Наверх
15 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Тегеран — 03"

Саммит «большой восьмерки» в Эвиане завершился всеобщим примирением. Мировые лидеры предпочли забыть о былых разногласиях по Ираку. Тем более что грозный победитель Саддама Хусейна — Джордж Буш — проявил явное великодушие, предложив им снова дружить. И даже дал понять, против кого.Еще накануне встречи лидеров «большой восьмерки» в американских СМИ стали появляться «утечки» о том, что Пентагон уже приступил к разработке планов по свержению правящего в Иране режима — «как единственного способа не допустить создания Тегераном ядерного оружия». Одновременно американские официальные лица выступили с достаточно резкими обвинениями в адрес иранских властей, которые, по мнению Белого дома, «продолжают поддерживать международный терроризм, в том числе предоставляя убежище террористам из Аль-Каиды». По сути, формулируя набор претензий к Ирану, Вашингтон лишь повторил все то, что некогда инкриминировалось режиму Саддама Хусейна. Уже одного этого оказалось достаточно для того, чтобы поверить: США окончательно определились с выбором «новой цели».
Впрочем, на самом саммите Джордж Буш заверил своих коллег в том, что США не собираются атаковать Тегеран. По его словам, «военная операция американских сил в Иране не имеет никаких оснований». И тем не менее именно иранская тема стала стержневой на встрече мировых лидеров. Участники эвианского саммита приняли специальное обращение, в котором призвали руководство Ирана подписать дополнительный протокол к Договору о нераспространении ядерного оружия, позволяющий инспекторам МАГАТЭ проводить неожиданные проверки иранских атомных объектов. А также пообещали оказать «самую решительную поддержку всеобъемлющему изучению МАГАТЭ ядерной программы Ирана».
Очевидно, что мировое сообщество рассчитывает добиться от Тегерана полного отказа от идеи создания ядерного оружия. И скорее всего, учитывая иракский опыт, в выборе средств давления на Иран мировым лидерам придется во всем положиться на политическое чутье и стратегическую интуицию американского президента.
Имидж — все

Как заявил «Профилю» директор российских и азиатских программ Центра оборонной информации США Николай Злобин, сегодня в Вашингтоне «на самом высоком уровне обсуждаются самые разные сценарии решения иранской проблемы». По его словам, среди них — три основных.
Первый — дипломатический. Он предусматривает массированное внешнее давление на Иран, в том числе и со стороны России, являющейся главным партнером Тегерана в развитии атомной энергетики. Цель — вынудить иранские власти пойти на самые широкие уступки вплоть до свертывания всех без исключения ядерных программ.
Второй сценарий — «подрывной»: усиление давления на Тегеран изнутри — за счет поддержки Штатами оппозиционных существующему режиму сил. Однако оппозиция настолько слаба, что рассчитывать на нее всерьез вряд ли уместно.
И наконец, третий сценарий — «иракский»: смена режима вооруженным путем. И хотя, по словам Злобина, ни один из сценариев пока не исключается, очевидно, что в ближайшее время «иракский» вряд ли может быть реализован: администрация явно — ни морально, ни политически — не готова к военному развитию событий.
Дело в том, что именно благодаря Саддаму, на дискредитацию которого были отвлечены серьезные пиар-ресурсы Белого дома, иранский режим надолго выпал из поля зрения американцев. И для того, чтобы продемонстрировать всем «звериный оскал» Тегерана, Штатам еще только предстоит приложить немало усилий — и в информационном пространстве, и на площадке ООН, и рамках двусторонних контактов с партнерами.
Главная политическая проблема — грядущие в ноябре следующего года президентские выборы в США. Оставшееся до выборов время Буш постарается использовать для решения внутренних, главным образом экономических проблем. На внешнеполитической же арене, полагает главный научный сотрудник ИМЭМО РАН Алексей Богатуров, американский президент, скорее всего, активно займется «формированием имиджа миротворца». На него должны работать и предпринимаемые Бушем усилия по примирению палестинцев и израильтян, и стремление решить иракскую проблему именно дипломатическими средствами.
Бушерский проект Буша

По мнению директора московского представительства Центра оборонной информации Ивана Сафранчука, в ближайшее время дипломатические усилия США будут направлены главным образом на изменение позиций тех стран, которые имеют реальные возможности повлиять на развитие иранских ядерных программ. И в первую очередь — на Россию, которая на протяжении последних десяти лет, невзирая на мнение Вашингтона, продолжает сотрудничество с Ираном по возведению Бушерской АЭС.
Как известно, «бушерский проект» обеспечивает заказами солидную, причем наиболее высокотехнологичную, часть российского машиностроения. Для российских атомщиков иранский контракт представляется едва ли не их последним шансом на сохранение внешних рынков.
Свертывание проекта может негативно сказаться и на других сторонах российско-иранского сотрудничества. В частности, на развитии транспортного коридора Север—Юг, который должен связать Южную и Юго-Восточную Азию с Европой и пройти по территории Ирана и России. Соглашение о его создании было подписано еще осенью 2000 года, и, по оптимистическим оценкам, его реализация может приносить России до $6 млрд. прибыли в год.
Так что Россия имеет все шансы попасть в действительно сложную ситуацию. С одной стороны, отказ от сотрудничества со Штатами может означать для нее долгосрочное охлаждение отношений с Вашингтоном. В условиях, когда формирование новой «антиамериканской» коалиции с участием ведущих стран НАТО практически исключено, это может привести к фактической изоляции Москвы. С другой стороны, «соглашательство» способно всерьез ударить по имиджу Владимира Путина внутри страны — помимо эфемерных геополитических интересов ему придется жертвовать и вполне реальными бизнес-проектами.
Впрочем, не исключено, что на этот раз Штаты с пониманием отнесутся к трудностям, объективно возникающим перед Москвой в случае занятия ею «конструктивной позиции по Ирану». Возможно, что взамен ей уже предложена материальная и политическая компенсации. По крайней мере, анонимный источник в британской делегации в Эвиане уже поспешил сообщить, что Владимир Путин заявил своим коллегам о готовности России свернуть ядерное сотрудничество с Тегераном.
Что это: первый акт давления на Кремль или же результат уже состоявшейся договоренности между Москвой и Вашингтоном — покажет время.

ВЛАДИМИР РУДАКОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK