Наверх
12 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "СВЯЗАННЫЕ ОДНОЙ НЕФТЬЮ"

Россияне никогда не уважали частную собственность. Неудивительно, что в некоторых областях страны воровство нефти и нефтепродуктов превратилось в «отрасль народного хозяйства».   Территория Новокуйбышевского НПЗ занимает более пяти квадратных километров. Это город в городе, в котором работают свыше 10 тыс. человек. Резервуары с нефтью, ректификационные колонны, трубопроводы… Километры трубопроводов. Вот эти самые трубопроводы и не дают покоя «экономически активным» местным жителям. В нескольких сотнях метров от НПЗ на огороженной площадке милиционеры хранят «боевые трофеи» — всевозможные приспособления, с помощью которых злоумышленники воруют нефть и нефтепродукты.
   — Вот в кузове этого армейского «Урала» бандиты установили десятитонную цистерну, куда закачивали ворованную нефть, — рассказывает оперативник Василий, — а в этом обычном на вид микроавтобусе УАЗ в кузове спрятали бочку…
   Рядом с машинами валяются пластиковые шланги и трубы, при помощи которых воры и откачивают нефть и бен-зин из трубопроводов. Нехит-рые, но эффективные «снасти» преступников.
   По данным специалистов, потери от преступлений в сфере ТЭК ежегодно составляют не менее 10 млн тонн готовой продукции. Особую озабоченность нефтяных компаний и правоохранительных органов вызывают кражи бензина и дизельного топлива из продуктопроводов. По данным спецслужб, особенно сложная ситуация сложилась в Самарской области, на территории которой расположено несколько крупных нефтеперерабатывающих заводов (Куйбышевский, Новокуйбышевский, Сызранский). В хищениях нефти и нефтепродуктов участвуют тысячи жителей региона, причем в большинстве своем это не члены организованных преступных группировок, а, что называется, «мирные обыватели». Воровство нефти и нефтепродуктов — неотъемлемая часть местной жизни, нечто привычное и кажущееся неизбежным. Аспиранты юридического факультета Самарского государственного университета пишут научные работы, в которых особо выделяют хищения нефти и нефтепродуктов из трубопроводов. «Газпрому», «Роснефти» и «Транснефти» приходится содержать многотысячные армии охранников. Госкомпании даже попросили депутатов Госдумы изменить закон «Об оружии», чтобы иметь право вооружать своих бойцов автоматическим оружием. Однако пока ситуацию переломить не удается.
   
ВРЕЗАТЬ КАК СЛЕДУЕТ!
    — Недавно сотрудники УВД, охраняющие НПЗ, обнаружили врезку в трубопровод, по которому нефть с товарно-сырьевой базы поступает на завод, — рассказывает Василий. — Сколько времени злоумышленники откачивали нефть, мы точно установить не можем, но по прикидкам не меньше месяца.
   В другом случае преступники смастерили из пластиковых труб диаметром 8 сантиметров мини-трубопровод, по которому бензин из основного трубопровода перетекал в автоцистерну.
   А однажды воры умудрились прокопать на глубине трех-четырех метров двухкилометровый туннель и незаметно для охраны «врезаться» в трубопровод. По подсчетам экспертов, удалось похитить десятки тысяч тонн нефти.
   По словам начальника службы безопасности Новокуйбышевского НПЗ Владимира Макарова, преступники даже научились обманывать датчики давления, установленные на трубах.
   — Если происходит слив нефти или топлива из трубопровода, то давление падает, и тогда в район несанкционированной врезки выезжает наряд милиции совместно с представителями службы безопасности компании, — рассказывает Владимир Макаров, кстати, сам в прошлом милиционер, — но это в теории, а на практике злоумышленники врезают трубы небольшого диаметра, и датчики просто не улавливают незначительное колебание давления.
   Был случай, когда преступники замаскировали врезку под электрокабель и больше года перекачивали дизтопливо на подпольную нефтебазу. По словам Макарова, только от этой врезки предприятие потеряло сотни миллионов рублей. Помимо стоимости украденного сырья предприятие несет дополнительные расходы на ремонт трубопроводов: на ликвидацию последствий каждой незаконно произведенной врезки завод тратит до 60 тыс. рублей.
   — Вообще, на предприятии просто не замечают, когда из трубопровода ежедневно вытекает около 10 тонн, это же капля в море, а для злодеев так океан образуется, — признается Владимир Макаров. — И если бы не мои ребята и милиция, ежегодные убытки НПЗ исчислялись бы триллионами рублей.
   По данным областной прокуратуры, нередки случаи нападений на сотрудников служб безопасности топливно-энергетических предприятий региона. Несколько лет назад бандиты пытались убить сотрудника службы безопасности компании «Транснефть» Николая Устинова. Как установили сыщики, Устинова собирался устранить сотрудник частного охранного предприятия «Добрыня» из Тольятти Алексей Гробован. По данным следствия, чоповца за 50 тыс. рублей нанял некий Сергей Базанов, занимавшийся хищением нефти из трубопровода. Эту трубу и охранял Устинов. В момент покушения ружье дало осечку.
   
НАРОД-НЕФТЕНОСЕЦ
 
   Местные «коммерсанты» утверждают, что, хотя милиция и пытается бороться с воровством, искоренить его им не удастся.
   — Спрос рождает предложение, — говорит самарский предприниматель Григорий. — Да, сейчас труднее «работать», чем раньше, но можно.
   Григорий с тоской вспоминает лихие 90-е: «Я в эти чумовые годы со своими корешами по школе «сделал» первые миллионы. Работать, то есть «врезаться» на магистрали (магистральный трубопровод «Дружба», по которому из Сибири в страны Восточной Европы осуществляется транспортировка российской нефти. — «Профиль»), не мешал никто, кроме конкурентов, таких же «отморозков», как и мы. За одну ночь могли накачать до десяти тонн. Всю ворованную с НПЗ нефть мы продавали чеченцам по доллару за десять литров, а они еще кому-то».
   Правда, Григорий уверяет, что воровством нефти и нефтепродуктов больше не занимается, теперь он респектабельный владелец нескольких торговых центров в пригороде Самары. Впрочем, и без него желающих заработать воровством нефти хватает.
   Один из сотрудников УВД по Самарской области, просивший не называть его имени, признал: «Сотни жителей Новокуйбышевска живут тем, что воруют, они и будут воровать нефть. Это — семейный промысел. Ворам помогают рабочие завода, которые покрывают друг друга». На этом криминальном рынке даже появляются свои специалисты. «Кто-то занимается врезкой кранов, кто-то прокладыванием «параллельных» трубопроводов, и все получают за это деньги», — рассказывает один из местных бизнесменов.
   Главная причина массового воровства (но никак не оправдание) — бедность. В Самарской области почти нет предприятий, на которых можно в месяц заработать более 30 тыс. рублей, а на нефтяном «Клондайке» можно сколотить и больше. Недавно шестеро студентов Самарского технического госуниверситета были задержаны милиционерами в тот момент, когда собирались похитить из трубопровода Новокуйбышевского НПЗ дизельное топливо. Будущие инженеры сделали врезку в продуктопровод, по которому топливо поступало на базу с завода, и из тонких пластиковых труб проложили отводную нитку длиной в три (!) километра. Ребята сознались, что хотели просто немного разжиться деньгами, а то стипендии им не хватало.
{PAGE}
   Альмир Сайфутдинов из Следственного управления по Самарской области расследовал десятки уголовных дел о хищении нефтепродуктов из трубопроводов. Он объясняет, почему, по его мнению, проблему хищений решить не удается. Оперативники задерживают простых работяг — шоферов, которые не хотят, а иногда и не могут вывести следствие на организатора хищения. «Они «хозяина» просто не знают, их нанимают посредники, которые платят им по 2000 рублей за ночь работы, — говорит следователь. — На допросе задержанные всегда говорят одно и то же: «их попросили перевезти нефтепродукты», а адреса, как правило, «забывают».
   Например, не так давно в суд было передано дело слесаря Николая Васильева. Он вместе со своими знакомыми слесарями и водителями сделал шесть (!) «врезок» на трубопроводе, принадлежащем компании «Самаранефтегаз». Похищенную нефть на бензовозах преступники отвозили в Сызрань на частную нефтебазу. Там нефть сливалась, а Васильев с товарищами получали по нескольку десятков тысяч рублей с каждой автомашины. Однако выяснить, кто же получал основную прибыль от незаконного бизнеса, так и не удалось.
   По информации специально созданной оперативно-розыскной части для борьбы с хищениями нефтепродуктов на территории Самарской области, в регионе сейчас действует около двух десятков преступных групп, которые занимаются хищением нефти и нефтепродуктов. «Мы знаем всех лидеров, но не всегда есть доказательства, чтобы привлечь их к уголовной ответственности, — говорит один из оперативников. — Попадаются, как правило, простые работяги, а воротилы остаются в тени, к сожалению, пока нам приходится признать, что «мафия бессмертна».
   С сыщиком согласен и Сайфутдинов: пока исполнители покрывают своих хозяев, бороться с преступным бизнесом будет сложно. «Вот у меня дело было, — рассказывает следователь. — Так там фигурировала колонна из шести автоцистерн, в каждой из которых было по 30 тонн нефти. Каждая тонна стоит 10 тыс. рублей. В каждой автоцистерне нефти на 300 тыс. рублей, вот такая арифметика получается». Впрочем, на самом деле такая колонна — это капля в море, счет идет на миллиарды рублей в год. К сожалению, как показывают расследования, не редки случаи, когда ворам помогают сотрудники нефтеперерабатывающих заводов или нефтебаз. Они сообщают сведения о марке перекачиваемых нефтепродуктов и графике перекачки, обеспечивают маскировку «врезок» под видом выполнения ремонтных или иных работ, говорит следователь.
   
МИЛИЦИЯ В ДЕЛЕ
    Это, конечно, правда, но не вся. Один из коммерсантов, участвующих в теневом нефтяном бизнесе, дает свое объяснение его живучести: «Весь бизнес подконтролен самим сотрудникам правоохранительных органов. Основные магистрали области контролируются ГИБДД, но при этом большинство бойлеров с ворованной нефтью добираются до места назначения».
   В ГУВД Самарской области не отрицают, что в нефтяном бизнесе участвуют и «оборотни в погонах». Но нередко скомпрометировавшим себя сотрудникам удается уйти от ответственности. Так, оперативники уличили в «крышевании» нефтяного бизнеса руководителей Нефтегорского РУВД области Александра Русяева и Владимира Игитяна. «Была информация, что эти офицеры прикрывали бандитскую группу, которая похитила из трубопровода, проходящего на территории района, 248 тонн нефти на сумму более 1,8 млн рублей», — рассказывает один из оперативников. Милиционеры были уволены из МВД, но дело до суда не дошло. В связях с нефтяной мафией был уличен и начальник Безинчукского райотдела ГИБДД области, но и он не был привлечен к уголовной ответственности, так как, по слухам, имел покровителей в Самаре.
   Два заместителя начальника областного управления ГИБДД, полковники Самсонов и Митников, были отправлены в отставку из-за неудовлетворительной работы по пресечению передвижения по региону транспорта с нефтепродуктами. Но поток краденой нефти не иссякает. В регионе действует более сорока небольших нефтеперерабатывающих заводов, всем им нужно сырье.
   — Победить этот криминальный бизнес можно будет только тогда, когда его не будут «крышевать» представители правоохранительных органов, — считает один из коммерсантов, — иначе никакое вооружение служб безопасности «Транснефти» и «Газпрома» не уменьшит масштабы воровства.
   Источники «Профиля» ут-верждают, что в криминальном нефтяном бизнесе в области участвуют тысячи жителей региона. «Люди организуются в группы и начинают заниматься врезками, причем необязательно под контролем криминальных группировок, — утверждает один из бизнесменов. — Главное, найти чиновника или представителя правоохранительных органов, которые за мзду будут прикрывать группу от охраны НПЗ и оперативных сотрудников, и бизнесу ничего не угрожает». А когда вокруг «отхожего» нефтяного промысла крутятся колоссальные деньги, трудно бывает объяснить людям, что воровать нехорошо.
   

   НАГЛЯДНО
   По данным спецслужб, особенно сложная ситуация с хищениями нефти и нефтепродуктов в Самарской области, на территории которой расположено несколько крупных нефтеперерабатывающих заводов (Куйбышевский, Новокуйбышевский, Сызранский).

   

   СТАТИСТИКА
   По данным Департамента экономической безопасности МВД России, в 2006 году в сфере топливно-энергетического комплекса было выявлено 9736 преступлений, в 2007 году — 10 981, в 2008-м — 9677, а за первое полугодие 2009 года — 7046.
   По данным Генеральной прокуратуры России, за нарушения при выявлении преступлений в сфере топливно-энергетического комплекса к дисциплинарной ответственности привлечены 83 сотрудника милиции, из них 28 руководителей подразделений.

   {PAGE}

   ЮРИДИЧЕСКИЕ ТОНКОСТИ
   Проблемой последнего десятилетия стали противоправные изъятия нефтепродуктов, которые буквально на глазах из разряда редких криминальных проявлений трансформировались с масштабную угрозу безопасности ТЭК… Эти деяния обладают рядом особенностей. Во-первых, кражи нефти помимо основного объекта — отношений собственности — угрожают и другим правоохраняемым объектам (интересам личности, экологическому правопорядку, общественной безопасности, интересам службы). Во-вторых, незаконное подключение к нефтепроводу всегда совершается путем противоправного его повреждения. В-третьих, объекты трубопроводного транспорта нефтепродуктов обладают всеми признаками источника повышенной опасности. Несанкционированная врезка в трубопровод может вызвать чрезвычайные аварийные ситуации. Это дает основание говорить об общеопасном способе совершения данного преступления…
   В правоприменении соответствующие деяния получают неоднозначную уголовно-правовую оценку. Дело в том, что практические работники выявляют тайное хищение нефти в основном на стадии неоконченного преступления: при обнаружении уже готовой врезки либо при пресечении действий преступников в момент изъятия нефти из трубопровода. В одних случаях неоконченное хищение нефти из трубопроводов квалифицируется только как умышленное повреждение чужого имущества, повлекшее причинение значительного ущерба. В других случаях содеянное квалифицируется по совокупности преступлений как покушение на кражу и умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества. В остальных случаях оценивается как покушение на кражу, совершенное с незаконным проникновением в иное хранилище…
   В целях выработки единообразных подходов к квалификации… необходимо решить вопрос об адекватном уголовно-правовом реагировании на корыстное криминальное вмешательство в систему магистральных трубопроводов. Один из вариантов… — дополнение ч. 4 ст. 158 УК особо квалифицирующим признаком, заключающимся в совершении кражи «путем незаконного подключения к магистральным трубопроводам» (тяжкое преступление).
   Из научной работы «О совершенствовании системы квалифицирующих признаков кражи в уголовном законодательстве России» (Ольга Адоевская. Вестник Самарского госуниверситета, 2006 год).
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK