Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Третьим будет"

Когда в понедельник лидеры четырех партий «выкликнули» Дмитрия Медведева, у многих вырвался вздох облегчения. Этой новости (даже не столько фамилии, а определенности по поводу того, что главный выбор уже сделан) ждали давно.Но когда на следующий день Медведев в телеобращении попросил Путина стать после выборов премьер-министром, все снова потерялись в догадках. Поскольку ситуация не располагает к глубинным прорицаниям, ограничиваются преимущественно антуражем. «Просто Кремль переедет в правительство, администрация переедет в правительство, а мы переедем в Кремль или еще куда-нибудь», — пошучивают обитатели Дома правительства. Никто по-прежнему не рискует даже предполагать, где кто окажется в марте, в мае…

Абсолютно разнятся версии даже уже проиcшедшего. Одни полагают, что «мы вошли в фазу давно составленного плана, где четко прописано, что за чем последует». Другие напускают на себя загадочный вид и говорят: «Ну, этого следовало ожидать». Хорошая формулировка, тем более что под «этим» можно подразумевать все, что угодно…

Картина Путина «Не ждали»

…Российский Белый дом на прошлой неделе производил странное впечатление — как будто люди, коридоры и кабинеты замерли. По коридорам изредка пробегали какие-то сумрачные чиновники, и снова тишина. Это странно: все последние месяцы обитатели различных ведомственных зданий как манны небесной ожидали ясности с… ну, понятно с кем. Но когда наступила ясность, вместе с ней пришло как бы оцепенение.

Оптимисты полагают, что оно пройдет лишь после новогодних праздников: праздничная пауза актуальна донельзя, она даст время для передышки и осмысления. Пессимисты настаивают, что до инаугурации «все равно никакой ясности ждать не стоит — окончательные конфигурации выстроятся не раньше мая».

Осведомленные источники говорят: того судьбоносного понедельника не ждали. Да, за неделю до заявления Путина поползли слухи, что имя преемника объявят раньше, чем произойдет съезд «Единой России» (то есть не 17 декабря). Дескать, решено не сужать базу поддержки преемника до одной, пусть и великой, партии. Тогда же пошли разговоры о том, что некогда, «казалось, уж списанный из преемников Медведев не просто вновь котируется наряду с прочими, а входит в тройку фаворитов» (помимо него в эту тройку на тот момент якобы входили Валентина Матвиенко и Сергей Иванов).

Ожидали, что имя появится в субботу или пятницу, накануне единороссовского съезда. В понедельник — точно не ждали. По некоторым сведениям, сам Медведев узнал об этом в воскресенье, когда его вызвали к президенту. Есть и другая версия — мол, Путин давно договорился с Медведевым, чуть ли не в октябре, а телодвижения вокруг сначала Иванова, потом Зубкова — лишь отвлекающие маневры, о которых, правда, эти двое были заранее оповещены.

Как бы то ни было, лидеры партий, предложивших Путину «согласованную кандидатуру», скорее всего, были проинформированы о сделанном ими выборе в самую последнюю очередь (за исключением, может быть, Бориса Грызлова и Сергея Миронова, которых просветили за пару дней до того). Остальные двое — Михаил Барщевский и Владимир Плотников — знали только, что в понедельник им идти в Кремль, но не знали, с чем (и с кем) они туда идут. Оказалось, с Медведевым…

И снова интрига

Днем позже пошла вторая волна вздрагиваний. И теперь (во всяком случае, на момент сдачи этого номера в печать) главная интрига уже не в том, будет ли Медведев президентом, а в том, будет ли Путин премьером.

Мнения опять разделились диаметрально: одни считают, что с осени мы вошли в период, когда делается именно то, что говорится (или заявляется). Было заявлено, что ЕР должна получить всё — получили Путина во главе списка плюс 64% голосов. Было известно, что выбирать имя будут, скорее всего, из трех (а то и двух) имен, — назвали того, кого и рассматривали изначально. То есть, как шутили еще два года назад, «главная интрига будет в том, что никакой интриги не будет».

Можно и дальше рассуждать в рамках этой логики. Путин сказал, что возглавить правительство — «реалистичное предложение». И обставил это двумя условиями. Первое — победа ЕР на думских выборах (выполнено); второе — президентом «должен быть избран порядочный, дееспособный, эффективный, современный человек, с которым можно было бы работать в паре» (начинает выполняться). Соответственно, если и оно будет выполнено — а ничто не говорит против, — Путин станет премьером. Объяснение для этого есть идеальное: именно во главе исполнительной ветви власти Путин сможет наиболее эффективно контролировать выполнение «плана Путина». Поэтому обращение Медведева — как раз то самое «реалистичное предложение», а не дымовая завеса на три месяца лишь для того, чтобы держать элиту в тонусе, напоминая ей тем самым, кто (пока еще) «в доме хозяин».

Другие полагают, что благодаря предложению Медведева мы вновь получили ситуацию, при которой никто не поручится, что именно станет реальностью и какую конфигурацию лиц и властных полномочий мы получим в мае, когда новый президент вступит в свои права.

Сегодняшняя данность

Между тем определенная ясность по поводу пресловутой «проблемы-2008» и способов ее решения все-таки появилась.

Во-первых, в мае, как и обещал Путин, в Кремле будет другой президент. Путин сдержит слово уйти в соответствии с Конституцией, которая при этом не запрещает ему занимать иные позиции во власти. Следовательно, дело его (и преемника) вкуса, ответственности и фантазии решать, как распорядиться судьбой по окончании полномочий.

В этом смысле разговоры на тему «он все равно обманывает и остается во власти» немного от лукавого. Учитывая рейтинг Путина и его здоровье, а также существующую до сих пор техническую возможность изменить конституционные рамки, само по себе соблюдение им буквы Основного закона, пожалуй, максимум, что разумно было бы от него ожидать.

Во-вторых, сколько ни пугали неизвестной, ортодоксальной фигурой, Путин выбрал именно Медведева. И это показательно. Что бы ни говорили про его неопытность, моложавость, «юридичность», про то, что для Путина он так и останется «Димой», этот выбор явно не самый худший. Кстати, это хорошо продемонстрировала реакция со стороны западного мира: все вздохнули с облегчением и готовы были забыть большую часть упреков, адресуемых Путину и России все последние годы. Что бы кто ни говорил, отношения с Западом для Путина имеют значение. Да, он злится, когда все, что он делает, сразу ожесточенно критикуют, да, он терпеть не может, когда лезут учить, как нужно развивать тут демократию. На сам факт отношений с Западом, с цивилизованным миром Путин никогда не ставил под сомнение. Для него это важно. И он хочет, чтобы не менее важно это было для его преемника.

В-третьих, Путин показал, что придает значение имиджу, который складывается как внутри страны, так и вовне. В политике вообще (а в нынешней — тем более) имеет значение не только личность, но и образ. Как говорил один мудрец, «быть» и «слыть»…

Многие ли могут уверенно утверждать, что знают глубинные черты характера ключевых российских политиков? Очевидно, единицы. Но всем точно известно, что, скажем, у Сергея Иванова имидж «ястреба с хорошим знанием английского», у Виктора Зубкова — «Андропова до гемодиализа и без КГБ», Валентины Матвиенко — «женщины с деловой хваткой плюс командного игрока», Бориса Грызлова и Сергея Миронова — «Бобчинского и Добчинского» в хорошем смысле слова: озвучивают и доносят важные новости, в том числе по поводу законодательного процесса.

У Медведева сложился устойчивый имидж либерала-государственника, не вовлеченного ни в какие кланы и не участвовавшего ни в каких громких разборках. То есть из этого можно сделать как минимум два вывода: либо держался над схваткой (немаловажно для образа президента как «высшего арбитра»), либо умел разруливать тихо (немаловажно для образа искусного политика). И то, и другое — хороший знак. Можно, правда, дать третье объяснение — разруливал не он. Но как бы то ни было, имидж всегда накладывает отпечаток на поведение человека. Сначала образу начинают следовать, потом в образ верят, потом ему соответствуют.

В зависимости от обстоятельств

Означает ли это, что Медведев будет большим «западником», чем предшественник? Здесь все будет зависеть от нескольких факторов. Первый — мнение на сей счет самого Путина. Второй — мнения элиты. Все-таки политический класс не нужно сбрасывать со счетов, сколь бы ни был он ныне в роли ведомого. Третий фактор — позиция Запада. Нужно напомнить: до «мюнхенской речи» было множество вещей, которые здорово обидели Путина. Вспомним его первые шаги: закрыл базы на Кубе, во Вьетнаме, первым поддержал США после 11 сентября и с Афганистаном. До последнего «держал» молчаливо-выжидательную позицию по Ираку. Оценил ли эти ходы Запад? Предложил ли России что-нибудь взамен? Можно сколько угодно говорить, что политика — это не только торг «ты мне, я тебе», однако Путин ждал от Запада большего, и это было нетрудно понять. Запад понимать не захотел. Если с Медведевым начнут проделывать то же, держа в отстраненном вежливо-поучающем ключе, вряд ли стоит ждать от Медведева больших уступок.

Очевидно, что Медведев не относится к истовым «славянофилам», сторонникам «особого пути» с идеологией «почвенника». Как минимум потому, что принадлежит к другому поколению, поколению, чье социальное взросление пришлось на иную эпоху. 

Означает ли это, что Медведев станет большим «демократом», чем Путин? Скорее всего, ответ на этот вопрос будет зависеть от самого Путина, по крайней мере, в первые годы президентства Медведева. (Мы сознательно уходим от версии, что Медведев порулит 6 месяцев, сложит с себя полномочия, и вновь будет избран Путин.) Что понятно уже сейчас, так это то, что Медведеву точно не стать «силовиком». Для этой среды он ментально чужой. С другой стороны, он не должен быть этой средой и отторгнут, поскольку все же государственник.

Лучший из возможного?

В общем, на сегодня, как ни крути, получается, что в заданных исторических условиях Медведев — весьма неплохой вариант. Опять же трудно предполагать, какой политический курс и расклад мы можем получить, скажем, через год. Путин будет на Медведева влиять, это очевидно. Но как, откуда и до какой степени, по-прежнему остается неизвестным. И до мая вряд ли этот вопрос будет прояснен. Первый момент. Если Путин — премьер, это один вариант. Если он все же остается национальным лидером без институтов и постов — другой. Второй момент — команда. Можно не сомневаться, что «свои люди» у Медведева есть, и не только те, кто уже много раз назывался в последние года три. Скажем, глава Высшего арбитражного суда Антон Иванов или приволжский полпред Александр Коновалов. Очевидно, что долго с «чужими» ни один управленец работать не может. Как минимум он формирует ближний круг из тех, кого именно он считает близкими. До какой степени Медведев захочет менять ключевых назначенцев нынешнего периода, до какой степени ему позволят это сделать — ответы на эти вопросы мы получим точно не сегодня.

Момент третий — настроения в элите, причем как в федеральной, так и в региональной. Четвертый — как Медведева примет Запад (судить об этом можно будет летом: первая международная встреча — «Большая восьмерка» в Японии»). Пятый фактор — любовь народная. В принципе, людям он нравился, опросы, да и просто разговоры обывателей, это показывали и раньше, а ныне тем более (см. заметку «11 процентов за неделю»). Возможно, сейчас, после 9 лет экономического роста, российские граждане с удовольствием востребуют мягкий образ Медведева. Возможно, именно эти качества и являются наиболее востребованными сейчас: интеллигентность, сопряженная с силой; последовательность (включая умение держать слово и следовать обязательствам), не переходящая в фанатизм; мягкость, не переходящая в мягкотелость; рационализм, не переходящий в цинизм.

Кстати, не стоит забывать и еще одну вещь: сделав выбор в пользу Медведева, Путин снова взял на себя колоссальную ответственность за будущее. Если что пойдет не так, народ, видимо, сделает виновным не Путина, а Медведева. Но элиты вспомнят именно того, кто Медведева привел. Как вспоминают сегодня (хотя тихо и не все) первого президента, Бориса Ельцина, не только остановившего свой выбор на Владимире Путине — человеке совершенно из другого теста, — но и ушедшего досрочно, внезапно. Как раз тогда, когда все обсуждали, что «он намертво держится за трон и никому его не отдаст», что «окружение не позволит ему уйти», что пойдет поперек Конституции или учредит Союзное государство с Белоруссией. Или придумает что-нибудь еще. А он не стал. Поднялся и ушел…



11% за неделю   
«Левада-Центр» провел опрос на тему: за кого люди собираются голосовать на выборах президента РФ? Итог: рейтинг Медведева с момента объявления его преемником Владимира Путина вырос на 11%. Если в ноябре за него готовы были проголосовать 24% (за Виктора Зубкова — 20%, за Сергея Иванова — 25%), то на прошлой неделе — уже 35% (Зубков — 17%, Иванов — 21%).
Опрос проводился 7—10 декабря методом интервью на дому 1600 россиян в 128 населенных пунктах 46 регионов. Распределение ответов — в процентах от респондентов, собирающихся участвовать в голосовании и определившихся в выборе кандидата.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK