Наверх
14 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Терапия 9/11"

У жертв террора развиваются мстительные чувства, и если они не могут их реализовать, это вызывает сильные фрустрации.

У жертв террора развиваются мстительные чувства, и если они не могут их реализовать, это вызывает сильные фрустрации.

   Я лечил пострадавших и их родственников. Помогал им много лет. И сейчас по собственной инициативе продолжаю общаться с некоторыми семьями. То, что я делал тогда, — классический пример американской благотворительности. Это только кажется, что у американского государства много денег на гуманитарные программы. На самом деле эти функции нередко берет на себя частный бизнес. Вот так и получилось. Была компания. Компания выделила $1,5 млн на помощь семьям погибших.
   Взял на себя труд все это координировать мой босс, мультимиллионер, выступивший в роли исполнительного директора благотворительной программы. Длилась программа 5-6 лет и помогла 40 семьям, в основном — русскоговорящим. Работал он бескорыстно. Мой босс — американец, но жена его из Черновцов, моя землячка, она его настроила на русский лад. Его специализацией стала помощь русским. Знаете, жены как обрабатывают…
   На помощь жертвам 11 сентября были потрачены колоссальные деньги. Средства до сих пор идут на медицинскую помощь тем, кто разбирал рухнувшие небоскребы, — там было много всякой пыли, ядовитых отходов. Они работали героически, а денег за это не получили. Но в конце концов через суды смогли прижать правительство, и государство теперь раскошеливается. Кстати, помощь родственникам жертв, с моей точки зрения, распределялась неправильно. Жены и мужья получили огромные компенсации, а родители погибших — фигу с маслом. Согласно букве закона, у них отдельный "хаусхолд", отдельная семья. А, например, жена, какая бы она ни была сволочная, официально — на содержании у мужа. Соответственно, высчитывали его зарплату лет за сорок вперед и выплачивали. Выплачивали компании, в которых люди работали. А зарплаты там были очень высокие. Так что супруги получали по $300 тыс., $800 тыс., $1,5-2 млн. А самые несчастные старые люди не получили ничего…
   Я был руководителем группы психотерапевтов. У многих людей, чьи родственники погибли 11 сентября, развивается посттравматическое стрессовое расстройство… После Второй мировой, например, были люди, которых в народе называли "контуженными": они часто кричали, были очень возбудимыми, нервными, у них легко возникали агрессия, страх, раздражительность. Посттравматический стресс может длиться всю жизнь, он способствует склонности к алкоголизму, самоубийствам, депрессиям. Он ярко выражен у участников военных действий — ветеранов чеченской войны в России, войн в Ираке, Афганистане — в США. То же самое происходит и с теми, кто сам стал жертвой террора или потерял близких в результате терактов. Достаточно просто посмотреть на семантику слова "терроризм". "Террор" в переводе с английского — "ужас". Основная цель террористов — посеять страх и вызвать панику. Поэтому пострадавшим необходима социальная терапия — поддержка общества, государства. Регулярная финансовая помощь. А главное, нужна ясность. Должна быть видна нормальная, систематическая борьба с террором. Важно понимать, что у жертв террора развиваются мстительные чувства, и если они не могут их реализовать, это вызывает сильные фрустрации. И если у жертвы есть возможность быть вовлеченной в эту борьбу через какие-либо общественные организации, это большой плюс. Потому что нужен канал, благодаря которому агрессия против террора получала бы конструктивное выражение. Есть идея: "На всех чеченцев, афганцев, арабов нужно атомную бомбу сбросить". И ей стараются найти альтернативу.
   Чаще всего у жертв и родственников погибших встречались два диагноза — депрессия и посттравматический стресс. Не говоря уже о том, что называется chronic pathological grievance (хроническая патологическая обида). По-русски — это горевание. Семьи жертв 11 сентября горюют и сейчас. Ведь они находятся в особой ситуации. Люди, у которых родственники погибли во время войны, находятся в "мейнстриме", в таких случаях несчастье охватывает всю страну: они знают, что погибли тысячи, миллионы людей… А когда в мирном, спокойном, защищенном со всех сторон городе ты провожаешь близкого человека на работу, а тебе сообщают, что он погиб… Вокруг тебя люди, которые, конечно, тебе сочувствуют, но никто эту беду не может разделить. Это особенно тяжело. Поэтому в США семьи жертв 11 сентября до сих пор стараются держаться вместе.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK