Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Трепет без шока"

Что нужно сделать для того, чтобы последствия войны в Ираке оказались для России не шоком и трепетом, а просто бурей в пустыне, прошедшей стороной?В условиях стагнации обрабатывающих отраслей нефтяная промышленность России в прошлом году временно стала основным локомотивом экономического роста и, похоже, готова сыграть эту же роль и в нынешнем. Из 3,7% прироста промышленного производства в 2002 году почти один процентный пункт приходится на нефтяников, которые увеличили объемы производства на 7,9%.
Высокие мировые цены на нефть подстегивают российские компании к дальнейшему наращиванию добычи, и в январе—феврале 2003 года объем добычи нефти вырос уже на 11% (против 8% в прошлом году), но одновременно стало очевидным, что этот бурный рост добычи и экспорта нефти оказался неожиданным и для государства, и для компании «Транснефть». Достигнутые в 2002 году объемы добычи нефти прогнозировались ими лишь к 2010-му.
В связи с этим уже в конце 2001 — начале 2002 года ограниченная пропускная способность нефтепроводов стала сдерживать дальнейшее увеличение экспорта (это признают и нефтяники, и государство). При этом остается вопрос о возможных источниках финансирования проектов. В последние годы российские нефтяники, несмотря на повышение налоговой нагрузки, располагали средствами, значительно превосходящими их инвестиционные затраты внутри страны.
Рост цен на нефть в 2002 году и увеличение объемов добычи привели к росту валовой выручки на 10%, до более чем $53 млрд. Однако за счет роста издержек и повышения налогового бремени совокупные финансовые ресурсы нефтяной отрасли (чистая прибыль плюс амортизация) сократились примерно на 14% по сравнению с предыдущим годом. В то же время их размер (свыше $11 млрд. в 2002 году), казалось бы, является более чем достаточным для финансирования самых амбициозных проектов развития отрасли. По нашей оценке, в 2001—2002 годах превышение собственных располагаемых средств над инвестициями в основной капитал внутри России достигало в среднем более $4 млрд. ежегодно.
Вместе с этим снижение среднегодовой цены экспортной нефти с $23,8 за баррель (факт 2002 года) до $21 (уровень, заложенный в бюджет 2003-го) эквивалентно снижению финансовых ресурсов отрасли (в расчете на год) примерно на $3,5 млрд.
В таких условиях неизбежный рост инвестиционных расходов может просто снизить активность нефтяников внутри России и активизировать усилия по покупке профильных или непрофильных активов за границей (особенно если они подешевеют в случае снижения мировых цен на нефть).
Какой вывод напрашивается о политике российских властей по отношению к нефтяным компаниям, в том числе в спорах по поводу расщепления пучка прав собственности на проектируемые трубопроводы?
Учитывая, что темп роста инвестиций нефтянки, как показывает опыт, находится в обратной зависимости от прироста цен на нефть, одним из наиболее целесообразных выглядит поиск компромисса с целью создания условий для форсированного начала инвестиционных проектов уже сегодня.
Вложив определенные средства в условиях благоприятной ценовой конъюнктуры, российские нефтяные компании даже в случае снижения цен в ближайшие годы будут проявлять больше заинтересованности во вложениях внутри страны, чем в оттоке капитала за рубеж (пусть даже в виде производственных инвестиций).
Это вместе с прочими мерами позволит поддержать внутренний спрос и ускорить темпы экономического роста в России.

ВАЛЕРИЙ МИРОНОВ, ведущий эксперт Фонда макроэкономических исследований «Центр развития»

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK