Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Толкотня в очереди за мировым лидерством"

Ключевой вопрос американской предвыборной кампании 2008 года — о роли США в современном мире. Сравнение внешнеполитических концепций, с которыми основные кандидаты на пост президента выступили на страницах журнала Foreign Affairs, показывает: никто из них не сомневается в необходимости и полезности глобальной гегемонии США.

Республиканцы начинают предвыборную борьбу с менее выгодных позиций, чем демократы. Одним из основных результатов внешнеполитического курса Джорджа Буша стало резкое падение популярности партии. Тем не менее все ключевые кандидаты сходятся в том, что Америка должна наращивать свой военный потенциал и активно участвовать в разрешении конфликтов по всему миру. Не только демократы, но и республиканцы представили крайне идеологизированную внешнеполитическую программу. Те же республиканские кандидаты, которые остались сторонниками прагматичной внешней политики, превратились в аутсайдеров. Сближение позиций республиканцев и демократов лучше всего может проиллюстрировать иранская проблема. Все семь реальных кандидатов на президентский пост не исключают ее военного решения — и это притом, что демократы осуждают Буша за начало войны в Ираке.
Иными словами, кто бы ни пришел к власти, это мало повлияет на политику Соединенных Штатов в мире. Как отмечают американские политологи Иво Дадлер и Джеймс Линдсей, в эпоху Буша произошла настоящая революция во внешней политике. И доказательством тому служат программы всех основных кандидатов в президенты. Никто из них больше не отрицает необходимости глобального лидерства Соединенных Штатов.
Сегодня мы более подробно остановимся на суждениях четверых претендентов — победителей первых праймериз 2008 года.


Маккейн: вьетнамский опыт для Ирака и Ирана
По мнению известного российского американиста Анатолия Уткина, «предстоящие выборы станут битвой за и против Форреста Гампа, каковым по мемуарам, кино и интервью видится вьетнамский ветеран Маккейн, не уставший от ужаса кровопролития в Междуречье». Сенатор от штата Аризона Джон Маккейн действительно считается одним из самых сильных претендентов на президентский пост от Республиканской партии. «В вопросах войны и мира я могу предложить американцам свой опыт, — провозгласил Маккейн, выступая перед избирателями в Нью-Гэмпшире. — Об ужасах войны я знаю не понаслышке». Этот опыт делает его одним из главных сторонников продолжения иракской кампании.
В том случае, если Америка выведет свои войска с Ближнего Востока, уверен Маккейн, исламисты будут говорить, что они победили Советский Союз в Афганистане и Соединенные Штаты в Ираке, и тогда никто не сможет им противостоять. Кроме того, на Ближнем Востоке появится расколотое на части государство, которое станет убежищем для террористов, гражданская война в Ираке быстро перерастет в региональный конфликт, а Иран приобретет еще большее влияние в регионе. И если кандидаты в президенты от Демократической партии в угоду общественному мнению готовы вывести войска из Ирака, Маккейн утверждает, что он скорее проиграет выборы, чем будет молчаливо наблюдать за тем, как страна проигрывает войну. «Провал в Ираке нельзя будет назвать провалом одной администрации или партии, — пишет Маккейн в своем внешнеполитическом памфлете, опубликованном в Foreign Affairs. — Такие решения, вызванные политическими настроениями электората, могут привести к катастрофическим последствиям. Это американская война, и ее результаты коснутся всех граждан США».
Маккейн не скрывает, что на посту президента он продолжит одностороннюю политику. Для того чтобы Соединенные Штаты могли действовать без санкции Совета Безопасности ООН, он предлагает создать Лигу демократий — организацию, в которую вошли бы все ключевые американские союзники в Европе, Азии и Латинской Америке. По его словам, Лига будет исправлять ошибки ООН в таких, например, вопросах, как ужесточение санкций в отношении Ирана или оказание поддержки молодым демократиям в Сербии и на Украине.
Джон Маккейн прославился как один из главных критиков современной России. Большинство антироссийских заявлений Конгресса США было принято по его инициативе. Он призывал Буша не ездить на саммит «Восьмерки» в Санкт-Петербург, оказывал покровительство грузинскому президенту Михаилу Саакашвили. В своей предвыборной статье в Foreign Affairs российской тематике он уделяет намного больше внимания, чем все остальные кандидаты: «Мы видим, что в современной России не соблюдаются политические свободы, страной управляет кучка бывших офицеров спецслужб. Они стараются запугать соседей, выбравших демократический путь развития, таких, например, как Грузия. Они надеются использовать в собственных интересах зависимость Европы от российских нефти и газа. На Западе необходимо выработать новый подход к этой реваншистской России».
Маккейн предлагает также исключить Россию из «Большой восьмерки», которая вновь должна стать клубом индустриально развитых стран. В нее могли бы войти Бразилия и Индия, но в ней нет места России, утверждает Маккейн. Кроме того, он призывает увеличить расходы на программы, которые нацелены на поддержку политических свобод и верховенства права в современной России.


Хакаби: больше солдат для демократии
Экс-губернатор штата Арканзас Майк Хакаби ратует за возрождение традиционных республиканских ценностей. Бывший баптистский священник, Хакаби рассчитывает завоевать симпатии того самого «морального большинства», которое обеспечило победу Рональду Рейгану и Джорджу Бушу. Известна его фраза о том, что аборты — это холокост. В своей статье «Американские приоритеты в войне с терроризмом» Хакаби подверг критике внешнеполитический курс неоконсерваторов. В отличие от идеологов нынешней администрации он убежден, что США не должны насаждать демократию в мусульманских государствах, потому что тогда «на смену современному злу придет зло средневековое» — ведь в результате открытых и честных выборов к власти здесь могут прийти экстремисты. По словам Хакаби, основную угрозу для Соединенных Штатов представляют радикальные исламисты, пытающиеся возродить «чистый ислам» и создать теократический халифат, в котором не будет национальных границ.
Хакаби считает, что уходить из Ирака американцам пока рано, поскольку иракские солдаты и полицейские не способны взять на себя ответственность за обеспечение безопасности в стране: «Вывод американских войск приведет к кризису в регионе. Ирак находится на пересечении арабского и персидского мира, суннитской и шиитской религии. И децентрализация этого государства приведет к анархии на всем Ближнем Востоке». Хакаби предсказывает, что в том случае, если Америка сложит с себя обязательства по урегулированию ситуации в Ираке, Ближний Восток втянется в вооруженный конфликт, который вызовет невиданный гуманитарный кризис в регионе.
Хакаби убежден, что освобождение страны и ее оккупация — две абсолютно разные задачи, и Америке не удастся отделаться небольшим корпусом солдат, если она желает установить порядок в освобожденном государстве. Поэтому Хакаби осуждает президента Буша, который не прислушался к мнению бывшего начальника штабов генерала Эрика Шинсеки, который еще в начале иракской кампании рекомендовал увеличить американский воинский контингент до нескольких сотен тысяч солдат. По словам Хакаби, президенту следует больше внимания уделять советам профессиональных военных.
Как и другие кандидаты в президенты, Майк Хакаби не исключает военного решения иранской проблемы, однако, по его словам, американская администрация должна сделать все от нее зависящее, чтобы избежать такого развития событий: «Ничто не может так обрадовать бен Ладена, как война Соединенных Штатов с Ираном. Для «Аль-Каиды» шиитский Иран — главное препятствие при создании суннитского халифата от Испании до Индонезии. В то время как во многих мусульманских странах события 11 сентября встречали танцами и ликованием, в Тегеране они вызывали искреннюю скорбь. Иранцы зажигали свечи в память о погибших во Всемирном торговом центре, а через некоторое время иранское правительство оказало Соединенным Штатам помощь в борьбе с талибами, убедив лидеров Северного альянса заключить соглашение с американцами». Самой разумной политикой в отношении Ирана он считает политику «сдерживания».
Майк Хакаби выступил с критикой пакистанской политики Буша. По его словам, администрация президента ошибается, когда делает ставку на нынешнего лидера Пакистана Первеза Мушаррафа: «Мушарраф не только не помогает Соединенным Штатам в борьбе с талибами, которые нашли убежище на пакистанской территории, но и чинит им препятствия, когда речь идет об уничтожении лидеров «Аль-Каиды». Если «Аль-Каида» вновь нападет на нас, теракт будет подготовлен на территории Пакистана». Хакаби считает, что под предлогом борьбы с экстремистами президент Пакистана вводит чрезвычайное положение и преследует потенциальных союзников США — лидеров умеренных партий, юристов и правозащитников.
Как считает Хакаби, в России наряду с имперскими амбициями всегда существовал комплекс неполноценности перед Западом: «Русская история — это вечная борьба между западниками и славянофилами». Однако нынешняя российская элита, по мнению Хакаби, убежденные националисты, которых интересуют лишь цены на энергоресурсы.


Клинтон: вернуться к старой доброй Европе
Сенатор от штата Нью-Йорк Хиллари Клинтон считается главным фаворитом в борьбе за выдвижение на пост президента от Демократической партии. В 2002 году Клинтон вызвала недовольство многих демократов, когда поддержала решение начать военные действия в Ираке. Однако с тех пор она неоднократно критиковала иракскую политику нынешней администрации. «Окончание войны в Ираке — это первый шаг к восстановлению глобального лидерства Соединенных Штатов, — пишет она в статье «Безопасность и новые возможности XXI века». — Эта война ослабляет наши вооруженные силы, истощает стратегические запасы, отвлекает внимание от военной кампании в Афганистане, приводит к отчуждению союзников и расколу в самой американской нации». Правда, в своих предложениях по Ираку Клинтон не так радикальна, как ее коллеги: Барак Обама и Джон Эдвардс предлагают вывести американские войска за 18 месяцев, Хиллари же отводит на это 4 года.
По мнению экспертов, Хиллари попытается возродить внешнюю политику своего мужа. И неудивительно, что самыми надежными союзниками США она называет европейские страны: «Мы никогда не должны забывать, что по ключевым вопросам наши позиции совпадают». Большинство экспертов считают, что, если она станет хозяйкой Белого дома, администрации США будет очень легко построить доверительные отношения с новым поколением европейских лидеров, которые пришли к власти в Германии, Великобритании и Франции.
Клинтон критикует российскую политику Буша, обращаясь к нынешней администрации с традиционным риторическим вопросом: «Кто потерял Россию?» Стоит отметить, что тем же вопросом задавался сам Буш, когда в 2000 году должен был сменить супруга Хиллари на посту президента. И если когда-то республиканцы критиковали администрацию Клинтона за персонификацию внешней политики, то сейчас уже демократы указывают на то, что команда Буша переоценила личный фактор в российско-американских отношениях. Ставка была сделана на президента Путина, который, по словам Клинтон, «отказался от политических свобод, завоеванных после падения коммунизма, создал новый класс олигархов и начал вмешиваться во внутреннюю политику бывших советских республик». Однако, по словам Клинтон, «было бы ошибкой рассматривать Россию только как угрозу». Она отмечает, что Путин использовал энергетические запасы страны для развития российской экономики и повышения уровня жизни обычных граждан. «Нам необходимо сотрудничать с Россией в таких серьезных вопросах, как иранская ядерная программа, распространение ядерного оружия и дипломатическое решение косовской проблемы», — пишет Клинтон. В целом эксперты отмечают, что в случае победы Хиллари на президентских выборах российский вопрос во внешней политике США, скорее всего, отойдет на второй план.


Обама: разоружиться, чтобы усилиться
Несколько выбивается из общего ряда чернокожий сенатор от штата Иллинойс Барак Обама. Центральной темой своей кампании он сделал скорейший вывод войск из Ирака. По словам Обамы, кризис американской внешней политики объясняется тем, что последние восемь лет у власти находились люди, которым свойственно мышление времен холодной войны. «Если бы не они, — пишет Обама в статье «Восстановление американского лидерства», — Америка никогда бы не ввязалась в ближневосточную авантюру». Обама — один из немногих конгрессменов, которые изначально выступали против войны в Ираке.
Подход Обамы к международной политике очень типичен для представителя Демократической партии. Он убежден, что прививать американские ценности другим странам следует не с помощью грубой силы, а с помощью примера. Только доказав уникальность своей политической системы, Соединенные Штаты, по мысли Обамы, смогут претендовать на роль мирового лидера. «Если американцы возьмут на себя эту непростую роль, — пишет Обама, — они должны будут приобрести глубокие знания в культуре других народов. Например, чтобы разработать правильную тактику в войне с терроризмом, необходимо разбираться в верованиях экстремистов». Обама, пожалуй, самый убежденный критик политики Буша. Он выступает против планов нынешней администрации создать для Европы систему противоракетной обороны, называя их «колоссальной тратой денег». Сенатор от Иллинойса убежден, что ядерная стратегия Буша бессмысленна и опасна, а «ядерное разоружение не ослабит, а лишь усилит безопасность США». Обама призывает Америку более активно сотрудничать с Россией, прежде всего в вопросе распространения ядерного оружия.
Однако во внешнеполитических взглядах Обамы есть существенные противоречия. Так, в его пацифистское мировоззрение немного не укладываются призывы увеличить численный состав Вооруженных сил США на 100 тыс. человек. И уж совсем гротескными выглядят заявления Обамы о том, что Соединенные Штаты должны заставить Пакистан любой ценой поймать Усаму бен Ладена. Сенатор от Иллинойса рассматривал даже возможность вторжения на территорию этой ядерной державы, что вызвало едкие комментарии практически во всех американских СМИ.


И другие официальные лица
Оставшиеся кандидаты в президенты также являются убежденными сторонниками гегемонии Соединенных Штатов.
Бывший губернатор штата Массачусетс республиканец Митт Ромни мотивирует эту убежденность «божественным предопределением американской судьбы». «Мы — уникальная нация, и никто не сможет заменить нас в роли мирового лидера», — пишет он в статье «Как справиться с новым поколением глобальных вызовов». Ромни считает, что для укрепления своих позиций в мире Соединенным Штатам необходимо добиться энергетической независимости, и поэтому обещает финансировать научные программы, которые могли бы стать основой для энергетической революции: «Создание принципиально новых источников энергии будет не менее значимым событием, чем Манхэттенский проект или полет человека на Луну».
Фред Томпсон — классический политик-южанин, взгляды которого представляются чересчур консервативными даже для республиканской Америки. Войну с терроризмом он рассматривает как продолжение вековой войны Америки с противниками свободы: «Сейчас главным фронтом этой войны являются Афганистан и Ирак, однако очевидно, что наши враги рассеяны по всему миру, и они должны видеть, что мы не боимся использовать силу там, где это необходимо. Именно поэтому Америке нужен президент, который не будет долго раздумывать, когда речь идет о безопасности нации».
Кандидат в вице-президенты от Демократической партии на выборах 2004 года Джон Эдвардс смотрит на ход вперед. По его словам, в течение года Соединенные Штаты должны вывести войска из Ирака, потому что там администрация Буша попалась в ловушку, подготовленную террористами. Соединенные Штаты невольно подтверждали заявления исламистов о том, что американские крестоносцы мечтают завоевать мусульманский мир. Эдвардс обращает внимание, что тем временем Китай и Россия используют непопулярность Америки для продвижения собственных интересов.
Рудольф Джулиани, который прославился своими эффективными действиями на посту мэра Нью-Йорка во время событий 11 сентября, по праву считается наименее консервативным политиком среди всех республиканских кандидатов. Но и он не собирается сворачивать иракскую кампанию. По его словам, Соединенные Штаты могут повторить ошибки прошлого, когда Америка вывела свои войска из Вьетнама в тот момент, когда в войне назревал серьезный перелом в пользу американцев и их союзников, и позволила коммунистическому Северу одержать победу над Югом. Джулиани утверждает, что на посту президента попытается сохранить американское влияние на постсоветском пространстве: «Я думаю, что сейчас пришло время дать ясно понять Путину, что Америка может говорить мягко и держать в руках дубину. Мы должны как можно быстрее создать систему противоракетной обороны.
Я считаю, что сейчас наилучшее время для расширения НАТО. Украина нуждается в нашей поддержке — она будет хорошим барьером против России».




Первые фавориты
На прошлой неделе в Соединенных Штатах начались праймериз — первичные выборы, которые определят кандидатов в президенты от двух крупнейших партий. Исторически сложилось, что первыми проходят партийный кокус в Айове и праймериз в Нью-Гэмпшире. Успех в этих штатах может стать важным психологическим фактором для всей президентской кампании. Многие политологи отмечают закономерность, в соответствии с которой кандидат, которому удается успешно выступить в этих двух штатах, имеет наибольшие шансы на победу.
Победителем первого тура праймериз Демократической партии, состоявшихся в позапрошлый четверг в штате Айова, стал чернокожий сенатор от штата Иллинойс Барак Обама (38% голосов). На 8% от него отстал Джон Эдвардс, выступавший на президентских выборах 2004 года в качестве кандидата на пост вице-президента. Сенатор от штата Нью-Йорк и бывшая первая леди США Хиллари Клинтон, которая считается фаворитом праймериз, заняла только третье место (29%). У республиканцев в Айове победу одержал экс-губернатор штата Арканзас Майк Хакаби (34%). Вторым финишировал бывший губернатор штата Массачусетс Митт Ромни (25%), а третьим — экс-сенатор от Теннеси Фред Томпсон (13%).
   На праймериз демократов в Нью-Гэмпшире, которые состоялись во вторник на прошлой неделе, Хиллари Клинтон взяла реванш (39%). У Барака Обамы — 36%, у Джона Эдвардса — 17%. Результаты праймериз Республиканской партии в Нью-Гэмпшире также не стали повторением партийного кокуса в Айове. Их фаворитом оказался сенатор от штата Аризона Джон Маккейн (37%). На втором месте Митт Ромни (32%), на третьем — Майк Хакаби (11%). Среди других претендентов на победу в республиканских праймериз эксперты по-прежнему называют бывшего мэра Нью-Йорка Рудольфа Джулиани, который набрал лишь 9% голосов.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK