Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Три цвета оппозиции"

Кто противостоит президенту Башару Асаду в борьбе за власть?   На минувшей неделе все ждали, как Дамаск отреагирует на план Лиги арабских государств по мирному урегулированию в Сирии. ЛАГ пытается добиться прекращения огня и посадить противоборствующие стороны за стол переговоров. Наконец сирийское государственное агентство SANA со ссылкой на источник в правительстве сообщило, что президент Башар Асад согласен с планом Лиги. Впрочем, Асад еще в середине лета обещал прекратить насилие и начать мирные переговоры с оппозицией. А еще раньше в обращении к народу он обещал начать реформы. Но прекращение огня было нарушено властями уже через несколько часов после его объявления, а работа над новой конституцией так и не началась. Асад явно тянет с реформами. Не ясно и то, насколько инициативы ЛАГ соответствуют устремлениям базирующегося в Стамбуле оппозиционного Национального совета Сирии. Нацсовет выступает за свержение Асада, даже ценой вмешательства извне.
   «Против режима Асада встал весь народ», — уверяет сирийский политолог Хайсам Бадерхан. Сирийский конфликт, по его мнению, во многом обусловлен демографическим положением: за последние 30 лет население увеличилось вдвое, и найти работу молодежи крайне сложно, вот она и бунтует.
   Весь народ или не весь — это еще вопрос, но режимом и впрямь недовольны многие. Другое дело, что у каждого недовольного — своя правда. И своя программа действий на ближайшую перспективу. Условно в сирийской оппозиции можно выделить три направления.
   
СТАМБУЛЬСКИЙ ГАЛЬЮН
  
Национальный совет Сирии был окончательно сформирован в Стамбуле в октябре, хотя работа началась еще в марте. В него вошли несколько десятков организаций — от светских до исламистских. Одним из первых его легитимность признал Переходный национальный совет Ливии — аналогичная структура, сформированная в Ливии почти сразу после начала народных выступлений.
   Сейчас в Национальный совет входит 140 членов. Генеральный секретариат совета возглавляет профессор парижской Сорбонны Бурхан Гальюн. В числе 29 членов секретариата — 5 представителей движения «Братьев-мусульман», 4 курдских активиста, 6 представителей так называемых революционных комитетов, 4 лидера либерального лагеря и представители других оппозиционных течений.
   Впрочем, лишь 70 из 140 членов Национального совета — жители Сирии. Остальные — эмигранты. Поэтому тому же Гальюну, хоть он и известен в Сирии, стать общенациональным лидером вряд ли удастся, считает Бадерхан.
   
ДАМАССКИЙ КОМИТЕТ  
Оппозиция, действующая в Сирии, объединена в Комитет демократических перемен. Комитет выступает против переговоров с властями. «Мы за смену диктаторского, деспотического, полицейского режима демократическим парламентским многопартийным режимом и за введение в стране института преемственности власти», — заявил 8 октября на состоявшейся в Дамаске пресс-конференции член руководства комитета Абдель Азиз Хейер.
   Особенность ситуации в Сирии, которая пока отличает ее от других арабских «революций», в том, что основным организующим звеном в ней являются светские партии, а не исламисты. Например, в Хомсе действия оппозиции координирует Прогрессивно-демократическая партия во главе с Риядом Турки. Это коммунисты, которые откололись от компартии в начале 1970-х годов.
   «Конечно, исламисты играют довольно большую роль в продолжающихся протестах, ведь Сирия — исламская страна. И многие с опаской говорят об исламском факторе, указывая, что демонстрации начинаются обычно в пятницу, когда люди выходят после молитвы из мечети», — отмечает Хайсам Бадерхан. Однако, отмечает он, «не следует забывать, что в других местах активистам просто запрещено собираться, поэтому в мечеть приходят не только исламисты, но вполне умеренные мусульмане, просто недовольные режимом». По данным соцопросов, если бы выборы в парламент проводились в ближайшее время, исламистские партии могли бы собрать до 40%, но большинства при этом они бы не получили. В будущем же их поддержка будет только снижаться, прогнозирует эксперт.
   
«ЛЕГАЛЬНЫЕ» БОРЦЫ  
В первой декаде октября Россию посетила делегация «альтернативной» сирийской оппозиции — в частности, секретарь Национального комитета объединения сирийских коммунистов Кадри Джамиль, лидер Сирийской национально-социальной партии Али Хайдар, член руководства Народного фронта «Преобразование и освобождение» Адель Наиса и священник маронитской церкви Тони Дора. «Это представители так называемой легальной оппозиции, — говорит эксперт Института Ближнего Востока Юрий Щегловин. — Главные условия пребывания в их рядах — полное и категорическое неприятие идеи иностранного вмешательства, а также непризнание в этой связи недавно сформированного в Турции Национального совета».
   Степень влияния этого объединения определить сложно, считает эксперт. Побывавшая в Москве делегация утверждала, что под ее контролем находится пять районов Дамаска, несколько районов Дераа, но проверить это невозможно. Члены делегации всячески подчеркивали, что «иностранное военное вмешательство недопустимо» и что сирийский народ благодарен России за вето в Совбезе ООН. Впрочем, если бы так думало большинство или хотя бы половина протестующих, то диалог с властью давно начался бы. Но пока его нет, а значит, «легальные оппозиционеры» не отражают мнения значительного числа сирийцев.
   Щегловин считает, что в последнее время отмечается радикализация протестного движения, постепенный дрейф к чисто военному сценарию. На сегодняшний день большинство экспертов сходятся во мнении, что политического урегулирования сирийского кризиса достичь, скорее всего, не удастся.
   Там вполне может начаться гражданская война, в результате которой власть может перейти к суннитам, которые, вероятно, порвут отношения с традиционными союзниками Сирии — Ираном и Ливаном — и будут искать более тесных связей с Турцией и Саудовской Аравией, предполагает возможное развитие событие директор бейрутского Центра Карнеги Пол Салем. В отношении же с Западом и Израилем они будут выстраивать умеренную линию, уверен он.
   Впрочем, в данном случае Салем, скорее всего, озвучивает сценарий, который больше всего устроил бы Запад. Устроит ли такой сценарий самих сирийцев — это еще большой вопрос.
   А значит, победа над Асадом, если и произойдет, приведет к не меньшей неопределенности, чем победа над Каддафи. Даже если судьба самого сирийского лидера не будет столь же драматичной, как у лидера Ливийской Арабской Джамахирии.
   

   С момента переписи 1981 года население Сирии увеличилось с 9,6 млн человек до 18 млн человек. Большую часть составляет молодежь: 38,6% не достигли 15 лет, 58,2% — люди от 15 до 65 лет и только 3,2% — старше этого возраста.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK