Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Свинское дело"

Министр сельского хозяйства Алексей Гордеев бросил вызов восточному календарю, объявив 2005 год «годом свиньи». И пусть петух — следующие двенадцать месяцев, согласно восточной традиции, пройдут под его знаком — не обижается. С мясом птицы у нас все более или менее в порядке, а вот поголовье российских свиней неуклонно сокращается год от года.Не откладывая дела в долгий ящик, Минсельхоз развернул мощную кампанию по пропаганде свиной идеи. Задача министерства — убедить бизнес инвестировать в свиноводство. Гордеев считает, что именно так его можно возродить. Чтобы отечественный предприниматель ринулся в свинское дело, Минсельхоз объявил о льготном кредитовании. Тех производителей, которые берут кредиты на создание или модернизацию свиноводческих хозяйств, Минсельхоз готов субсидировать на 2/3 ставки. Такое удешевление «длинных» денег весьма кстати: срок окупаемости проектов по свиноводству значительно больше, чем, например, в том же птицеводстве.

«Почему Гордеев ухватился за свиноводство — понятно. Министру необходим прорыв, нужно получить положительные результаты в сжатый срок — за год-полтора. А свиноводство оказалось наиболее подходящим с точки зрения прорыва», — считает Олег Иванов, президент аудиторско-консалтинговой группы «Универс». По его мнению, вообще все сельское хозяйство становится сейчас очень важной отраслью. «Если не нефть и не газ, то именно сельское хозяйство может обеспечить прорыв в экономике, — убежден Иванов. — Доступные ресурсы, несложный технологический цикл и — прежде всего — гарантированный сбыт: ведь люди всегда ели и будут есть». Поэтому не исключено, что свиная идея имеет все шансы стать национальной.

Безжалостная конъюнктура

По данным Ассоциации российских производителей свинины (Россвинпром), поголовье свиней в сельхозпредприятиях страны с начала текущего года сократилось на 2 млн. голов, или на 16%, по сравнению с 2003 годом. Прошлогодняя статистика в свою очередь тоже не вселяет оптимизма: по подсчетам Минсельхоза, в 2003 году общероссийское стадо свиней уменьшилось в сравнении с 2002 годом на 900 тыс. голов. «Динамика роста производства свинины (см. график) в стране положительная не потому, что растет поголовье, а потому, что свиноводы режут стадо, пока конъюнктура рынка высокая. 2004 год — исключительный по стоимости свинины, и крестьяне не хотят упустить этот шанс», — констатирует ситуацию президент Мясного союза России Мушег Мамиконян.

Действительно, в 2003-м, по данным Института аграрного маркетинга, цены на свинину выросли на 30%, а за январь—октябрь нынешнего года — еще на 50%. При этом если раньше наибольшей рентабельностью отличался перерабатывающий сектор, то в 2004 году впервые из-за резкого роста стоимости сырья на производстве свинины можно заработать больше, чем на ее переработке. Соответственно, сельхозпроизводитель пускает стадо под нож.

«Верю—не верю — вопрос будущего этого сектора. И пока свиноводы отвечают: не верим. Финансовые возможности крупных компаний позволяют инвестировать в свиноводство, но психологическая уверенность еще не наступила», — считает президент Мясного союза. Удастся ли Минсельхозу вселить эту самую веру в предпринимателей — большой вопрос.

Эксперимент с хрюшками

Полигоном для обкатки модели возрождения свиноводства в России Минсельхоз уже объявил Белгородскую область. За ее губернатором — Евгением Савченко — закрепилась репутация радетеля крестьянства: за какую из многочисленных бед сельского хозяйства ни возьмется — все вытянет.

С мыслями об эксперименте совпало и желание одного из крупнейших российских агрохолдингов — группы компаний «Русагро» — попробовать себя в свиноводческом секторе. А третьим слагаемым успеха госпроекта по «свинскому» пиару станет участие в нем Сбербанка.

Общая стоимость инвестиционного проекта «Русагро» по производству свинины в объеме 60 тыс. тонн ежегодно составила 3,5 млрд. рублей. 70% этих денег — кредит Сбербанка, предоставляемый на 5 лет, 30% — собственные средства компании. В полном объеме свинокомплекс начнет работать через три года. Для сравнения скажем: нынешний отечественный лидер свиноводческого сектора — холдинг «Омский бекон» — произвел в 2003 году «всего» 45,5 тыс. тонн свинины.

Президент «Русагро» Владимир Мошкович сообщил «Профилю», что заняться свиноводческим бизнесом компанию подтолкнуло то обстоятельство, что «просто продавать зерно не так выгодно. В управлении компании находится 127 га земли, мы производим свыше 150 тыс. тонн зерновых, а это как раз объем, достаточный для производства 60 тыс. тонн свинины».

Аналитик ИГ «Атон» Алексей Языков считает, что «мотив «Русагро» прийти в свиноводство связан с недоинвестированностью сектора». Сегодня вкладывать средства в производство мяса птицы, где минимальный срок окупаемости проектов 2—3 года, уже невыгодно. Развивать свиноводство сейчас прибыльнее, даже с учетом того, что период окупаемости проектов здесь составляет 2,5—4 года. На птичьем рынке надо толкаться локтями, а в свином бизнесе — земля непаханая. Достаточно взглянуть на сухие цифры статистики. Например, тот же «Омский бекон» занимает всего 1,9% рынка. Второе место у АПК «Черкизовский» с долей 0,8%, третье — у нижегородского ОАО «Ильиногорское» (0,5%). У остального огромного числа российских производителей доли рынка еще меньше. При этом импорт свинины покрывает 15% внутренних потребностей.

И хочется, и колется

Губернатор Белгородской области Евгений Савченко уверен, что «если построить 100 свиноводческих комплексов, аналогичных намеченному «Русагро», то проблема дефицита свинины в России будет решена». Но как привлечь бизнес в «свинское» дело, к которому инвестор, по словам генерального директора Института аграрного маркетинга Елены Тюриной, относится с большой опаской?

«Причина этой настороженности в первую очередь в том, — поясняет Тюрина, — что сектор весьма зависим от импортных поставок. Два года назад резкое увеличение импорта бразильской свинины, которая на 40—50% была дешевле отечественной, фактически убило все то, что еще оставалось в России. Второй фактор осторожного отношения к свиноводству — нестабильная ценовая ситуация на зерновом рынке. В прошлом году был неурожай и цены на зерно выросли в два раза. Когда в один год цена на зерно составляет $60—70 за тонну, а в другой — $140, эти перепады не добавляют привлекательности сектору, в котором 60% себестоимости продукции — как раз затраты на корма».

Эксперты в один голос утверждают: для прорыва в свиноводстве необходима уверенность в том, что рынок будет прогнозируемым, а госполитика — долгосрочной и ясной. Тот же Владимир Мошкович на вопрос: «Что вызывает у вас наибольшие опасения в связи с работой в свиноводстве?» — не задумываясь, отвечает: «Политика, проводимая нашим правительством». Между тем Алексей Гордеев утверждает, что прогнозируемую госполитику в отношении свиноводческой отрасли даст программа квотирования импорта мяса до 2010 года. Но почему-то бизнесу все равно неспокойно. Ну не верится наученным горьким опытом предпринимателям, что государство сдержит данное слово.

Олег Иванов полагает, что помешать запланированному прорыву может недостаточная экономическая культура в отрасли: «Недавно мы провели экспертизу проекта программы развития свиноводства одного из регионов. В ней предполагалось привлечь около 10 млрд. рублей возвратных инвестиций и в результате увеличить поголовье свиней до нескольких десятков тысяч голов. Главная проблема: в инвестиционных проектах невозможно ставить во главу угла рост поголовья, необходимы точный прогноз окупаемости проекта и гарантии возвратности инвестиций через рост доходов и прибыли. Вместе с тем многие специалисты в отрасли живут представлением «стадо растет, страна богатеет», которое совершенно не пригодно для инвестиционных решений. В таком подходе кроется высокий риск. Мы для себя определили: если проект рассчитан на возврат инвестиций в течение шести лет, то в нем точно заложена социалка. Ведь коммерческие проекты — это 3—5 лет. А если есть социальная нагрузка, проект нужно дофинансировать из бюджета или некоммерческих фондов. Или давать предпринимателям в обмен на социальную нагрузку какие-нибудь компенсирующие экономические инструменты».

Хрюнтабельный бизнес

Эксперты полагают, что призыв Минсельхоза осваивать свиноводство поддержат в первую очередь зерновые компании, как это сделало «Русагро», а также мясопереработчики. Безусловно, это будут крупные холдинги, а не частные фермерские хозяйства. Оно и понятно: массовое производство более экономично и рентабельно.

Кстати, о рентабельности. Как сообщили ИТАР—ТАСС в Ассоциации российских производителей свинины, в последние месяцы «ситуация начала меняться в лучшую сторону, однако производство свинины продолжает оставаться убыточным». В прошлом году только в 14 субъектах РФ производство свинины было рентабельным, «в целом же убыток составил 1,7 млрд. рублей».

Елена Тюрина уточняет: «До последнего времени сектор был нерентабельным, но в связи с резким ростом цен (в январе полутуша стоила 58 рублей, в октябре — уже 90 рублей) ситуация изменилась на противоположную».

На рост рентабельности отечественной свинины влияет и мировая конъюнктура рынка. Мушег Мамиконян подчеркивает, что «существенно вырос спрос на мясо в Юго-Восточной Азии и Африке. Это привело к увеличению цен на говядину. ЕС под нажимом ВТО сокращает субсидии производителям говядины, что тоже влияет на цены на мировом рынке. Все это делает свинину очень привлекательной для инвестиций».

В этом уже убедился генеральный директор крупнейшего агрохолдинга Мордовии «Талина» Виктор Бирюков: «Производством собственной свинины начали заниматься в 2002 году. Причина банальная: мы устали от хронического недостатка сырья и предвидели, что с каждым годом нам будет все сложнее работать. Оказалось, что свиноводство — очень рентабельный бизнес. Сейчас наша рентабельность составляет 18%, в 2005—2006 годах мы планируем выйти на уровень 34%».

В ближайшее время «Талина» (свинокомплекс «Мордовский бекон», 3 мясокомбината, производство молока и зерновой продукции, собственная оптовая сеть) инвестирует в производство $20 млн. Средства пойдут на строительство комбикормового завода, расширение племенного стада. В целом в соответствии с принятой стратегией «Талина» планирует в течение нескольких лет увеличить производство свинины до 70 тыс. тонн в живом весе (в этом году будет произведено 5 тыс. тонн).

Бекон — на кон

Алексей Гордеев всем желающим сделать бизнес в свиноводстве советует изучить опыт «Омского бекона», который в течение нескольких лет возглавляет список 300 самых крупных и эффективно работающих сельхозпредприятий России. В активе холдинга — 60 тыс. га собственных и арендуемых пахотных земель, крупнейший в России свинооткормочный комплекс (295 тыс. голов), птицефабрика «Сибирская» (1,2 млн. голов), комплекс крупнорогатого скота (3,8 тыс. голов), Лузинский комбикормовый завод производительностью 630 тонн в сутки, мясокомбинат «Омский» (150 тонн в сутки), а также фирменная розничная сеть из 13 магазинов.

«Омский бекон» не только самый большой, но и самый высокотехнологичный холдинг в секторе свиноводства. Генеральный директор холдинга Александр Кивич рассказал «Профилю», что, хотя в советское время «Омский бекон» первым начал работу по созданию отечественных гибридов свиней и те были лучшими в СССР, все же они значительно уступали зарубежным хрюшкам по мясным и откормочным качествам. «Поэтому в 1994 году мы подписали контракт на сумму 2,75 млн. фунтов стерлингов с мировым лидером по селекции свиней — компанией PIC. К 2004 году мы полностью заменили стадо свиней «Омского бекона» английскими животными. Это вывело нас на качественные показатели производства свинины, сопоставимые с мировым уровнем, и позволило существенно снизить себестоимость. Экономический эффект от внедрения новой селекции составил 123 млн. рублей за счет экономии кормов и 70 млн. — благодаря улучшению качества мяса. Всего — 193 млн. рублей. Результат очевиден».

Но пока в России можно пересчитать по пальцам хозяйства, использующие современные технологии производства. Большинство растят хрюшек по старинке. Кормят их не специальным (обогащенным белком) кормом, а зерном, расход которого при этом, по словам советника министра сельского хозяйства, заведующего сектором сельского хозяйства в Институте США и Канады РАН Бориса Чернякова, в 10 раз больше. Ну вот некуда нам больше девать зерно! И Америка, которая в последние годы резко увеличила производство сои (основного источника белка) и вышла на первое место в мире по производству свинины, — нам здесь не указ.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK