Наверх
21 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Топливо для войны"

Нефть и газ всe дорожают, их становится все меньше. Погоня за ресурсами создаeт новые альянсы и пожароопасные конфликты. Пекин применяет наиболее агрессивные методы, чтобы утолить свой энергетический голод. На Ближнем Востоке и в Африке великие державы, США и Китай, находятся на пути к конфронтации.Обиоко, деревня в Нигерии, в Западной Африке. На первый взгляд, это край света, а тем более на второй. Дикая жара при высокой влажности. Несколько жалких бараков, оборванные дети, заросшая тиной колодезная яма, из которой женщины черпают воду. Из небогатого рыбного улова своих мужей они варят жидкий суп. В воздухе висит едкий запах серы. То, что кто-то может спорить из-за этого пятнышка земли, кажется абсурдом.

Однако здесь, в дельте Нигера, уже убито несколько десятков человек, повстанцы вступают в бои с правительственными войсками, ставят ультиматумы, требуя миллиарды от британско-голландского концерна Shell. Там, где взрывают нефтепроводы, небо застилают столбы дыма. Всe дело в нефти, огромные запасы которой находятся под этой землeй.

Повстанцы якобы пекутся о благополучии таких людей, как жители Обиоко. Компания Shell утверждает, что и так уже перечисляет 3% своего годового бюджета в фонд развития этой страны. Члены правительства Нигерии лишь пожимают плечами, утверждая, что они активно борются против любых форм эксплуатации. Только в сентябре был задержан Диепрейе Аламиесейха, губернатор штата Байильса, — его обвиняют в присвоении нескольких сотен миллионов долларов.

Пока горят месторождения, пока сотрудников компаний Shell и Agip держат в заложниках, а на морские платформы нападают с быстроходных катеров, до тех пор будет тормозиться экспорт чeрного золота из самой богатой нефтью страны Черной Африки — и это одна из причин резкого повышения цен во всeм мире.

Горы Кавказа, 70 км к юго-западу от Владикавказа, республика Северная Осетия, Россия. Странным образом изогнутые, похожие на разъярeнного пластилинового великана, лежат на земле трубы. В конце января диверсантами были разрушены оба газопровода, проходящие по практически безлюдной местности в направлении Грузии. Больше недели люди, отрезанные от своего главного поставщика газа, замерзали в Грузии, где и без того энергии не хватает. Столица ночью не освещалась, отчаявшиеся жители, чтобы согреться, жгли даже мебель. Москва утверждала, что ответственность за теракты лежит на исламистских боевиках; президент Михаил Саакашвили жаловался, что взрывы произвели направленные Кремлeм диверсанты, и обвинял своего российского коллегу в «шантаже». По мнению грузина, Владимир Путин хочет преподать урок стране, ориентированной на Запад, и продемонстрировать ей еe зависимость.

Таким образом, Россия вновь оказалась у позорного столба, вскоре после того, как Кремль вынудил Украину пойти на сделку, закрутив газовый кран. В результате встал и вопрос об энергетической безопасности ЕС, по части газа находящегося под «русской капельницей» (Венгрия на 85%, Германия хоть и меньше, но все же более чем на 40%). Это ещe одна причина, почему цены на нефть приближаются к рекордному уровню.

Фатах, огромный нефтеперерабатывающий завод в двух часах езды к северо-западу от Багдада, Ирак. После 20 нападений на этот завод в прошлом году управляющие решили в декабре закрыть крупнейшее в стране предприятие по производству нефти. По всей стране всe чаще происходят теракты на нефтяных скважинах и нефтепроводах.

США собирались финансировать послевоенное восстановление Ирака из бьющих через край доходов от нефтяной промышленности. Но хотя американские войска, отдавшие в апреле 2003 года Багдад на разграбление мародерам, защищали Министерство нефтяной промышленности как ни одно другое здание в городе, хотя они затратили миллионы на обучение специальных отрядов Oil Protection Force, энергетическая промышленность Ирака никак не оживаeт. Экспорт четвeртой в мире по нефтяным запасам страны (после Саудовской Аравии, Канады и Ирана) едва достигает отметки в две трети довоенного уровня. Это тоже важная причина нервозности на нефтяных рынках.

А теперь ещe и этот ужасный и непредсказуемый режим в Тегеране. Мощного соседа Ирака уже сегодня иногда называют главным победителем в военной кампании Буша и Блэра за «демократизацию Ближнего Востока» (раньше причиной войны объявляли «уничтожение оружия массового поражения»). Радикальное правительство Ирана имеет большое влияние в кругах шиитов, которые стоят у руководства на богатом нефтью и газом юге Ирака. Большинство из них получило образование в Иране.

В настоящее время Китай, да и Индия страстно добиваются расположения Тегерана как поставщика сырья, несмотря на кризис вокруг иранской атомной программы. Осенью 2004 года Пекин заключил с Исламской республикой гигантскую сделку на сумму более $70 млрд.; Дели ведeт переговоры с Ираном о стратегическом трубопроводе. Не считая России, ни одно государство на Земле не располагает такими крупными запасами газа, как Иран, а еще он занимает четвeртое место в мире по экспорту нефти. Президент Махмуд Ахмадинеджад заявляет: «Запад нуждается в нас больше, чем мы в нeм». Если Совет Безопасности ООН примет какие-либо санкции в отношении Ирана из-за его очевидного стремления создать атомную бомбу, Ахмадинеджад в состоянии полностью остановить поток нефти — а этого вполне можно ожидать от иррационального перса.

«Смазочного средства», необходимого для мировой экономики, и так мало, потеря одного крупного производителя энергоносителей не может быть компенсирована другими. Все нефтедобывающие страны работают вплотную к лимиту добычи. Сценарий развития событий, предсказанных бывшим советником Белого дома по вопросам энергетики Мэтью Симмонсом, напоминает фильм ужасов: по его мнению, в течение следующих лет цена за баррель нефти поднимется до $200—250. Такой экстремальный скачок цен пошатнeт мировую экономику и сделает крупные концерны банкротами.

Значит, миру уже пора дрожать от страха? Бояться того, что в скором времени невозможно будет оплачивать бензин и отопление? Леденеть от ужаса в ожидании кровавых сражений за распределение ресурсов, за которыми особенно агрессивно охотится новая супердержава, Китай, в ожидании войны, пришедшей с холода?

Хорошая новость: то, что полезные ископаемые, так сказать, за одну ночь превратятся в практически недоступное чeрное золото, которого, чего доброго, ещe и хватать не будет, всe же невероятно, даже если учесть все опасности и узкие места. Кроме того, человеческому гению всегда удавалось находить или изобретать новые источники энергии.

Плохая новость: век дешeвых нефти и газа точно позади. Человечество уже в следующем поколении будет жестоко наказано за то, что оно по-прежнему делает вид, будто и дальше сможет черпать полезные ископаемые из чрева земли по своему усмотрению. Экономия энергии и разработка возобновляемых ресурсов, таких как солнце, ветер и биомасса, срочно необходимы, хотя даже в далeкой перспективе они смогут покрывать потребности индустриальных государств лишь на одну четверть.

По ту сторону от идеологических позиционных войн за обеспечение топливом большинство серьезных учeных уверены в том, что через 5—10 лет будет достигнут исторический пик производства нефти, после чего оно пойдет на спад — и это при том, что потребности продолжат расти.

В прошлом году человечество потребляло 83 млн. баррелей в день. Согласно подсчeтам Международного агентства по энергетике («клуб» стран—импортeров нефти со штаб-квартирой в Париже), в 2010 году эта цифра уже составит 90, а к 2030 году — 115 млн. баррелей. Чем ярче ископаемое топливо полыхает в печах, чем больше его сжигается в моторах, чем больше оно запускает генераторов, тем быстрее может развиваться страна. Нефть, по словам американского специалиста по энергетике Дэниэла Ергина — это «движущая сила индустриальных обществ и животворная кровь цивилизаций».

Именно сейчас, когда нефтяной век неумолимо приближается к своему концу, особенно много людей, в первую очередь в странах с переходной экономикой — Китае и Индии, хотят подключиться к этой эпохе. Они знают: без подачи нефти мотор их роста неизбежно заглохнет. Нефть — эликсир их выживания.

Но при любой экстраполяции на будущее есть много неизвестных величин. Эксперты ЦРУ опасаются, что удар может быть нанесен в самой уязвимой точке мировой торговли энергоносителями — Саудовской Аравии. Но и без такой ужасной картины, по словам американского аналитика Майкла Т.Клэра, может сложиться «новая географическая карта глобальных конфликтов», определяемых нехваткой ресурсов.

Ещe живы болезненные воспоминания о 1973 годе, когда арабские государства, в связи с безоговорочной поддержкой Вашингтоном оккупационной политики Израиля, с помощью ОПЕК сократили поставки энергоносителей, что за короткое время повысило цены на топливо в пять раз. Ещe раз цены взмыли вверх по политическим причинам в дни революции Хомейни 1979 года и во время ирано-иракской войны. Уже тогда федеральный канцлер Германии Гельмут Шмидт высказывал опасение, что когда-нибудь за природные ресурсы даже будут вестись войны.

Все крупные государства сегодня осознали: нефть и природный газ имеют жизненно важное стратегическое значение, они являются топливом для будущих конфликтов. Поэтому сильные мира сего с помощью силы оружия или агрессивной дипломатии стремятся застолбить за собой те участки, где расположены необходимые для выживания запасы сырья.

Даже те западные политики, которые обычно любят выдавать себя за защитников прав человека и борцов за демократические свободы, не очень-то оглядываются на то, с кем именно заключают сделки. Открытие месторождений нефти и газа привлекает всеобщее внимание к новым международным горячим точкам, таким как Западная Африка, Судан, Венесуэла или Каспийский регион. Они содействуют выдвижению на мировую сцену необычных, до сей поры никому не известных политических звeзд. И это, мягко говоря, не всегда светлые образы.

Это, например, коррумпированный правитель Азербайджана 44-летний Ильхам Алиев, по приказу которого жестоко подавляются демонстрации в стране. Но без сильного мужчины из Баку сегодня мало что обходится: он сидит у начала самого дорогого в мире трубопровода, строительство которого обошлось в $3,6 млрд. и который ведет к турецкому порту Джейхан. Огромная труба — это политически мотивированный, любимый проект Вашингтона, проект, который позволяет оставить за бортом как ненавистный Иран, так и Россию.

Американцы, европейцы, китайцы и русские добиваются расположения не только автократа Алиева, но и своенравного диктатора Сапармурата Ниязова в богатом нефтью Туркменистане. Тиран, который велит пытать оппозиционеров, благосклонно принял у себя летом 2005 года генерала Джона Абизаида — эмиссара правительства США. Американские предприятия тоже не захотели отставать и улучшили атмосферу встречи, вручив свои подарки. DaimlerChrysler, например, передал Ниязову дорогое издание написанной им «государственной библии» «Рухнама» («Духовность»), переведенной на немецкий язык. Туркменбаши, который управляет 90% доходов от продажи газа посредством доступного лишь ему фонда, отблагодарил гостей прибыльными заказами.

Даже солдаты-наeмники вмешиваются в международный нефтяной бизнес. В марте 2004 года очень странный отряд отправился в богатое полезными ископаемыми западноафриканское карликовое государство Экваториальная Гвинея, чтобы устроить там путч. В отряд входили бывшие солдаты из элитных частей ЮАР, защищавшие апартеид, армянские наемники и несколько британцев. В этом участвовал и Марк Тэтчер, сын бывшего премьер-министра Великобритании Маргарет Тэтчер. Заговор провалился. Коррумпированный президент Теодоро Обианг Нгуема остался в своей должности и до сих пор, не стесняясь, залезает в государственную кассу, наполненную нефтедолларами. Газета Los Angeles Times оценила его заграничные счета примерно в $500 млн.

И даже в таких маленьких странах, как Экваториальная Гвинея, недоверчиво следят друг за другом два больших противника, пускающих в ход всe средства, лишь бы сохранить за собой выгодный бизнес, и стремятся набирать политические очки. Эти противники — сегодняшняя супердержава США и будущая супердержава Китай. Как правило, где-то неподалеку от них находится и Индия — еще один крупный игрок с новыми ошеломляющими успехами в области высоких технологий. По крайней мере, по одному показателю Индия неудержимо приближается к первому месту в мире: к 2035 году индийцев будет больше, чем китайцев.

Агрессивнее всего за природные ресурсы по всему миру сейчас борется Пекин, демонстрируя при этом ещe меньше угрызений совести, чем Запад. Правящие в Китае коммунисты без каких-либо идеологических предубеждений имеют дело и с африканскими диктаторами правого толка, и с радикальными исламскими шейхами на Ближнем Востоке, и с сомнительными левыми популистами в Латинской Америке.

Ещe до начала 90-х годов «Срединная империя» была независимой в вопросе своего энергетического обеспечения. Однако благодаря реформам Дэн Сяопина начался экономический бум. Растущее число автомобилей, кондиционеров и заводов сделали китайского дракона ненасытным, одержимым наркотической тягой к нефти, газу и углю. И его потребности постоянно растут.

Как производителям экономического чуда в промышленности, так и потребителям срочно нужен их наркотик. В 2004 году на одну лишь КНР пришлось 36% от общемирового роста потребления нефти. Ещe в 2002 году Китай оттеснил Японию на третье место в списке крупнейших потребителей нефти, уступая с этого момента лишь США.

По мировым меркам, женщины и мужчины Китая по-прежнему очень скромны в своих запросах. Если бы средний китаец жил так же расточительно, как американец, его потребление увеличилось бы в 13 раз. В этом случае КНР требовалось бы более 90 млн. баррелей нефти в сутки, что больше общемирового производства ее за один день.

У Китая нет альтернативы. По мнению руководителей компартии, сохранять целостность гигантской империи, да и самим оставаться у власти им позволит лишь ежегодный экономический рост минимум на 8% (в 2004 году он составил 10,1%, а в 2005 году уменьшился до 9,9%, хотя и эта цифра поражает). Но производительность собственных месторождений нефти в районе Дацина снижается на 3—5% в год. Сегодня Пекин рекордными темпами производит добычу угля (с ущербом для экологии) и делает ставку на громадные гидроэлектростанции. Он также инвестирует в разработку альтернативных видов энергии и вскоре, наряду с Германией, займeт одну из ведущих позиций в мире в этой области. КНР так быстро отстраивает свои атомные электростанции, что к 2050 году вполне может стать мировым лидером по производству атомной энергии. Несмотря на всe это, власти не видят другой возможности, как ввязаться в мировую агрессивную гонку по закупке энергоносителей.

В погоне за нефтью и газом верхушка компартии не чурается прямой конфронтации ни с Японией, ни с США, держит Индию на расстоянии и даже идeт по трупам.

Вот уже на протяжении нескольких месяцев Пекин препятствует принятию ООН жeстких санкций против Судана, несмотря на то, что режим Хартума подстрекает повстанцев в провинции Дарфур к систематическим убийствам тысяч людей. Такому поведению Пекина есть простое объяснение: почти 5% нефти Китай сейчас импортирует из Судана. Еще больше — 13% — поступает из Ирана. Заключенная недавно сделка, рассчитанная на 30 лет, лишь усилит зависимость Китая от страны, где правят муллы. И наоборот: государственное предприятие Sinopec с офисом в Пекине планирует принять участие в освоении огромного месторождения газа Ядаваран в Иране.

Коммунистическая верхушка не хочет, чтобы Иран занимался разработкой ядерной бомбы, но ещe меньше она хочет, чтобы еe партнeр был ослаблен экономически. Ввиду этого лишь неисправимые оптимисты могут надеяться, что Китай как один из пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН поддержит санкции Запада, направленные на изоляцию Ирана.

Создается впечатление, что Вашингтон и Пекин взяли курс на столкновение — как два гигантских танкера, которые на полной скорости несутся навстречу друг другу, и ни один не намерен менять ни направления, ни скорости.

Белый дом возмущeн, что Пекин продолжает оказывать помощь агрессивному президенту Ахмадинеджаду при строительстве ракет. Руководство КНР говорит об абсолютно легальном бизнесе между двумя независимыми государствами и в высшей степени рассержено, что правительство США в декабре применило санкции в отношении шести китайских фирм из-за сделок с Ираном. Среди наказанных был и Catic, один из крупнейших производителей оружия в Китае.

Президент Ху Цзиньтао, премьер-министр Вэнь Цзябао и их окружение обвиняют американских политиков в использовании двойных стандартов и даже в произвольном ограничении свободной торговли, за которую те всегда сами так ратуют. В прошлом году провалилось предложение китайского концерна CNOOC по слиянию с американской нефтяной фирмой Unocal, хотя цена, предлагаемая китайской стороной ($18,5 млрд.), была самой высокой. Вашингтон воспрепятствовал этой сделке, ссылаясь на «национальные стратегические интересы».

Сейчас Пекин пытается наносить удары американцам в особенно болезненные места, например, торгуя с традиционными союзниками Белого дома, Китай заключил долгосрочные договоры о поставках природного газа и железной руды с Канберрой, вытеснив США со второго места на рынке австралийского экспорта. Экспансионисты с Дальнего Востока купили себе право участвовать и в энергетических проектах Канады, заплатив миллиарды долларов.

Почти 40% китайских прямых инвестиций идут в Латинскую Америку и необычайно много — в Африку. Лишь за прошедшие два года президент Ху и премьер-министр Вэнь посетили десятки африканских государств, со многими заключили сделки, вытеснив тем самым Вашингтон. Миккал Херберг, американский специалист по энергетике, просто не может представить себе «такого сценария развития событий, который бы не привeл к конфронтации между США и Китаем в делах, связанных с энергетикой».

Самоуверенные китайцы, проводя свой грубый экспансионистский курс, готовы потягаться и с Японией. Речь идeт о морских месторождениях газа, которые каждое из двух государств приписывает себе. Официальная газета компартии Китая в одной шовинистской передовой статье назвала эту напряженность «лишь увертюрой к ситуации, когда будет хуже». Правительство Японии теперь изменило свою доктрину безопасности, основываясь на предположении, что «конфликты из-за природных ресурсов могут перерасти в войны».

Токио делает ставку как на развитие ядерной энергии в собственной стране, так и на огромные запасы энергетических ресурсов «у себя за порогом», в огромной Сибири. Но как бы сильно русские ни нуждались в богатом партнeре для освоения гигантских запасов полезных ископаемых, это не означает, что Путин автоматически остановит свой выбор именно на японцах.

Глава Кремля долго колебался, прежде чем принять решение о строительстве с участием Токио трубопровода длиной 3800 км от Ангарска до Находки, откуда нефть потом может быть легко транспортирована на близкий японский берег.

Китайцы предложили альтернативный проект трубопровода из Сибири до их нефтяного центра Дацина. Вполне вероятно, что будут проложены оба трубопровода или, по крайней мере, сделано дополнительное ответвление в Китай. Однако во время официального визита в Пекин Путин не назвал конкретных сроков и обещал лишь увеличить поставки газа. В свою очередь, это вызвало опасения в Западной Европе, что могут снизиться объeмы поставок в Берлин и Париж.

Как бы радикально руководство Китая ни высказывалось в отношении Токио, как бы бесцеремонно оно ни вело себя в отношении США, в адрес Индии звучат мягкие тона. Официально очень много говорят об «общих интересах». Однако за кулисами Пекин беззастенчиво продавливает свои энергетические интересы, не считаясь и с Дели.

Китайская национальная нефтяная корпорация в августе поглотила PetroKazakhstan, расположенный в Калгари. Общий объeм сделки — более $4 млрд. Индийский консорциум тоже очень интенсивно пытался заполучить это предприятие. Дели проиграл и при заключении другой сделки, уже в начале этого года. Китайская компания CNOOC заплатила $2,3 млрд. за участие в одной из частных нигерийских нефтяных компаний. Индийское государственное предприятие Oil & Natural Gas за месяц до этого выиграло соответствующий аукцион, но сделку блокировало правительство Индии, оценившее отношения собственности в нигерийской фирме как слишком непрозрачные.

Итак, в ближнесрочной перспективе — 2:0 в пользу авторитарной формы правления с еe государственным капитализмом, который позволяет Пекину продолжать экспансию. Изданное Министерством торговли руководство называет 70 стран и регионов, которые представляют особый интерес для китайской промышленности. Само собой разумеется, что предприятия, которые будут делать инвестиции и поглощать иностранные фирмы согласно этим предписаниям, получат щедрую финансовую помощь государственных банков.

Но в долгосрочной перспективе демократические структуры Индии вполне могут получить решающие преимущества по сравнению с «рыночным ленинизмом» Китая: они создают правовую безопасность для инвесторов, а главное — отдушину для собственного населения, возможность с помощью выборов на всех уровнях власти вносить значительные коррективы в случае развития нежелательных тенденций.

Насколько революционно Индия меняет свои ориентиры на мировой арене, демонстрируют еe отношения с США, которые улучшаются стремительными темпами: Вашингтон даже намеревается поставить в Индию современнейшую ядерную гражданскую технологию. Во время официального визита в Дели в начале марта президент США Джордж Буш пообещал обеспечить Индию ядерным топливом, несмотря на то что она не ратифицировала Договор о нераспространении ядерного оружия. В ответ на это премьер-министр Манмохан Сингх лишь обязался поставить 14 из 22 реакторов под международный контроль. По окончании визита Буша представитель правительства Индии с удовлетворением отметил: «Нам удалось сохранить нашу программу вооружений в неограниченном виде, и, кроме того, мы сильно выиграли в области энергетической безопасности».

Впрочем, несмотря на развитие атомной энергетики, ясно одно: зависимость миллиардного населения Индии от нефти в будущем только возрастет. Уже сейчас страна импортирует 70% от общего объeма потребляемой нефти и 50% газа. Несмотря на выходящую за все рамки бюрократию, страна на берегах Ганга переживает бум (в 2005 году экономический рост составил 7,5%), особенно в качестве кузницы программного обеспечения, а также в области биотехнологий и энергоeмкого производства товаров широкого потребления, начиная от холодильников и кончая кондиционерами.

Крупнейшим поставщиком нефти в Индию является Саудовская Аравия, кроме того, интенсивно осуществляется торговля природными ресурсами с Ираном; с Мьянмой заключeн договор о строительстве трубопровода. Все эти партнeры Индии — абсолютно антидемократические государства. Но правительство Сингха, кажется, даже готово переосмыслить ситуацию с «заклятыми врагами». Серьeзно обсуждается проект газопровода через территорию Пакистана до индийской столицы. Индийский министр нефтяной промышленности и газа Шанкар Айяр мечтает о сети трубопроводов, охватывающей всю Азию. При этом он ищет пути сотрудничества с большим соперником Индии, Китаем. Два гиганта пытаются заигрывать друг с другом: Айяр и его китайский коллега подписали в январе соглашение о сотрудничестве в энергетическом секторе, которое должно предотвратить безжалостное соперничество за источники нефти на аукционах.

Насколько трудным может оказаться доверительное сотрудничество с Китаем в области энергетики, индийцы узнали в течение нескольких часов. Не успели высохнуть чернила на соглашении, как выяснилось, что Пекин тайно, без шума, уже обеспечил себе эксклюзивные права на природный газ одного очень богатого месторождения в Мьянме, несмотря на то, что две индийские фирмы формально даже являются совладельцами этой земли. Ведь в глазах дракона слон — лишь младший партнeр.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK