Наверх
24 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Трехгрошовая опера"

Российский шоу-бизнес стал взрослым. В нем начались споры хозяйствующих субъектов с участием УБЭПа, которые раньше шли только в «серьезных» секторах экономики. В офисе компании «Метро энтертеймент» произошла выемка документов сотрудниками управления по борьбе с экономическими преступлениями.
Причиной выемки послужил конфликт между баронессой фон Гечмен-Вальдек и Александром Вайнштейном, соучредителями «Метро энтертеймент», владеющими компанией в равных долях. Приход УБЭПа совпал с пятилетним юбилеем премьеры мюзикла «Метро», ставшего первой работой дуэта Гечмен-Вальдек-Вайнштейн.

Александр Вайнштейн объясняет выемку документов обидой Екатерины Гечмен-Вальдек на его решение прекратить с ней сотрудничество: «Весь сыр-бор из-за того, что я с ней больше работать не хочу. Видимо, ей не понравилось, когда мы сказали, что это наш последний проект и больше мы с ней работать не будем. Какое-то время занимались мюзиклами, больше не занимаемся. Мы же не давали слова, что мы с ней должны до конца жизни идти вместе».

Тем не менее выяснилось, что Вайнштейн мюзиклами все-таки занимается. Он вместе с директором Театра оперетты Владимиром Тартаковским выпускает музыкальный проект De la guarda.

Говорят, одной из причин конфликта между Гечмен-Вальдек и Вайнштейном явилось то, что проект стал готовиться втайне от баронессы. «Я предлагала в свое время партнерам De la guarda как интересный проект для постановки нашей компанией. Они вначале молчали, а потом сказали, что мюзикл уже куплен кем-то. Недавно с большим удивлением я узнала из газет, что проект делается в России. Причем не просто моими партнерами, но и нашим с Вайнштейном общим офисом «Метро энтертеймент».

Главной же причиной развития конфликта с привлечением милиции Катерина Гечмен-Вальдек называет невозможность добиться от своего партнера цивилизованным путем информации о сегодняшней финансовой ситуации в компании. «У меня традиционно были две функции — финансировать проект поровну с Вайнштейном и заниматься творческой стороной вопроса. Это включало в себя поиск успешных проектов, международные переговоры, подбор артистов, работу с авторами, рекламу. То есть то, что должно было сделать проекты интересными публике. Я никогда не погружалась в то, как и на что тратятся деньги, потому что привыкла в этих вопросах доверять партнерам, особенно мужчинам. Поэтому для меня стало неприятной неожиданностью, что, когда я попросила у генерального директора нашей компании финансовый отчет о затратах на «Ромео и Джульетту», услышать в ответ, что у него сломался компьютер, все данные утеряны и восстановить их невозможно. Я же хотела выяснить, не были ли деньги компании «Метро энтертеймент» потрачены вместо «Ромео и Джульетты» на De la guarda».

Александр Вайнштейн отвечает: «Мне, по большому счету, безразлично, что говорит Катя. Там ни одного слова правды нет. Я к De la guarda имею такое же отношение, как к революции в Зимбабве. Это действительно реальный проект. Там есть группа инвесторов, а я его консультирую».

Гечмен-Вальдек говорит: «Безусловно, мои партнеры имеют право делать самостоятельно любые проекты. Если они не хотели брать меня в долю, гораздо проще и порядочнее было сообщить мне о покупке De la guarda и набрать новый персонал, тогда бы не возникало никаких подозрений. Я, как человек европейский, привыкла, что, если возникают сложности, надо обращаться за помощью к государственным органам. Существуют определенные законы и люди, которые обязаны следить за тем, чтобы они исполнялись. Так как аудит нашей компании может быть назначен только с разрешения партнера, я обратилась за помощью к органам, которые могут провести проверку без его согласия. Если люди занимаются честным бизнесом, им проверок бояться нечего».

Вайнштейн методов своей бывшей партнерши не принимает: «Я не хочу про Катю плохо говорить, но методы, которые она использует, включая доносы в милицию, меня очень коробят. Она почему-то решила, что ее кто-то обманывает. Это неправда».

Екатерина Гечмен-Вальдек: «Потрачена ли часть моих денег, отпущенных на финансирование «Ромео и Джульетты», на выпуск De la guarda, покажет проверка. Но на сегодняшний день, в связи с фактическим уводом менеджмента, никакого финансового и технического контроля над спектаклем «Ромео и Джульетта» у меня больше нет. Александр Львович Вайнштейн в годовщину премьеры нашего первого проекта «Метро» прислал мне цветы с запиской: «Желаю удачи в вашей праведной борьбе».

Александр Вайнштейн: «Я давно ей сказал, что больше мюзиклами не занимаюсь, потому что мне это неинтересно. Она ответила, что будет со мной разбираться. На вопрос «как?» сказала, что будет говорить, что два еврея обижают бедную девушку. Я говорю: «Пожалуйста, флаг в руки, ты не первая».

Борис Краснов,продюсер: «Скандал — проверенный рекламный ход»

«Профиль»: Вы слышали о De la guarda?

Борис Краснов: Разумеется! Я сам хотел купить De la guarda! Собирался привезти его в Москву на несколько теплых месяцев — не очень понимаю, как это можно играть зимой, ведь там льется много воды. Но уже весной 2003 года, если мне не изменяет память, иностранные правовладельцы De la guarda сообщили мне, что шоу куплено компанией «Метро энтертеймент». Все ли продюсеры компании в курсе этого факта, я, разумеется, не интересовался. Что касается разыгравшегося скандала, думаю, в результате выиграет De la guarda. Скандал — отличный, проверенный рекламный ход. Когда я ставил «42-ю улицу», я предлагал Филиппу Киркорову, который в то время занимался «Чикаго», устроить публичную перебранку в газетах — от этого выиграли бы мы оба и наши проекты. Киркоров отказался, сказал, возьмет талантом. Не получилось. Все помнят, как ругались Макаревич с Абдуловым из-за фильма «Перекресток», отличная получилась PR-акция. Хотя не думаю, что нынешние разборки между бывшими партнерами — рекламный ход. Привлекать для поднятия интереса к проекту правоохранительные органы — это уже слишком.

«П.»: Так кто же в результате победит?

Б.К.: Мне трудно сказать, почему Вайнштейн и Тартаковский больше не хотят работать в Катериной Гечмен-Вальдек. Я знаком с ней давно, еще до того, как она стала продюсером. Катерина уже тогда была гиперактивной. Удачное замужество, успех «Метро» и «Нотр-Дама» придали ей еще большей уверенности в себе. Но, думаю, в результате Катерина останется ни с чем. Всем этим проверкам не удастся ничего найти — наверное, Вайнштейн с Тартаковским не дети, а бизнесмены с опытом. И если уж действительно решили от нее что-то скрыть, видимо, хорошо к этому подготовились, в том числе и юридически.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK