Наверх
17 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Тонга в северном море"

Системы центрального кондиционирования в изнывающих от жары городах, ирригационные установки на пересохших полях — Германия готовится к глобальному потеплению. Однако ясной концепции пока нет.   Фолькер Момсен — бургомистр одного из самых крохотных городков Германии. Остров Халлиг Грёде расположен в четырех километрах от берегов Шлезвиг-Гольштейна: плоский клочок зелени округлой формы окружен мелководьем. <…>
    Халлиг Грёде по нескольку раз в год накрывают волны Северного моря, и тогда над поверхностью воды возвышаются одни лишь рукотворные холмы. Но Момсена это не пугает: когда в 1964 году он с родителями поселился на острове, все постройки только-только восстановили после силь-ного наводнения. «Земля Шлезвиг-Гольштейн давала дешевые кредиты, чтобы острова, подобные этому, оставались обитаемыми».
   Впрочем, с недавних пор правительство в Киле задается вопросом, насколько такая политика целесообразна. Если прогнозы климатологов оправдаются, атмосфера Земли продолжит нагреваться и уровень Мирового океана уже в ближайшие десятилетия резко поднимется, то острова вроде Халлиг Грёде поглотит пучина.
   Так что Момсен находится примерно в таком же положении, что и король Тонга или президент Мальдивских островов, резиденции которых из-за глобального потепления могут уйти под воду. Но как удерживать в узде Северное море: за счет новых дамб и более высоких насыпей? Это потребует миллионных затрат и полностью изменит облик островов Халлиг.
   Возможно, помощь придет от архитекторов и инженеров: Шлезвиг-Гольштейн объявил конкурс идей. «Быть может, — рассуждает Момсен, — нам нужны дома как в Голландии, которые при наводнении просто всплывают».
   Возможные последствия глобального потепления заставляют ломать голову не только Момсена и специалистов по берегоукреплению — они дадут о себе знать по всей Германии, начиная с Фленсбурга и заканчивая Альпами. Климатологи убеждены, зимы будут становиться все более влажными, а летние месяцы — более засушливыми. К концу столетия среднегодовая температура может подняться на четыре градуса. И тогда летом в центре городов будет невыносимо жарко, а сельское хозяйство столкнется с дефицитом дождей, участятся грозы, бури, паводки и наводнения.
   Немцы идут навстречу проблемам очень по-немецки: основательно и в соответствии с принципами федерации. В большинстве земель, равно как и во многих округах и муниципалитетах, уже разработана стратегия, созданы комиссии и рабочие группы, подготавливаются экспертные заключения, проводятся исследования.
   Но что понимать под паводком? А под наводнением? И какое повышение уровня воды считать опасным? Уже на эти вопросы в столицах 16 земель смотрят по-разному.
   Если шторм гонит волны Северного моря вверх по течению Эльбы, то это представляет опасность для Нижней Саксонии, Гамбурга и Шлезвиг-Гольштейна. Но в каждой из трех земель применяется своя методика оценки рисков, основанная на данных мониторинга уровня воды, что для экспертов по статистке в компетентных ведомствах земель уже много лет остается неразрешимой проблемой и отнюдь не лучшей предпосылкой для подготовки к еще более сильным наводнениям.
   Гидротехническими вопросами на среднем течении Эльбы пришлось заняться даже судебной инстанции. После наводнения 2002 года началась гонка в сфере строительства береговых дамб, и правительство в Шверине выразило озабоченность: как бы «подросшие» сооружения в Бранденбурге не привели к тому, что насыпи в Мекленбург-Передней Померании будет заливать. Компромисс был достигнут, но найти его оказалось непросто.
   Исследовательских проектов предостаточно; им дают звучные названия, такие как Klimzug, Klimafit или Klimpass. На реализацию одного только проекта Klimzug федеральное правительство дает свыше 80 млн евро. В его рамках любекские ученые, в частности, пытаются выяснить, насколько традиционные дома с соломенной кровлей страдают от грибка. В Бранденбурге исследователи заинтересовались, не придется ли вдоль привычных аллей в скором времени вместо платанов, ясеней и каштанов высаживать маклюру оранжевую (Maclura pomifera) или магнолию обратнояйцевидную (Magnolia obovata). А сотрудникам знаменитого баварского замка Нойшванштайн потребовалось понять, каких бед ждать от повышенной потливости посетителей из-за роста средней температуры.
   Скоро исследованиями на подобные темы можно будет укомплектовать небольшую библиотеку. Чего недостает научному сообществу, так это четкой расстановки приоритетов. «Бумаги исписано много, а вот скоординированнос-ти не хватает», — сетуют сами министерские эксперты по климату.<…>
   «Интерес к консультативной поддержке в муниципалитетах, безусловно, имеется», — считает Корнелия Рёслер, отвечающая за природоохранную проблематику в Немецком институте урбанистики. Но денег на практические меры нет. Какой городской совет будет выделять средства на решение проблемы, с которой, быть может, придется столкнуться через десятки лет? Проекты климатической адаптации должны быть такими, убеждена Рёслер, чтобы впоследствии о затратах «не приходилось жалеть»: любые меры должны сохранять целесообразность даже в том случае, если климат вдруг «передумает» меняться.
   Это объясняет, почему готовность адаптироваться сильнее всего выражена там, где проблемы уже дают о себе знать. Например, в Вуппертале знают не понаслышке, что такое затяжные дожди. Атлантические воздушные массы, идущие с запада, особенно часто проливаются ливнями над регионом Бергишес Ланд. Почти 1200 мм осадков — в два раза больше, чем в Берлине, — выпадает за год над Вупперталем.
   Теперь за потоками воды можно следить, не покидая уютной и сухой ратуши, — на экране компьютера. Чтобы продемонстрировать свою новую программу, инженер-строитель Бернхард Арнольд собственноручно установил дисплей: улицы на аэрофотоснимке постепенно синеют. «Когда разработка новой технологии будет завершена, — говорит 63-летний инженер, — мы сможем устраивать компьютерную симуляцию сколь угодно сильной грозы над любым районом города».
   Для этого предстоит составить цифровые карты «районов риска», после чего потоки воды можно будет отслеживать в трехмерном отображении. «И тогда мы сможем оценивать последствия различных строительных мер, таких как увеличение высоты бордюрного камня, «заглубление» стояночных площадок или сооружение небольших преград для перенаправления воды в те зоны, где она представляет меньшую опасность», — рассказывает Арнольд.
   В окрестностях исторического замка Люнтенбек, уже не раз подвергавшегося затоплению, проводятся первые опыты. Вместо дорогостоящего водоотводного канала там планируется «заглубить» тропу для пеших прогулок — чтобы во время сильных дождей вода отходила по ней. Тем более что в будущем предполагается использовать для ливнеотвода сами улицы, как это уже сегодня практикуется в Дании, а не трубы, отмечает проектировщик.
   Компьютерная симуляция призвана выполнять еще и другую функцию: нужно подготовить население к новой опасности. К сожалению, многие ее не осознают, убежден Арнольд. В ходе своих исследований он выявил больницу и здание церковного центра, которые в случае сильных дождей могут подвергнуться подтоплению. Но их руководство не пожелало принимать меры. «Возможно, они зашевелятся, если им наглядно продемонстрировать, как все уходит под воду», — надеется он.
   Юридически город не может ни обязать жителей к принятию упреждающих мер, продолжает Арнольд, ни выделять средства на климатическую адаптацию. Такие «добровольные мероприятия» не вправе осуществлять муниципалитет, погрязший в долгах. Но вуппертальцам это не мешает: в качестве заказчика выступают коммунальные службы, финансирующие реконструкцию инженерных сооружений за счет взимаемой платы.
   На Люнебургской пустоши дожди, так обильно увлажняющие Вупперталь, в дефиците. На окраине Ульцена, в бывшем здании дорожных служб, трудится Ульрих Остерманн — руководитель «Окружного союза сообществ водо- и землепользователей», своего рода местный «маэстро дождя». Остерманн заботится о том, чтобы земледельцы не страдали от нехватки воды.
{PAGE}
   «Без искусственного орошения на сухих песчаных почвах большого урожая не получить», — говорит инженер-строитель. Но стоит только добавить воды, и можно успешно выращивать и сахарную свеклу, и картофель — «золото Люнебургской пустоши». В среднем в окрестностях Ульцена за год потребляется 7 млн кубометров питьевой воды, а на поля выливается 27 млн кубометров воды. Это крупнейший в Германии регион поливного земледелия. Нетрудно догадаться: если летние месяцы будут более жаркими и сухими, то этого окажется недостаточно. На круглом столе перед Остерман-ном лежат карты и планы. Будущее сельского хозяйства он видит в гигантских ирригационных установках, какие применяются, в частности, в США, — «они используют воду куда эффективнее привычных дождевальных машин».
   Правда, у инноваций есть недостаток: они требуют много места. Поля будущего должны иметь 800 м в длину и по ширине равняться 140 футбольным полям. А это покончит с традиционным культурным ландшафтом и приведет к проблемам бюрократического характера: придется распахивать проселочные дороги, прокладывать трубопроводы, производить обмен «наделов», принадлежащих разным хозяевам. А главное — вырубать лесопосадки, островки кустарника, живые изгороди, столь важные для экологии. <…>
   Если реорганизация на селе оказывается задачей нелегкой, то в городах конфликты подчас представляются неразрешимыми. Например, Гамбург дополнительно усиливает гидротехнические сооружения для защиты своего центра от наводнений, на это выделено 40 млн евро. Однако до сих пор ощущается отсутствие единой стратегии того, как ганзейскому городу готовиться к последствиям климатических перемен. У главы земельного правительства Олафа Шольца другие приоритеты: ежегодно вводить в эксплуатацию по 6 тыс. новых квартир. Для этого нужно возводить дома на пустующих территориях. Тем временем климатологи рекомендуют уменьшать плотность застройки и увеличивать площадь зеленых насаждений.
   Удача улыбается градостроителям, когда приходится воссоздавать с нуля целые кварталы — как в случае с Ноймарктом, площадью перед дрезденской Фрауенкирхе (церковью Пресвятой Богородицы). Там коммунальные службы проложили не только теплоцентраль, но и трубы центрального кондиционирования. По ним подается вода с температурой шести градусов Цельсия, которая летом может использоваться для создания приятной прохлады в жилых и общественных зданиях. Изначально концепция предполагала не более чем повышение комфорта, прямодушно признает Райнхард Низпор из коммунальной службы, «но теперь без проблем можно преподнести ее как меру климатической адаптации».
   Проблемы с температурой городского воздуха уже сегодня испытывает старый добрый Регенсбург. В летние дни узкие центральные улочки раскаляются и за ночь практически не успевают остыть. «Очевидно, с этим надо что-то делать», — говорит географ Йоахим Шайд, которому поручили подготовить концепцию. Вот только специалисты по охране памятников против любых перемен в городе, признанном ЮНЕСКО всемирным культурным наследием. А чиновники по туризму только рады «южному колориту» и возросшей продолжительности сезона.
   И все же, как выяснил Шайд, у баварского Регенсбурга есть определенное преимущество: историческая застройка сложилась в период средневекового «потепления». В целях температурного регулирования тогда использовались вентиляционные шахты и русла ручьев. Если их удастся восстановить, то для климатической адаптации будет достаточно одного шага в прошлое.
   
   
   ВСТРЕТИТЬ ПОТЕПЕЛЕНИЕ ВО ВСЕОРУЖИИ
   До сих пор чиновники в ратушах боролись с изменением климата, в основном утепляя школы, заменяя лампы накаливания на энергосберегающие и оснащая служебные автомобили автоматическими системами запуска и остановки двигателя. Едва ли все это может остановить рост концентрации парниковых газов в атмосфере. И потому на первый план выходит другое: смягчение последствий тех климатических изменений, которых не предотвратить.
   На позапрошлой неделе правительство в Берлине приняло давно анонсированный «план мер по климатической адаптации». В дополнение к усилиям по снижению выбросов парниковых газов необходимо готовиться к последствиям потепления, призывает министр по охране окружающей среды Норберт Рёттген.
   Впрочем, в 93-страничном документе немного говорится о том, что именно планирует предпринять само федеральное правительство. Многие меры должны проводиться «на местном или региональном уровне», расплывчато сообщается в «плане».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK