
дважды в день, заполнены местными. И они не покупатели. Так что сейчас
выходящего из вагона пассажира (меня, например) встречает только
местная шпана, сразу требуя 10 рублей «пошлины» — за переход границы
между регионами. Пугают энцефалитным клещом, спрятанным в спичечном
коробке: «Ща пущу тебе на кожу, и паралич обеспечен!» Трясут перед
лицом намотанным на руку ужом, выдавая его за гадюку.
Вокруг лес до горизонта. У бревенчатой стены, под навесом, идет
торговля с автолавки. Колеса ЗИЛа облеплены комьями грязи и болотной
тиной, в решетке радиатора застряли ветки кустов. Машина везла товары в
Свеженькую лесом почти 30 км. На бревнах надпись мелом: «Дайте нам
хлеба и колбасы!» Мордовские ругают рязанских, пришедших за продуктами:
«Ваши голодранцы бездельем маялись!» — «Нет, ваши! У нас хлеб лучше!»

ИЖ какой!

Житель мордовской половины Свеженькой Василий Савцов — человек
неравнодушный. Чтобы не пропустить новости российского телевидения,
может отказаться даже от утренней рыбалки. Особенно его беспокоят
проблемы границ в странах бывшего СССР. Рассказываю о шпане на перроне,
Савцов смеется: «Да они там окурки подбирают после поезда, — и зовет к
столу с жареной рыбой. — Карп. Поймал утром. Почему крупный? Да это с
рязанских озер!» То, что попадается в мелких озерцах на мордовской
стороне, годится только кошке облизнуться.
Савцов 16 лет был председателем Свеженского сельсовета, до этого
работал в лесничестве. Однажды с поезда сошел цыганский табор. Рязанцы
выгнали цыган на мордовскую половину. Те забрались во двор Савцова и
украли его шестимесячного сынишку прямо из колыбели. Отбила его
охотничья собака хозяина, догнала похитителей на станции. «Как на Диком
Западе живем, — вздыхает Василий Степанович, — да еще граница эта!»
Магазины, клубы, школа, больница, железнодорожная станция — на
мордовской стороне, производство — на рязанской. В советские времена
продукты завозили в магазины в расчете на одну половину поселка, другая
норовила тоже пристроиться в очередь. Мордовские обижались: все
достается ушлым рязанцам. Решили: не пускать! Рязанские в ответ
перестали пускать мордовских в свои лавки. И это было обидно вдвойне:
многие мордовские работали на лесоучастке на рязанской стороне.
Что тут творилось! Население Свеженькой — лесорубы да охотники. Люди
с характером, усвоившие, что «закон — тайга», у многих обрезы спрятаны.
Совсем худо стало, когда ввели талоны на сахар, крупы, масло. Рязанцев
отгоняли от крыльца магазина буквально вилами и топорами.
Обиды множились. Рязанские дети учились в школе на мордовской
стороне. Там же — четыре магазина, столовая, куда ходили рязанцы. А в
свои лавки мордовцев не пускали. Они лечились в мордовской больнице. А
помочь ей дровами не хотели! Жена Савцова Лидия Васильевна всю жизнь
проработала бухгалтером в рязанском сельсовете. Поэтому когда в
мордовский магазин завезли мотоциклы, Савцов не разрешил ей купить ИЖ в
подарок их сыну: «Где заработала, там и покупай!» «Мордовский патриот!
Даже ковра не дал купить!» — возмущается жена, кивая на голую стену.

По линии железной дороги

Однажды после долгих разговоров за самогоном мужики решили собрать
сельский сход и просить власти объединить Свеженькую под одним сельским
советом. Тогдашнему руководителю Зубово-Полянского района Республики
Мордовия идея понравилась. Шацкий район Рязанской области, которому
принадлежит половина Свеженькой, в качестве отступного согласился взять
два квартала из мордовского Гослесфонда. Но тут руководители сельсовета
и лесоучастка с рязанской стороны испугались, что потеряют должности, и
уговорили Рязанскую область отказаться.
Пытались уточнить линию границы. Жители смотрели на компас и сажень
в руках землеустроителей со страхом. И не зря: дома, стоявшие полсотни
лет, оказались по разные стороны границы. В некоторых избах печка
оставалась в Мордовии, а передний угол с иконами уходил в Рязанскую
область. Савцов с местными стариками искал «пикеты» — зарытые еще до
войны стеклянные сосуды с документами, обозначавшие административную
границу. Много огородов потоптали, сломали не один плетень, но ничего
не нашли. Тогда на общем сходе поделили Свеженькую по линии железной
дороги. По левую руку — мордовское, по правую — рязанское.
Участковый одно время пробовал выявлять тех, кто прописан в одной
области, а живет в другой. Пытался штрафовать. Но его быстро успокоили:
в Свеженькой чуть не каждый год пропадают люди.
Рассказывают, милиция, найдя на своей территории труп, перекидывает
его соседям. Те — обратно. Так и носят тело через железную дорогу
темными ночами, пока оно не окажется на путях. А это уже нейтральная
полоса.
Может, лучше будет, если Мордовию присоединят к Рязани? Скептики
говорят: не будет. И закусывают солеными рыжиками, собранными в
мордовских лесах (грибы и ягоды лучше в Мордовии), и цепляют вилкой
карпа, пойманного в рязанском озере.
Считается, что зарплата на рязанской стороне выше и пенсию
регулярнее выплачивают. Но почему-то именно там больше брошенных домов,
а те, что стоят вдоль чугунки, — все с пустыми окнами и дырами в
кровлях. С мордовской стороны больше шифера и железа. Там же и
кладбище, одно на весь поселок. Здесь тоже пытались делить покойников
на своих и чужих. Потом перестали.

Зинаида Ильичева, председатель Свеженского поссовета
Зубово-Полянского района Республики Мордовия: «Разделенный
поселок — это плохо. Рязанцы пользуются нашей школой,
магазинами, библиотекой, клубом. А мы, чтобы содержать эти
службы, выполняем план по акцизам, который нам спускают сверху,
из местного республиканского правительства. Просим рязанскую
сторону помочь в обеспечении школы, где их дети тоже учатся, но
рязанцы молчат. Что мы, будем детей выгонять?»
Ольга Гришина, секретарь Свеженского поссовета Шацкого
района Рязанской области:
«Ревность у жителей присутствует, когда в магазины ходят.
Сравнивают цены и качество. Но уровень жизни в обеих половинах
Свеженькой, наверное, одинаков. Недавно наши жители писали
прошение рязанскому губернатору вывести их из Шацкого района и
присоединить — нет, не к Мордовии, а к Сасовскому району. Туда
ближе ездить, чем в Зубово-Поляну, куда дороги от нас нет.
Менять рязанскую прописку на мордовскую они не хотят, тем более
что мордовские чиновники жестче и недоступнее рязанских. Я
считаю, из-за нас регионы отношения выяснять не будут. Из леса
тут взять уже нечего, а поселок просуществует ну еще лет 15».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK