Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Свои тараканы"

Думаете, если вы дома один, то вы и правда один? Никогда! Уж не знаю, обрадует ли это вас, но мы никогда не бываем одни — за нами всегда наблюдает чей-то пристальный взгляд. И вовсе не Большого Брата, а братьев маленьких: например, наверняка у вас в углу ванной сидит муравей. Если каким-то чудом у вас не водятся муравьи, зато есть пылевые клещи, они есть у всех, но они такие маленькие, что, может, у них и вовсе нет глаз, поэтому на них можно не обращать внимания. Другое дело — тараканы…Собственно говоря, за что мы так не любим тараканов? Животное мелкое, неядовитое, не кусается, живет в доме, ножек по улицам не пачкает, то есть вполне чистенькое, неприхотливое, пара хлебных крошек — и оно счастливо. Вот если бы рядом с мусорным ведром завелася, скажем, кобра — это действительно повод для некоторого беспокойства. Но тараканы?..
Хотя, конечно, они сами виноваты: скажите, ну кто будет всерьез возражать против таракана-другого, время от времени появляющихся на кухне? Никто не будет — наоборот, этих двух постоянных тараканов каждый очень скоро полюбит, научится узнавать в лицо, даст им имена и будет на ночь оставлять им блюдечко с молоком. Но тараканы при всем своем уме никак не могут сообразить, что в их собственных интересах было бы держать свою численность в рамках, ибо там, где сегодня есть два таракана, через месяц их будет два миллиона, а это уже слишком.
Таракан — животное классовое, то есть считается таковым: есть мнение, будто они заводятся от бедности и неряшливости. На самом деле никто не знает, от чего заводятся тараканы; они заводятся мистическим образом просто потому, что пришло время. Это следующие их поколения будут рождаться от мамы с папой, а первые тараканы берутся из воздуха. Ну, или от соседей — тараканы никогда не бывают своими, они всегда приходят откуда-то оттуда. Обычно это «оттуда» находится неизвестно где. Но моя сестра Маринка прекрасно знает, откуда берутся тараканы: в ее доме живет человек на пенсии, называется Сергей Фомич, и он обеспечивает тараканами все десять этажей своего подъезда.
Когда-то давным-давно у Маринки тараканов было не больше, чем в любом нормальном сталинском доме, в котором мусоропровод торчит посреди кухни. С ними кое-как боролись, тараканы, разумеется, побеждали, однако людям все же удавалось удерживать их популяцию в разумных пределах. До тех пор пока однажды Сергей Фомич, в целях заработать, не решил переехать к дочери, а квартиру сдать парочке иностранных студентов самого смуглого вида.
Через некоторое время тараканы во всем доме неким фантастическим образом совершенно исчезли. Исчезли самопроизвольно: ничего экстраординарного жители дома не предпринимали, так что уход тараканов они приняли как благословение свыше, как незаслуженное счастье, которым они наслаждались почти целый год.
И только-только Маринка привыкла жить без тараканов, как случилась неприятность: Сергей Фомич рассорился с дочкой и попросил студентов по возможности быстрее освободить помещение. Студенты помещение освободили, и загадка исчезновения тараканов быстро перестала быть загадкой.
Не то студенты придерживались какого-нибудь особо жизнелюбивого религиозного мировоззрения, не то просто были чудовищными неряхами — это теперь совершенно не важно. Важно, что на пороге собственной квартиры стоял потрясенный Сергей Фомич и смотрел на то, как по всему его имуществу нагло, среди бела дня, прохаживаются неисчислимые полчища перебравшихся сюда со всего дома непуганых прусаков — крупных, блестящих, вальяжных и совершенно не обращающих внимания на приход хозяина. Сергей Фомич немного в задумчивости постоял на пороге, потом тихо запер дверь и ушел мириться с дочкой.
Какое-то время тараканы еще держались в рамках его квартиры, но потом или они все съели, или соскучились по людям — словом, однажды пришел такой день, когда в Маринкиной квартире появились первые тараканьи лазутчики. Они все разузнали, выяснили, что жить тут, конечно, не в пример опасней, но все же можно, рассказали новости своим товарищам — и вот все взлелеянные студентами полчища хлынули осваивать новые просторы.
Они не замечали беспомощных людских попыток сопротивления: тараканы пересекали намалеванные антитараканьими мелками пентаграммы, плевали на разбросанные повсюду ловушки, как бы грозящие им быстрой смертью. Да, если на них прыскали всякой химической гадостью — они погибали, но на место умерших десятков приходили сотни живых и здоровых: необитаемую жилплощадь Сергея Фомича они превратили в штаб-квартиру, читай — роддом. Время от времени хозяин робко заглядывал к себе домой — в надежде, что тараканий источник хоть немного иссяк, но с чего бы это вдруг?..
Тут, однако, Сергей Фомич опять поссорился с дочкой, на этот раз, видимо, совершенно вдрызг. Так что пришлось ему возвращаться в своей тараканник.
В деле борьбы с вредителями у Сергея Фомича был большой опыт: как-никак всю жизнь он прослужил в органах, где и усвоил, что в этом деле хороши решительно все средства. Поэтому кроме традиционной бытовой химии он не пренебрегал и средствами народными — в частности, попытался тараканов выморозить. Но что худо-бедно получалось у наших предков в их отдельно стоящих деревенских избах — а именно в самый жуткий мороз погасить печку и на несколько дней уйти жить к соседям, а тараканов обречь на смерть от холода, — никак не получалось в доме многоквартирном. Да, Сергей Фомич ходил, куда положено, и просил, чтобы в его квартире отключили отопление — но главный по трубам делать это отказался. Впрочем, приход Сергея Фомича в органы, занимающиеся коммунальным хозяйством, коммунальщиков озаботил, и они решили устроить в доме организованную борьбу с тараканами.
Коммунальные службы засыпали подвал и мусоропроводы какой-то отравой. В результате тараканов особо меньше не стало, зато к привычным рыжим прусакам неожиданно прибавились какие-то кошмарные создания преисподней: вроде бы и тараканы, но какие-то жуткие, совершенно белые и особо противные.
А Сергей Фомич продолжал свою личную битву. Будучи атеистом, он на всякий случай пригласил батюшку и освятил квартиру. Попутно он пригласил потомственную бабку, и та проделала какой-то тараканий отворот — отворот помог примерно так же, как рисунки мелками. Приходил к нему и экстрасенс: искал область, особо пораженную тараканьими эманациями, — нашел. Сергей Фомич тщательно обрызгал это место чем-то ядовитым — а тараканы на это наплевали.
Тогда Сергей Фомич пригласил специалиста. Специалист пришел, принес с собой противогаз и что-то вроде огнемета, велел Сергею Фомичу спрятать все посуду и все полотенца и обработал квартиру ядовитой субстанцией. Тараканы были потрясены: как это — их дом, их исконная территория, на которой возмужали сотни поколений юных тараканчиков, подвергся нападению коварного агрессора! Тараканы гибли пачками — но многие сумели вовремя смыться. А куда им было деваться? Разумеется, к соседям, где они надеялись пересидеть катастрофу и потом вернуться домой, к истокам, припасть к корням и все такое. Это было ужасное время — по-моему, у Маринки на тараканьей почве случился психоз.
— Ты понимаешь, — рыдала она мне в жилетку, — мне все время кажется, что таракан залез мне в ухо.
— А ты заткни уши ватой, — жизнерадостно посоветовала ей я: у меня тараканов, тьфу-тьфу, нет, а к чужим тараканам нетрудно относиться легкомысленно.
Маринка зарыдала еще сильнее:
— Думаешь, я не догадалась? Но если я затыкаю уши — мне кажется, что они лезут ко мне в нос!
От тараканов сильно пострадала и Маринкина дочка Маша. Маша пришла в школу, открыла учебник, а оттуда выпал сплющенный таракан, отчего Машин мальчик ее сразу разлюбил. И, что самое обидное, — когда в квартире Сергея Фомича рассосались ядовитые испарения и тараканы смогли вернуться на свою историческую родину, в остальных квартирах их почему-то не убавилось.
Нет, люди не опустили руки — они боролись как могли. И Сергей Фомич тоже боролся, однако, будучи в душе революционером, он экспериментировал и искал все новые и новые средства. И вот однажды кто-то — а кто именно, Сергей Фомич не говорит — рассказал ему о старом дедовском способе, успешно применявшемся предками в богатые тараканами годы военного коммунизма. Способ нехитрый, рецепт зелья настолько незатейлив, что я про него никому не скажу: вдруг услышат дети или хулиганы. Просто надо взять одну штуку, влить в нее другую штуку и несколько капель кое-чего очень простого, продающегося в каждой аптеке, поставить это дело на медленный огонь, помешивая, довести до кипения, а потом дать остыть и полученным кошмаром обмазать тараканьи дорожки.
Тараканы насторожились еще на стадии доведения до кипения: средство пахло так, что насторожились не только они. Люди, похватав собак, детей и документы, выскочили на улицу, по дороге названивая подчиненным Шойгу, потому что, по мнению знающих людей, именно так должна пахнуть сибирская язва. Один Сергей Фомич мужался и не бежал, а стоял у плиты, производя медленные помешивания.
Обычно МЧС приезжает после того, как что-то взорвалось. На этот раз вышло наоборот — сначала приехали спасатели, и уже у них под носом в квартире Сергея Фомича произошел скромный, но разрушительный взрыв. Между прочим, Сергей Фомич ни капельки не пострадал, зато кухня у него сгорела, а еще две квартиры, которые под ним, пожарные полностью залили водой. Однако у этой вполне грустной истории есть два плюса: во-первых, Сергей Фомич наконец опять помирился со своей дочкой. А во-вторых, тараканы ушли. То есть ни одного не осталось, буквально ни одного — и уже сколько времени прошло, а они так и не вернулись, Видимо, обиделись.
Зато тараканы появились в соседнем доме, в элитной новостройке, и старые русские из Маринкиного дома увидели в этом проявление высшей социальной справедливости.

ЛЕНА ЗАЕЦ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK