Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Сырьезный разговор"

Уроженец Нижней Саксонии германский канцлер Герхард Шредер считается ставленником влиятельного нижнесаксонского автоконцерна «Фольксваген»: долгое время Шредер был там членом наблюдательного совета. Кстати, по сведениям собеседника «Профиля» в МИДе, больше других выступают за то, чтобы не прощать России долги, как раз немецкие автомобильные гиганты.Петербургский диалог в Парижском клубе

Состоявшийся на прошлой неделе российско-германский форум под названием «Петербургский диалог», похоже, доставил обоим участникам (президенту Путину и канцлеру Шредеру) удовольствие лишь от посещения Эрмитажа, Царского Села и ресторанов «Кронверк» и «Чайка». Еще Шредер заметил, что лично для него выдающимся событием этих дней стало возложение венков на Пискаревское кладбище, где похоронены жертвы ленинградской блокады и солдаты—защитники города. Что же до главного — переговоров о реструктуризации $43-миллиардного российского долга Парижскому клубу, где только Германии мы должны $20 млрд.,— тут ничего не вышло.
Германия не только не согласилась реструктурировать долг сейчас, но, более того, вспомнила еще и долг бывшего СССР бывшей ГДР. Согласно немецким подсчетам, последний составляет 6,4 млрд. переводных рублей, причем обстоятельные бюргеры приравняли денежную единицу бывшего СЭВа — один переводной рубль — к одному доллару США. Хотя, как утверждают собеседники «Профиля» в российском МИДе, Москва очень даже рассчитывала, что долг между уже не существующими странами вообще будет забыт и списан, а если нет (ведь объединением Германии немцы обязаны СССР), то Берлин хотя бы «скинет» до $3 млрд.
Утешает то, что Россия не только должник, но и активный поставщик Германии энергоресурсов. Это значит, что Германии нужна Россия и «долговые» переговоры, очевидно, будут продолжены — во всяком случае, премьер Михаил Касьянов планирует оказаться в Берлине 24 апреля.
Остается надеяться, что позиция канцлера Шредера несколько смягчится по сравнению с его поведением во время «Петербургского диалога». Там на пресс-конференции он жестко высказывался не только касательно денег, но и по проблемам большой мировой политики. Так, заявив, что в Евросоюз скоро войдут Польша и страны Балтии, а Калининград превратится в мост между Россией и Западом, канцлер назвал этот «мост» Кенигсбергом, что должно быть противно уху российского обывателя, а уж уху державника Путина тем более. Еще Шредер указал на то, что Европу нельзя рассматривать вне рамок НАТО, а потому, очевидно, ситуация на Балканах будет по-прежнему находиться под контролем этого военного блока.
«Зеленый» коридор

Мидовский собеседник «Профиля», как и вообще российские дипломаты, был немало озадачен слишком уж нестандартным поведением немецкого канцлера: «Во-первых, уже у трапа самолета Шредер стал комментировать ситуацию на НТВ, хотя и заявил, что эта тема не станет центральной в его переговорах с российским президентом. Во-вторых, он прилетел в гости в Питер за три часа до прилета хозяина — Путина. Была ли эта нестыковка согласована с президентской службой протокола — неизвестно».
Между тем такое поведение канцлера можно отнести на счет влияния министра иностранных дел Германии Йошки Фишера, чья жизнь сама по себе абсолютно чужда дипломатическому этикету. Даже в Германии говорят, что внешняя политика и дипломатия в правительстве Шредера — особо слабое звено.
Собеседник в МИДе: «Мало того что дипломатическое ведомство Германии возглавляет человек, не имеющий не только специального дипломатического, но даже просто высшего образования. В январе этого года в бундестаге разразился скандал, где обсуждался вопрос о Фишере, который в 1968 в двадцатилетнем возрасте был видным членом бунтарского молодежного движения ультралевого толка. Из полицейских архивов извлекли фотографии, где молодой Йошка бьет по голове полицейского и швыряет камни. История эта вряд ли всплыла бы наружу, но недавно задержанный в Европе международный террорист Ханс Иоахим Кляйн, который двадцать лет назад совершил налет на представительство ОПЕК со взрывами и убийствами, сослался на давнее знакомство с Йошкой Фишером, заявив, что они даже ездили в одном автомобиле. Фишер тогда публично извинился за бурную молодость, а когда в ходе разбирательства его спросили, какова его профессия, он просто ответил: «министр иностранных дел», не сделав никаких дополнительных уточнений».
Конечно, такие досадные факты биографии нынешнего главы немецкого МИДа никогда не были тайной для узкого круга немецких политиков, однако Шредеру именно Фишер, как руководитель многолюдной и популярной партии «Союз 90 — «Зеленые», был необходим для создания коалиции, приведшей нынешнего канцлера к власти.
Партия «зеленых» была создана в Германии еще в 1980 году, Фишер же приобщился к этому движению два года спустя. Когда во время правительственного кризиса были назначены досрочные парламентские выборы, Йошка оказался кандидатом от партии «зеленых» и прошел в бундестаг. И хотя через два года «зеленые» заменили всех своих депутатов, Фишер остался на плаву, получив портфель министра земельного правительства по экологии земли Баден-Вюртемберг.
После объединения Германии нынешний министр иностранных дел стал активным функционером «зеленых» в восточных землях — тогда партия и получила свое нынешнее название — «Союз-90 — Зеленые». Вот эти-то голоса «зеленых» из бывшей ГДР и были отданы Фишером социал-демократу Шредеру на выборах.
Но есть еще кое-что, что связывает немецкого канцлера с его министром иностранных дел. На их могилах в будущем могло бы появиться нечто подобное известной эпитафии на надгробии одного американского солдата: «Я пережил две войны и при этом был трижды женат».
Шредер и Фишер, хотя и не прошли ни одну войну, зато обошли американца по числу жен: их у канцлера и министра было по четыре.
Человек-«жук»

Герхард Шредер родился в 1944 году в Нижней Саксонии, в маленьком городке Моссберге, которого даже нет на карте. Нижняя Саксония — это сельскохозяйственный регион, но еще до войны там построили крупный автомобильный концерн «Фольксваген», знаменитый своими «жуками», которые, правда, стали выпускаться уже в послевоенное время. Отец Шредера воевал во Второй мировой и погиб в конце войны в Румынии. Герхард рос в большой семье, где было шестеро детей, а мать работала уборщицей. Жили они в доме барачного типа на окраине городка — когда дети, играя неподалеку в футбол, попадали мячом в их дом, все строение сотрясалось.
Поэтому неудивительно, что Шредер рано стал социал-демократом по убеждениям. В юношестве он был активным членом социал-демократической организации молодых социалистов «Юзос». Юридическое образование он получил в одном из древнейших германских университетов — Геттингенском. Совмещая работу с учебой и делая политическую карьеру, он поднимался с самых низов. При этом многие биографы Шредера вполне доброжелательно замечают, что на каждой новой ступени социальной лестницы молодому Герхарду сопутствовала новая же спутница жизни.
Скромным студентом он подружился с молодой деревенской библиотекаршей Евой Шубах. Получив диплом юриста и занявшись практикой (защищая права своих клиентов сначала в трудовых спорах, а потом и в уголовных делах, он в основном брал под защиту леваков-радикалов, выступавших против государства), Шредер женился на учительнице Анне Ташенмахер. Позже, укрепляя свои позиции в рядах «молодых социалистов», нынешний немецкий канцлер сменил учительницу на настоящую боевую подругу Хильтруд — поборницу социальной справедливости из той же организации. Новая жена помогала ему как в борьбе за верховенство в «молодых социалистах», так и на выборах в парламент земли Нижняя Саксония — это было началом политической карьеры молодого Шредера, провозгласившего своей целью борьбу за справедливое общество.
В 1990 году он был избран премьером земли Нижняя Саксония и с тех пор, оставаясь в политике социал-демократом, в жизни начал тяготеть к буржуазной респектабельности. Недавно в одном из интервью в ответ на подковырку: мол, больно уж у вас взгляды поменялись, Шредер ответил: «Ну и что? Я в свое время даже планировал революцию».
Сейчас федеральный канцлер революций уже не планирует, а живет с новой супругой — бывшей журналисткой Дорис Кепф, очень общительной, и безукоризненно светской женщиной. Она однажды уже побывала замужем и имеет от этого брака дочь. Женившись на Дорис Кепф, Герхард не только вновь избрался весной 1998 года премьером земли Нижняя Саксония, но в том же году победил на федеральных выборах и стал канцлером Германии. Однако не только женам и Йошке Фишеру обязан Шредер успешным продвижением к верховной власти.
В германской экономике и политике, кроме преобладания трех финансовых групп (Дойче-банк, Дрезднер-банк и Коммерц-банк), ощутимым влиянием пользуются крупные концерны. И если прежний канцлер Коль считался ставленником фирмы BASF, то Шредер долгое время был членом наблюдательного совета родного нижнесаксонского автоконцерна «Фольксваген». Кстати, по сведениям собеседника в МИДе, больше всего настаивают на «непрощении» нам долгов как раз автомобильные гиганты.
Желанные фишки

Между тем профессор МГИМО германист Абдулхан Ахтамзян связывает проблему долга с успешными действиями России на рынке энергоносителей, в том числе германском:
«В истекшем году ВВП Германии достиг более $2,3 трлн. Ежегодный прирост в экономике в 90-е годы составлял 2,8%. Благополучие Германии построено на машиностроении (в основном это транспортные средства), а также на химической и текстильной промышленности.
В свою очередь, интенсивность развития промышленности говорит о том, что заинтересованность Германии в энергоносителях весьма велика. Между тем треть потребляемого газа поступает в Германию из России по газопроводу, который был построен в 70-х годах. Сейчас строится второй, который пойдет по Белоруссии от полуострова Ямал,— его протяженность 1850 километров. Это не только наш крупнейший проект, но и существенная часть нашего бюджета. При этом мы вывозим в Германию энергоносителей больше, чем ввозим товаров из Германии. В результате актив в нашу пользу — в 90-е годы экспорт у нас по стоимости превышал импорт. В 1996 году мы экспортировали на DM15,5 млрд., а импортировали на DM11 млрд.; в 1997 году на DM17 млрд. вывезли, а на DM16 млрд. ввезли; в 1998 году на DM15 млрд. вывезли — на DM14 млрд. ввезли; в 1999 году на DM16 млрд. вывезли и на DM10 млрд. ввезли; в 2000 году за девять месяцев на DM12 млрд. вывезли, а ввезли только на DM5 млрд.
В результате за 2000 год валютный запас ЦБ на продаже нефти и газа, учитывая германский рынок, составил $30 млрд. Как раз учитывая последнюю цифру, финансовые и деловые круги Германии полагают, что Россия может платить по долгам. Мы предлагали немцам заплатить акциями предприятий. Они же согласились только на «голубые фишки» — на акции «Газпрома», РАО «ЕЭС России», то есть на то, что рентабельно работает».
Учитывая интерес Германии к бизнесу в России (в одной только Москве представлены 1900 немецких фирм), мы продолжаем предлагать немцам акции за долги. Но немцы по-прежнему желают инвестировать по-крупному все в те же естественные монополии.
Первый заместитель руководителя думской фракции ОВР Вячеслав Володин: «В энергосистему все инвесторы в очереди стоят, все готовы в нее вложить деньги, потому как главные плательщики здесь мы же сами — население и предприятия. В энергетику, в газовую отрасль, а также в МПС мы можем и сами вложить государственные деньги и получить еще по ним проценты. Нам-то надо, чтобы инвестировали в те предприятия, которые на сегодня не имеют оборотных средств».
Нам-то надо, а другим, в том числе немцам, не надо. В мидовских кругах полагают, что Шредер и сейчас приехал только из-за надежды заполучить «голубые фишки». Но не дали.
Однако было в «Петербургском диалоге» и кое-что хорошее. Если перед рождественским визитом в Москву канцлер Шредер заявил, что будет налаживать дружбу, но только не в духе Рапалло (в советско-германском договоре 1922 года было сказано, что стороны отказываются от всяких финансовых претензий друг к другу, тогда же вступил в силу принцип наибольшего благоприятствования в отношениях между Германией и Россией), то после последнего визита в Россию федеральный канцлер дал понять, что если в 2003 году России совсем уж нечем будет платить, то уж тогда Германия, может быть, рассмотрит вопрос о реструктуризации долга. И то хлеб.
К тому же депутат Думы от ЛДПР Алексей Митрофанов полагает: «Нельзя ожидать резких изменений после каждого визита. Это старая советская традиция, взятая из пропаганды, преподносить каждую встречу как историческую. Исторические встречи бывают раз в пятьдесят лет — вот Тегеранская и Потсдамская были историческими». Но тогда Германия лежала в руинах и с ней вообще никто не советовался. А с нами все-таки ведут переговоры.

ИНЕССА СЛАВУТИНСКАЯ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK