Наверх
12 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Такая у нас натура"

Кто из среднего поколения россиян в «голодные» 80-е годы не ездил на «картошку»? Или не выращивал овощи на приусадебном участке? Не ходил в лес по грибы? По оценкам, около 10% жителей России (а это 14 млн. человек!) и сейчас кормятся в основном со своей земли.Второй хлеб 

Поездка «на картошку» — одно из приятных воспоминаний детства и студенческой молодости. Как выезд на пикник, который происходил три раза в год: посадка весной, прополка летом и — самое приятное и легкое — сбор клубней осенью. И ведь не думалось, что это ненормально, когда диктор региональных новостей, такая импозантная в студии, отчитав в пятницу последний выпуск, в субботу утром — в грязном трико и со штыковой лопатой — трясется вместе с коллегами в разбитом «пазике» на выделенный колхозом участок. А главная тема тогдашних разговоров взрослых в этом автобусе — вовсе не перестройка и не творческие телепланы, а кто сколько «кулей» соберет в этом году. 

Но тогда в СССР был тотальный дефицит продуктов. Однако и сейчас, когда мы движемся к цивилизованной экономике, а в магазинах, если есть деньги, можно купить все что угодно, тот же картофель остается лакмусовой бумажкой уровня жизни в нашем государстве. Максимальные показатели по сбору картошки, которую в основном выращивают на приусадебных участках и огородах, приходятся на кризисные и послекризисные годы. Как только наступает очередной экономический или политический коллапс — люди берут в руки лопаты и сажают картофель. Специалисты Российской академии сельского хозяйства советуют: «Хотите знать, как живет страна — следите за урожайностью картофеля». Последние 5 лет его собирают около 35 млн. тонн в год, или почти 250 кг на каждого россиянина. Если судить по этому показателю, то в стране достигнута определенная стабильность.

Прокормить себя

— Не только российская провинция этим живет, в крупных городах у большей части жителей есть свои участки, своя земля для производства, — рассказал «Профилю» философ и публицист Сергей Кара-Мурза. — Люди гордятся выращенной картошкой, обмениваются мнениями о ее сортах.

Правда, по оценкам Сергея Кара-Мурзы, бум натурального хозяйства, когда люди питаются практически с приусадебных участков и огородов, в России все же идет на спад.

— Была когда-то иллюзия того, что возможно прожить исключительно за счет своего хозяйства, — говорит он. — Но раньше дома в деревне приносили ощутимую личную прибыль, сейчас все это сократилось. Сложно держаться на энтузиазме. Понятно, что собственное хозяйство — это расходы, несмотря ни на что. Те, кто был увлечен своим участком, сейчас состарились, а молодежь уже не так охотно продолжает их дело. К тому же обедневшая часть жителей нашей страны не может пользоваться «услугами» собственного хозяйства. У них просто нет возможности. Надо ездить на участок, а это совсем недешево. Поэтому своим хозяйством живет так называемый средний класс пожилого возраста. Они либо добираются на своих машинах, либо их возят дети. Я считаю, что к этому вопросу не стоит подходить с экономической точки зрения. Это даже не хобби, а больше такая лично-ностальгическая деятельность.

Однако, по мнению экономиста Михаила Делягина, жить натуральным хозяйством в России все же вынуждены в той или иной мере около 14 млн. человек.

— Это реальное население, например, целой Москвы! — восклицает Делягин. — Натуральное хозяйство называется так именно потому, что его продукция потребляется натурой, не поступает на рынок и не получает поэтому денежной, стоимостной оценки. Соответственно, его нельзя сопоставить с производством в других отраслях. Теоретически можно оценить объем производства и определить его стоимость, но на практике это невозможно, так как натуральное хозяйство является очень плохо наблюдаемым. Специальных серьезных исследований в этой сфере, насколько я могу судить, не проводилось. Кроме того, стоимостная оценка натурального производства некорректна, так как его продукция, поступив на рынки, изменила бы цены, так что на те, что действуют в отсутствие этой продукции, можно ориентироваться лишь с осознанием очень большой погрешности. 

По словам Делягина, в России примерно половина личных подсобных хозяйств в значительной степени ориентирована на рынок, в том числе неформальный, и потому они не являются натуральными. В целом же личные подсобные хозяйства производят более трети продукции российского сельского хозяйства, причем, понятно, практически не поставляют продукцию на экспорт. 

По данным Росстата, например, частники производят почти столько же мяса скота и птицы, что и зарегистрированные сельхозорганизации, являющиеся юридическими лицами. 

— На мой взгляд, порядка половины от валового сельскохозяйственного производства в России приходится именно на натуральное хозяйство, — считает Дмитрий Рылько, генеральный директор Института конъюнктуры аграрного рынка. — Но эти цифры во многом зависят от того, как считать. Натуральное хозяйство у нас очень сильно интегрировано с коллективным производством, с общественным сектором. Так что выделять одно из другого довольно сложно. Поэтому цифра в 50% довольно условна. Практически все сельское население сейчас в той или иной степени живет натуральным хозяйством, да, собственно говоря, и часть городского.

Минусы

С точки зрения развития российской экономики и увеличения ВВП теперешнее натуральное хозяйство просто вредно для России.
   — Бедность — это всегда плохо для экономики, так как она ведет к деградации человеческого капитала и, соответственно, ограничению возможностей развития, — считает Михаил Делягин. — Кроме того, люди, ведущие натуральное хозяйство, вычеркнуты из экономического оборота, внутреннего рынка страны. Они не являются потребителями и потому не поддерживают производство; они не генерируют новых потребностей и потому не стимулируют развитие, они не берут кредитов и не инвестируют. 

Натуральное хозяйство в российском варианте, по мнению Делягина, можно сравнить с простаиванием и разрушением колоссальных мощностей: только не производственного, а человеческого капитала. При этом архаичная структура социальных отношений, естественная для натурального уклада, оказывает влияние на все общество, в том числе на его социально-политическое устройство.

— Для экономики этот фактор, конечно же, отрицательный, — согласен Дмитрий Рылько. — Да и вообще неправильно употреблять здесь какие-либо категории: люди вынуждены жить таким образом и все. У них нет других источников дохода, нет нормального пенсионного обеспечения. Здесь еще нужно отдавать себе отчет, что натуральное хозяйство характерно не только для малых форм хозяйствования на селе. Сюда вовлечены и крупные сельхозпроизводители, такие полудохлые. Они производят продукцию и часть ее потребляют сами. Это тоже натуральное хозяйство. И таких примеров много. Причем есть маленькие производители, которые ориентируются на производство для рынка. То есть в сферах натурального хозяйства и рыночного производства и мелкие, и крупные предприятия — это пересекающиеся множества. 

— Представляется, что увеличение производительности домохозяйств, скорее, окажет негативный эффект на экономическую ситуацию в России, — полагает Александр Ерков, ведущий аналитик консалтинговой компании Energy Consulting. — Логика проста: люди производят продукцию и сами же ее потребляют, тем самым cнижая совокупный объем потребительского спроса. Но, как известно, именно повышение потребительского спроса является одним из наиболее значимых факторов, обуславливающих рост экономики. И все же говорить о каком-то значительном влиянии домохозяйств на макроэкономические индикаторы нельзя. Их доля в экономике настолько мала, что ее изменение практически никак не отразится на совокупных показателях.

Плюсы

А вот Сергей Кара-Мурза видит и положительные моменты в существовании натурального хозяйства.

— Во-первых, оздоровляющий эффект. Работая на участке, люди как бы снимают с себя проблемы дня. Во-вторых, физический труд. К сожалению, в нашей стране нет культа спорта для нормального человека, это плохо. Нагрузки необходимы, и работа на участке их дает. В-третьих, разумеется, это домашнее подспорье. По стоимости, конечно, произведенное имеет ничтожную сумму. Но ведь тут именно хозяйственная категория, а не экономическая, их нельзя путать.

Некоторые иностранцы, падкие на российскую экзотику, тоже считают, что в самом факте широкого распространения натурального хозяйства в России ничего плохого нет. И вновь речь о здоровье.

— Я был во многих странах мира и могу сказать, что только в России люди уделяют столько внимания здоровому питанию, — поделился с «Профилем» шеф-повар московского клуба «Галерея» Вильям Ламберти. — Здесь сохранились традиции, которые Европа растеряла, — почти у каждого человека есть дача. Летом россияне выращивают на своих приусадебных участках овощи и фрукты, ходят в лес, собирают грибы, ягоды и заготавливают различные консервы: солят огурцы, помидоры, консервируют грибы, варят варенье. Конечно, это больше характерно для провинциальных городов, но я знаю и в Москве многих состоятельных людей, жены которых делают домашние заготовки у себя на даче где-нибудь в районе Рублевского шоссе. В Европе такой образ жизни уже давно стал анахронизмом — там никто ничего подобного не делает. Европейцы все покупают в супермаркете. 

По мнению господина Ламберти, в мире сегодня существует мода на здоровое питание. Поэтому натуральное хозяйство а-ля рюс — модно. 

Знал бы он, что для многих россиян — это вовсе не мода, а способ выжить.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK