Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Товар — лицом"

Это в сказках золушки превращаются в принцесс одним мановением волшебной палочки. В реальной жизни за обретение красоты и молодости надо платить. Главное — знать кому, поскольку отечественный рынок косметологических салонов — это настоящая terra incognita.Страшная сила

В настоящее время в Москве насчитывается около полутора тысяч салонов красоты различного уровня: от заведений класса «люкс» до переименованных в «салоны» обычных советских парикмахерских. Динамика на рынке практически отсутствует — ежемесячно в столице открывается 1-2 новых салона и столько же благополучно закрывается.
По приблизительным оценкам, денежная емкость этого московского рынка услуг составляет $500 млн. в год (еще около $300-500 млн. приходится на частнопрактикующих косметологов и парикмахеров). И это совсем немного. Для сравнения: в Германии — примерно $80 млрд. долларов.
Самая заметная часть рынка — так называемые элитные салоны красоты, доля которых на рынке составляет 50-60%. Впрочем, определение «элитные» достаточно условно. Даже специалисты не могут перечислить те требования, соответствие которым превращает обычный салон в «люксовый». Размер заведения и даже набор препаратов (ведь посетители большей частью о них ничего не знают) в данном случае не имеют значения. Решающие факторы — стоимость услуг и такое не поддающееся подсчету понятие, как репутация. Здесь действует закон, уже потерявший силу во многих других сегментах российского рынка: чем абсурднее цена — тем элитнее.
Несмотря на полную путаницу критериев, считается, что в столице работает порядка 700 салонов топ-уровня. Некоторые из них имеют иностранное происхождение, что само по себе является гарантией вечной молодости в глазах российских клиентов. Среди «иностранцев» наиболее известны такие центры, как Yves Rocher Jacques Dessange, «Альдо Коппола».
Часть салонов делает ставку на громкое имя работающих там мастеров. Привлеченные «звездной» репутацией таких парикмахеров, как Мысин (салон «Мысин Студио»), Тодчук («Тодчук Студио»), Шевчук («Райский сад Александра Шевчука») и пр., клиенты не только приводят в порядок свою шевелюру, но и проходят по кругу: косметолог — массажист — маникюрша.
Клиент элитного салона красоты оставляет в среднем $50-150 за одно посещение (в день проходит 30-40 клиентов).
Следующий сегмент рынка крастоты — салоны для среднего класса, которые открываются обычно в новых районах массовой застройки, а также при фитнес- и бизнес-центрах. Спектр предлагаемых услуг и оснащение здесь мало чем отличаются от «элитных». Демократичные цены (на 50-80% дешевле, чем в салоне топ-уровня) и удобное местоположение привлекают сюда все большее число клиентов. Эксперты косметического рынка отмечают, что частичная переориентация клиентов элитных салонов красоты на более демократичные заведения становится тенденцией последних двух лет. Сегодня доля «середнячков» составляет примерно 30% от рынка.
Как ни странно, в Москве еще остались места, где за 100 рублей можно подстричься, выщипать брови и даже облагородить внешность путем наложения неизвестно какого происхождения маски. Здесь мало что изменилось с советских времен, включая обслуживающий персонал. Многие из таких реликтовых заведений не испытывают недостатка в клиентах. Нередко в подобных парикмахерских функционируют косметический и маникюрный кабинеты. Но ни о какой аппаратной косметологии или о современных косметических линиях, естественно, речи быть не может. Доля таких заведений на рынке доходит до 10%.
Крем Азазелло

Вообще, отечественные салоны красоты — один из самых загадочных рынков: за что конкретно платят деньги клиенты, наверняка не знает никто.
Начнем с того, что в салонах сейчас нет ни одной процедуры, которая воспринималась бы косметологами однозначно положительно или отрицательно. Поколения косметологических средств, аппаратов и процедур сменяют друг друга с небывалой скоростью. Ассортимент зависит от моды (сейчас, например, многие увлекаются японской косметикой), а также от того, что хозяину салона выгоднее (удобнее) приобретать. Одно из негласных правил гласит: что купил, тем и омолодил.
Между тем, врачи-косметологи советуют всегда консультироваться у специалистов, если название очередного чудодейственного крема, которым вас собираются намазать, вам ни о чем не говорит. На рынке появилось множество косметических линий, представленных неполной гаммой продуктов. Некоторые салоны, стремясь снизить свои издержки, закупают продукты таких линий. А ведь их история может насчитывать всего 1-2 месяца. Соответственно, не существует никакой статистики по поводу их эффективности. Ставить эксперименты на своем лице и теле — занятие неблагодарное.
Салоны, которые заботятся о своей репутации, используют высококачественную профессиональную косметику зарекомендовавших себя фирм — таких, как Academie, Guerlain, Christian Dior, Gatineau, Decleor, Darphin и пр. Препараты покупаются у проверенных поставщиков или напрямую у производителя. Многие из них, например, Barbor, осуществляют жесткий мониторинг салонов, работающих с их косметикой.
Однако не все центры красоты могут платить лишние деньги за гарантию качества и подлинности, поэтому они часто покупают профессиональную косметику у кого придется. Так что, обращаясь в салон, необходимо представлять, какие препараты и как давно используют мастера данного заведения. По данным Госторгинспекции Москвы, чаще всего подделывается продукция следующих фирм: L’Oreal, Procter&Gamble, Schwarzkopf&Henkel. Очень часто поддельными или некачественными оказываются эфирные масла, используемые при создании кремов.
Доля фальсифицированной продукции парфюмерно-косметической отрасли на российском рынке достигает 50% (по данным www.intercharm.net).
Интерьер вместо лицензии

Еще одна особенность наших салонов — это то, какое огромное внимание уделяется интерьеру. Спору нет — место, где красят человека, должно и само быть эффектным. Но не на столько, чтобы затраты на обустройство и декор окупались в течение 4-5 лет, увеличивая стоимость препаратов и процедур.
Сегодня дорогая салонная обстановка является одним из главных конкурентных преимуществ еще и потому, что ее (обстановку) можно предъявить клиенту во всей красе, чего не скажешь об эффективности препаратов, которые могут и не подействовать столь же волшебным образом.
В отличие от безукоризненного интерьера, уровень профессиональной подготовки российских мастеров вызывает массу нареканий. Специалисты отмечают, что отсутствие законодательной базы, предусматривающей строгий контроль за распространением и использованием медицинских препаратов, которые применяются в косметологии, тормозит развитие косметологической отрасли, отпугивая потенциальных клиентов.
Ната Топчиашвили, кандидат медицинских наук, врач-косметолог клиники гипербалической косметологии и пластической хирургии:
«Я не понимаю, как можно оказывать услуги медицинского характера в салонах, большинство которых не имеют соответствующей лицензии. Нигде в мире поставщик не продаст медицинский препарат в салон, не имеющий лицензии на его использование. У нас это происходит повсеместно.
В своей практике мы очень часто сталкиваемся с осложнениями после процедур, проведенных не на должном уровне в салонах красоты. Но самое ужасное — это то, что клиенты часто не получают никакой информации о возможных последствиях и механизмах воздействия препаратов. В медицинской практике такое считается преступлением».
Еще один аспект проблемы заключается в том, что если клиент решился на процедуру медицинского характера, в салоне обязаны отправить его на консультацию к врачу (дерматологу, онкологу) Однако на практике косметологи ограничиваются благими пожеланиями и берутся омолаживать безо всяких медицинских справок. Деньги — дороже здоровья.
Девушки созрели

Клиентура отечественных салонов также имеет свои неповторимые черты. По данным косметологов, в последнее время к услугам косметологов все чаще обращаются молодые женщины (до 30 лет), кожа которых стала невосприимчива к серьезным препаратам из-за злоупотребления возрастной косметикой. Рекламные статьи в глянцевых журналах, описывающие салонные процедуры, соблазняют читательниц быстрым и «вечным» омоложением. Многие юные дамы «подсаживаются» на радикальные процедуры и профессиональную косметику: в итоге молодая кожа перестает выполнять свои естественные функции, а консервативные методы ухода оказываются для нее неэффективными.
Особенно тревожит тот факт, что молодые женщины пользуются аппаратной косметологией (например, нехирургическим лифтингом — подтяжкой).
На Западе аппаратные игры уже уходят в прошлое. Там косметологи считают, что к «машинному» уходу лицо привыкает гораздо быстрее и требует затем постоянного увеличения воздействия. Поэтому многие западные салоны перешли на более естественные методы (например, активно развивается такое старая добрая процедура, как массаж). В наших же центрах красоты отвертеться от аппаратного вмешательства (особенно если на то есть возрастные показания) довольно сложно — дорогостоящая техника приобретена и должна окупиться любой ценой.
Лекарство от тоски

Эпидемия омоложения охватила широкие слои населения. Расскажем о наиболее популярных средствах
Сегодня в хит-параде салонных процедур одну из первых строк занимает мезотерапия. Процедура представляет собой микроинъекции биологически активных коктейлей на те участки кожи, где нужна коррекция (чаще всего речь идет о подтяжке). Состав коктейля подбирается индивидуально. Анестезия не требуется. За одну процедуру делают около 60 уколов. Эффект подтяжки достигается после курса из 5-10 сеансов. Стоимость одного сеанса — $50-100. Процедура не имеет противопоказаний, кроме одного — для сохранения эффекта необходимо проходить повторные курсы не реже одного раза в год.
Следующее популярное средство омоложения — имплантированные под кожу золотые нити. Делается это примерно так: сквозь проколы в верхние слои кожи вводятся нити из 24-каратного золота толщиной 0,1 мм. Нити вводятся по контурам морщин, складок, а для коррекции мелких морщинок под кожей строится настоящий золотой каркас. Вокруг золота начинают активно синтезироваться коллаген и эластан, утрачиваемые с возрастом. То есть нарастает новая, молодая ткань. На «простегивание» лица нитями уходит примерно полчаса времени. Преимуществом метода является то, что процедура проводится амбулаторно и уже на следующий день можно выходить на улицу. Идею «озолотиться» с энтузиазмом восприняли, например, Катрин Денев и Изабель Аджани.
Единственное зафиксированное осложнение имплантации — появление гематом в местах введения нитей у пациентов с поверхностно расположенными капиллярами и тонкой, чувствительной кожей.
В центре косметологии «Ла Страда», отечественном лидере «золотого промысла», считают, что наилучших результатов от имплантации можно достичь в возрасте от 30 до 45 лет. Тогда появляются первые признаки старения, но еще велики резервные возможности кожи синтезировать коллаген и эластан. В среднем стоимость процедуры составляет $700-1,3 тыс.
Инъекции Botox обрели популярность в последние несколько лет. С их помощью можно избавиться от морщин на лбу и вокруг глаз, от глубоких носогубных складок. Правда, описание процедуры слегка напоминает репетицию химической войны. Пациенту вводят под кожу лба дозу токсина ботулизма типа А (самый смертоносный яд на планете), который парализует мышцы лица, отвечающие за образование морщин. Пока мышца находится в расслабленном состоянии (около полугода), морщины, рожденные ею, постепенно разглаживаются. Эффект заметен на 6-7-й день после процедуры. Действие препарата ограничивается в среднем двумя-тремя месяцами.Затем процедуру необходимо повторять. В некоторых случаях процедура дает такие малоприятные осложнения, как слезящиеся глаза, опухшие веки и затрудненная мимика — у пациентов могут опуститься уголки глаз и губ. Обкалывание Botoxом обойдется в $250-500 за полный объем (лоб и глаза). Согласитесь, для «химического оружия» не так уж и дорого.
Да и вообще, чего не сделаешь ради красоты?

ЕЛЕНА ДАВЫДОВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK