Наверх
14 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "«ТРАВКА» MADE IN GERMANY"

Конопля, выращенная в Германии, вытесняет импортный товар из Марокко и Афганистана. Полиция на вертолетах охотится на нелегальных «плантаторов», вооружившись инфракрасными камерами.    Парковку на федеральной трассе В102 неподалеку от Бранденбурга комиссар Марко Штайн выбрал случайно. В планах была обычная проверка: в порядке ли документы? На месте ли аптечка?
   Все предвещало обычный день, полицейские будни. Но не успели Штайн и его коллеги выловить из потока первые автомобили, как их носы уловили сладковатый запах конопли. В автомобилях сидели женщины и дети, стало быть, аромат доносился откуда-то еще. Комиссар осмотрелся: поблизости стоял павильон, где некогда продавали стройматериалы, рядом — ларек с едой. За живой изгородью рычала соседская овчарка. И больше ни души.
   На дверях павильона из гофролиста массивные решетки, окна заклеены непрозрачной пленкой. Когда 36-летний Штайн оказался поблизости от вытяжной вентиляции, сомнений не осталось. Офицер доложил руководству.
   Спустя два часа комиссар и двое его коллег из уголовной полиции с ордером на обыск взломали двери павильона. Внутри их ждала сочная зелень: конопля, высаженная безупречными рядами, орошаемая при помощи хитрой системы шлангов и растущая при свете ламп, разного возраста — начиная с саженцев и заканчивая двухметровыми кустами. В общей сложности там оказалось более 2500 растений.
   Никто якобы не замечал ничего подозрительного — ни продавец донеров, хотя, стоя за столиком рядом с его ларьком, можно наблюдать за главным входом нелегаль-ной «оранжереи», ни автото-рговец Маркус К., который живет по соседству и которому принадлежат овчарка и сам павильон.
   Поначалу следователи взялись за 35-летнего арендатора импровизированной теп-лицы и его помощников. Но три недели спустя полицейские вновь объявились у Маркуса К, чтобы наложить арест на два его Porsche, один Aston Martin и десять моторных яхт. Мужчина, как полагает прокуратура, приобретал свой товар на деньги, полученные за наркотики. По мнению следствия, с января 2009 года плантация принесла К. и его подельникам не менее 824 тыс. евро.
   «Оранжерея» в селе Форде под Бранденбургом стала одной из крупнейших «крытых плантаций», ликвидированных в Германии на сегодня. Она была частью черного рынка, приносящего огромные прибыли и переживающего в настоящий момент бум. Не проходит недели, чтобы немецкая полиция не обнаружила очередное хозяйст-во, где выращивание «травки» поставлено на профессиональную ногу. В поза-прошлый понедельник подпольную теплицу раскрыли в Берлине: в офисном здании в самом центре района Веддинг полицейские уничтожили около 1400 кустов поспевшей конопли.
   Марихуана made in Germany все больше вытесняет товар из традиционных стран-импортеров «травки», таких как Марокко или Афганистан. Если раньше хиппи хранили верность «черному афганцу», то сегодня любители «дури» с удовольствием крутят джойнты с гашишем и травой немецкого производства.
   И главная угроза исходит не от любителей, выращивающих пару кустов в подвале или на огороде для собственного употребления. Сотрудников компетентных ведомств, таких как Федеральное управление уголовной полиции, все больше заботят крупные хозяйства наподобие бранденбургского, а также «международные организованные структуры». За многими немецкими коноплеводами стоят дельцы из Нидерландов; а уходом за кустами и сбором урожая охотно занимаются наемники из стран с низким уровнем заработной платы.
   Для немецкой полиции бум коноплеводства в Германии означает необходимость менять стратегию. Если раньше на первом месте была борьба с наркоторговцами, то сегодня чиновники ведут охоту на местных производителей конопли и их законспирированные плантации.
   За прошлый год количество обнаруженных крупных хозяйств с более чем 1000 кустов возросло с 18 до 26; ликвидировано 316 средних и мелких «оранжерей» с менее чем 1000 кустов в каждой. Следователи уверены, что в действительности их существенно больше.
   Зародился феномен в Нидерландах, но возделывание конопли быстро стало там занятием крайне опасным: банды враждовали друг с другом за урожай, пути и рынки сбыта. Случалось, что в результате их войн гибли люди.
   Когда полиция Нидерландов стала уничтожать все больше плантаций, дельцы ретировались за границу, облюбовав поначалу Северный Рейн-Вестфалию, Нижнюю Саксонию и Шлезвиг-Гольштейн. Но и там их преследовали, в результате чего сегодня производители «травки» перемещаются все дальше на восток — в Бранденбург, Саксонию и Саксонию-Ангальт. Низкая плотность населения, бесчисленные пустующие амбары и заброшенные промышленные постройки: похоже, местные условия идеально подходят для возделывателей конопли. Во всяком случае, Марион Градовски и Бернд Вельш из Федерального уп-равления уголовной полиции, наносящие на карту Германии плантации «дури», считают именно так.
   В результате такого расширения на восток, поясняет Вельш, руководитель отдела, «ответственного» за коноплю, меняется весь немецкий рынок. Раньше производители «травки» выращивали урожай на западе ФРГ и отправляли его на переработку в Голландию в подпольные цеха. Там сырье сушили и осуществляли его ферментацию, после чего упаковывали готовую марихуану в порционные па-кетики — в таком виде ее можно продавать клиентам, например в кофешопах.
   «Чем дальше оказываются плантации от голландской границы, тем выше вероятность, что товар будет сбываться на местном рынке», — считает Вельш.
   Какая часть внутреннего спроса покрывается немецкими производителями, сегодня с учетом специфики черного рынка сказать непросто. В Великобритании, где бизнес с коноплей местного производства процветает уже много лет, отечественный товар преобладает.
   Преимущества для дельцов очевидны: затраты на транспортировку сводятся практи-чески к нулю, риск разоблачения минимален. Необходимое оборудование и рассаду конопли можно без труда приобрести в Нидерландах, иногда там же нанимают и строительную бригаду, которая возводит теплицы «под ключ».
   Криминальная бизнес-мо-дель сулит немалые барыши. Объем инвестиций в зависимости от размера плантации колеблется от 20 до 50 тыс. евро, нередко вложения окупаются после первого же урожая — всего через шесть недель. Учитывая, что за год можно собрать до шести урожаев, а рассада получается черенкованием, процветающая наркоферма приносит космические доходы. На чер-ном рынке цена за килограмм гашиша или марихуаны колеблется от 3 до 4 тыс. евро, на улицах «травку» продают примерно в два раза дороже. С тысячи кустов можно собрать до 15 кг урожая.
{PAGE}
   Садовников, которые зачастую живут при плантациях и исполняют функции охраны, вербуют за сходную плату за рубежом. Если раньше многие работники были выходцами из Восточной Европы, то в последнее время их нередко сменяют вьетнамцы. Так, в начале января при облаве в городке Цоссене близ Берлина полицейские взяли штурмом здание бывшего сельскохозяйственного кооператива и обнаружили внутри четверых вьетнамских «садоводов».
   Вьетнамцы трудились и на крупной плантации в саксонском Хайнихене, скрытой под полом дискотеки, а также в «оранжереях» Лейпцига, Ноймаркта (Оберпфальц), Менхенгладбаха и Роттендорфа (под Вюрцбургом). Да и в глобальных масштабах вьетнамская оргпреступность считается лидером в производстве и сбыте качественной конопли. В частности, это относится к Канаде, США и Великобритании, где полицейские, отправляясь на обыск предполагаемых плантаций, нередко берут с собой представителей миграционной службы. Многие коноплеводы во Вьетнаме работали в сельском хозяйстве, некоторые стали жертвами торговцев людьми, заставляющих их отрабатывать стоимость «переброски».
   В Германии «травку» регулярно потребляют сотни тысяч людей. Неслабеющий спрос привлекает в бизнес все больше любителей и подражателей. В Интернете можно найти стартовые наборы для самостоятельного возделывания конопли — стоимостью от 29 евро. Дополнительно предлагаются угольные фильтры, устраняющие терпкий запах, приспособления для полива и даже целые «теплицы для установки внутри помещений». Все легально: инвентарь подходит и для выращивания томатов. Следователи предупреждают: недооценивать опасность нельзя. Тенденция к тепличному выращиванию конопли привела к существенному увеличению в ней содержания наркотических веществ, объясняет специалист Федерального управления уголовной полиции Градовски: «Сегодня это совсем не те самокрутки, которые курили хиппи в 60-х годах». Тепличную марихуану нельзя «безоговорочно расценивать как легкий наркотик».
   Повышенное содержание тетрагидроканнабинола следователей беспокоит, а производителей и потребителей — радует. Именно тетрагидроканнабинол «вставляет», когда куришь коричневатую смолу (гашиш) или цветы и листья растения (марихуану).
   Впрочем, в судебных процессах и приговорах, выно-симых неудавшимся коноплеводам, содержание тетра-гидроканнабинола тоже играет решающую роль. В целом действует правило: чем сильнее наркотический эффект и чем солиднее объем производства, тем суровее наказание, которое может оказаться более чем ощутимым. Так, в начале мая в Менхенгладбахе за выращивание конопли мужчину приговорили к четырем с половиной годам лишения свободы. Владельцы самых крупных плантаций «травки» в федеральной земле Баден-Вюртемберг получили по шесть с половиной и семь лет тюрьмы, а юный отпрыск династии торговцев металлоломом из Северного Рейна-Вестфалии, достигший особенно больших оборотов, отправился за решетку на целых 9 лет. <…>
   Чтобы выявлять подпольные плантации, следователи обзавелись соответствующей техникой. Так, в случае с цос-сенской «оранжереей» полиция, получив наводку, прочесала регион на бреющем полете — на вертолете, оснащенном инфракрасной камерой. Месторасположение «оранжерей» выдает тепловое излучение ламп. Очевидно, плантаторы об этом прознали: кое-кто из них уже «вложился» в дорогостоящую теплоизоляцию.
   В целом подозрения навлекает высокое энергопотребление наркоферм. 100 натриевых ламп мощностью по 600 ватт каждая, которые, как правило, используются в таких теплицах, сжигают за день столько же электроэнергии, сколько среднестатистическая семья за полгода. Чтобы цифры в счетах за электроэнергию не привлекали внимания, кое-кто из коноплеводов использует собственные генераторы, другие, недолго думая, незаконно подключаются к электросетям.
   Впрочем, это тоже рискованно. Так, в гессенском Хай-денроде из-за горе-планта-торов, использовавших в своих ботанических целях бывшее здание аккумуляторного завода, произошло отключение электроэнергии в соседнем доме. В баварском Роттендорфе тоже происходили сбои электроснабжения, причину которых поначалу объяснить не удавалось. «Виновницей» перегрузки сетей стала конопляная оранжерея с 40 промышленными вентиляторами и почти 280 специальными лампами. Вскоре после отключения электричества на обе плантации наведалась полиция.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK