Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Триумф безумия"

75 лет назад канцлером Германии стал бывший бездомный австриец. Его звали Адольф Гитлер. Год спустя пламенный антисемит и националист превратился в диктатора немецкой державы. Как такое могло случиться? Это главный вопрос немецкой истории.В рейхстаге устойчивых коалиций больше не складывалось, и правительства сменяли друг друга с нарастающей быстротой. Все зависело от того, что приходило в голову Гинденбургу, которому в 1930-м исполнилось 83 года. Вслед за Брюнингом канцлером в 1932 году был назначен Папен, всего несколько месяцев спустя — Шлейхер. Число полностью или частично безработных в стране тем временем росло и уже превышало 8 млн, составляя почти половину от всего трудоспособного населения страны.
Трудно поверить, но факт: такое бедственное положение отчасти создавалось намеренно. Вместо того чтобы стимулировать конъюнктуру, что уже тогда предлагал известный британский экономист Джон Мейнард Кейнс, Брюнинг довел хозяйство страны до банкротства, упорно снижая объем денежной массы. Замысел состоял в том, чтобы убедить союзников: Германия слишком бедна, чтобы платить репарации.
Тем не менее всё чуть было не закончилось более-менее благополучно — наперекор брюнингам, папенам и гинденбургам. В конце 1932 года мировая экономика наконец вышла из долины кризисов. В то же время стало очевидно, что НСДАП свой электоральный потенциал исчерпала. Летом 1932 года за проголосовало 37,4% избирателей. Но уже на повторных выборах в ноябре число их сторонников существенно уменьшилось.
Гинденбург упорно отказывался назначать канцлером , как он называл Гитлера. Это якобы было несовместимо с его . Ведь Гитлер, как подсказывала седовласому президенту интуиция, намеревался .
Для НСДАП — скорее движения, нежели партии — топтание на месте было равносильно катастрофе. Гитлер со своими соратниками не могли рассчитывать на то, что любовь протестного электората будет долгой. К тому же, не имея постов в правительстве, он не мог распределять между партийными активистами места у государственной . . Жаль только, что шансов на это нет, отмечал партийный идеолог.
И тут Гитлеру пришла помощь — оттуда, откуда ее не ждали.
Обиженный фон Папен, разочарованный тем, что пост канцлера ему пришлось уступить своему другу Шлейхеру, жаждал получить еще один шанс. В январе 1933 года он убедил Гинденбурга дать согласие на коалицию Гитлера с беспартийными консерваторами и ультрареакционной Немецкой национальной народной партией, возглавляемой медиа-магнатом Альфредом Гугенбергом. За такое решение также ратовали статс-секретарь Мейснер и сын президента Оскар Гинденбург. Гугенберг, со своей стороны, заверял: , .
Фон Папен со своими соратниками втайне надеялись, что Гитлер обеспечит им поддержку в народе, которой они сами получить не могли.
При этом консерваторы, помогавшие Гитлеру вскарабкаться в седло, были настолько слабее вождя , что ему просто не было необходимости изобретать какие-то планы установления диктатуры, хотя именно это многие Гитлеру приписывали. Гитлер не был политиком в обычном смысле, он был по складу характера революционером. Умея влиять на массы, он по бесцеремонности и жажде власти намного превосходил всех фон папенов этого мира.
И все же Гитлер власть не захватывал. Эту легенду позднее сложили его пропагандисты. Власть была ему передана. Вечером 28 января 1933 года Гинденбург поддался нажиму своего окружения — очевидно, обессилев от многомесячных правительственных кризисов и надеясь, что Гитлер сможет сколотить единый и сильный блок правых сил.
Через два дня Гинденбург назначил лидера партии канцлером Германии.
НСДАП получила в кабинете два поста из одиннадцати: Вильгельм Фрик стал министром внутренних дел, Герман Геринг — министром без портфеля, одновременно оставаясь президентом рейхстага. Фон Папен, успевший выйти из Немецкой партии центра, был назначен вице-канцлером, глава Немецкой национальной народной партии Гугенберг — министром народного хозяйства и продовольствия.
Новому канцлеру выпало править обществом, доведенным до крайней степени разобщенности. Это хорошо видно по тому, что в 1932 году более половины избирателей отдали голоса НСДАП и коммунистам — партиям, которые вели друг против друга кровопролитную борьбу и руководство которых одобряло политические убийства. По нынешним меркам таких политиков ждала бы тюрьма, тогда же их выбирали в рейхстаг.
Получилось, как с антисемитизмом и военными планами Гитлера, открыто изложенными им в программном труде : большинство отдало ему свои голоса не из-за его враждебности к евреям и не из-за его склонности к насилию, но оно и не стало его удерживать. Веймарская республика была демократическим государством, в котором существовал дефицит демократов.
Несмотря на упадок, государственная машина Германии, к несчастью, сохранила работоспособность. В руки нацистов попал все еще хорошо смазанный аппарат, воспитанный в послушании начальству. В итоге переговоров с партнерами по коалиции из Немецкой национальной народной партии Гитлер добился, чтобы его сподвижник Геринг получил пост имперского комиссара Министерства внутренних дел Пруссии. Так нацисты получили контроль над прусской полицией — важнейшим после рейхсвера вооруженным формированием страны.
Геринг незамедлительно поставил на ключевые должности преданных партии людей. Для такого способа проведения революции был создан термин, заимствованный из электротехники, — , , то есть подчинение всех одному управляющему воздействию.
Теперь важнейшей для Гитлера задачей был роспуск рейхстага и проведение перевыборов. Он рассчитывал, что наличие обеспечит ему абсолютное большинство. После этого он планировал провести через парламент закон , которым депутаты сами лишили бы себя власти, передав законодательные функции кабинету.
На первом же правительственном заседании Гитлер обозначил новый курс. , — значится в протоколе. Гинденбург распускает рейхстаг, выборы нового состава назначаются на 5 марта.
При поверхностном рассмотрении первые шаги Гитлера кажутся законными. Современник Гитлера публицист Себастьян Хаффнер позже напишет, что фасад нормальной жизни сохранился. Люди ходили в театр и на танцы, кафе и кинозалы были, как и прежде, полны.
В то же время террор входил в жизнь Германии. Он еще был на втором плане, но уже присутствовал вполне явственно. В первые же недели пребывания Гитлера у власти на противников режима из числа левых обрушилась волна насилия, пыток, убийств.
Геринг требовал, чтобы прусские полицейские . Для этого он издал нелепый, однако типичный для того времени указ, провозгласивший 25 тыс. членов штурмовых отрядов СА — военизированных формирований НСДАП — помощниками прусской полиции. Еще столько же влилось в ряды режима из немецкого национального милитаристского союза бывших фронтовиков , а также из личной охраны Гитлера, СС. Все они носили белые нарукавные повязки, цвет которых, однако, символизировал отнюдь не готовность к капитуляции. На крайний случай наготове у Гитлера были еще 400 тыс. членов штурмовых отрядов СА.
27 февраля распространилась новость о пожаре в Рейхстаге. Устроил поджог анархо-коммунист из Голландии, тщедушный мужичок с нелепой гривой неухоженных волос по имени Маринус ван дер Люббе. Исходя из того, что известно сегодня, можно утверждать, что он действовал в одиночку. Ван дер Люббе был приговорен к смертной казни — варварский вердикт, правосудность которого была опровергнута лишь недавно. Со слов голландца, пожар должен был стать . Ван дер Люббе умер в 1934 году на гильотине.
Гитлер и Геринг сумели использовать зажженное им пламя в своих целях. .
Уже в ночь поджога полиция и отряды СА стали арестовывать коммунистов, социал-демократов и других левых. Члены СА безжалостно избивали своих жертв, некоторых — до смерти.
На следующий день в силу вступило постановление , развязывавшее руки палачам и отменявшее основополагающие права (формально продолжавшей действовать) Веймарской конституции. Теперь любой человек в Германии мог быть арестован без предъявления обвинений и доказательств, разрешались квартирные обыски, вскрытие писем, прослушивание телефонных переговоров, вводилась цензура прессы. В стране было объявлено бессрочное чрезвычайное положение.
Нередко задают вопрос, почему никто не остановил Гитлера в начальный период его правления. Сама постановка вопроса свидетельствует о непонимании того эффекта, который вызывал террор. Он не только запугивал людей, но и встречал поддержку. Террор был доказательством дееспособности Гитлера. Он указывал коммунистам границы, за которые им не позволялось переступать.
Многие офицеры рейхсвера, являвшегося в Германии тех времен главной опорой власти, разделяли ненависть Гитлера к левым. В начале февраля 1933 года на тайной встрече с высокопоставленными офицерами рейха новый канцлер обещал полное искоренение марксизма. Завлекал Гитлер и перспективами увеличения вооруженных сил, а также восстановления всеобщей воинской повинности, что нарушало условия Версальского договора.
Военные безропотно принимали и даже приветствовали заявление главы правительства о грядущем . Не нужно было обладать большой фантазией, чтобы понять: получить на востоке можно было только посредством войны.
Сложнее ответить на вопрос, почему миллионы коммунистов, социал-демократов и членов профсоюзов не объявили всеобщей забастовки.
Очевидно, что Гитлер такого поворота опасался.
Разумеется, никто не знал, решится ли в условиях массовой безработицы достаточное число трудящихся остановить работу, рискуя таким образом ее потерять.
Кроме того, социал-демократам было бы нелегко свергать правительство, которое по внешним признакам было законным. Ведь все эти годы они защищали Конституцию от радикалов как левого, так и правого толка.
Но главное, всем казалось, что у стачки было крайне мало шансов на успех: велика вероятность того, что личные войска Гитлера и лояльные к нему подразделения полиции утопили бы забастовку в крови.
Важно понимать: жертвы нацистов пока еще исчислялись не миллионами, а сотнями человеческих жизней. В такой ситуации всеобщая забастовка, которая могла привести уже к десяткам тысяч погибших, казалась людям бЧльшим злом. Поэтому до крупного восстания дело не дошло.
5 марта 1933 года немецкие избиратели поспешили к урнам — участие составило 88,8%. Это были последние хоть в какой-то мере свободные выборы в общегерманский парламент до 1990 года. НСДАП, предвыборная кампания которой проводилась при щедрой поддержке крупных промышленников, получила 43,9% голосов. Для нее это был разочаровывающий результат. А социал-демократы и коммунисты в сумме набрали более 30%.
Позднее, со ссылкой на эти цифры, многократно предпринимались попытки доказать, что большинство немцев никогда не голосовали за Гитлера. Однако партнер Гитлера по коалиции — Немецкая национальная народная партия — набрал еще 8%, и вместе они получили более половины мандатов.
{PAGE}Вот теперь канцлер смог в путчевой манере присвоить себе те полномочия, какими располагали правительства немецких земель. До этого его непосредственный контроль распространялся на Пруссию, которая с 1932 года находилась в подчинении берлинского правительства.
Отряды СА и СС маршировали по городам, оцепляли административные здания; всюду развевались знамена со свастикой; бургомистры, начальники полиции, целые правительства сдавались практически без сопротивления. В течение пяти дней все земли признали власть Берлина. Где по-другому не получалось, применяли грубую силу.
— это не наши лозунги, — разглагольствовал вюртембергский гауляйтер Вильгельм Мурр. — Тому, кто выбьет нам глаз, мы оторвем голову, а тому, кто выбьет нам зуб, раздробим челюсть>.
Появлялось все больше и больше мест для содержания под стражей и пыток, общее их количество превышало 160, и вскоре вошла в употребление зловещая фраза: По оценкам специалистов, к лету 1934 года число арестованных достигло 100 тыс., убитых — от 600 до 1000 человек.
После мартовских выборов пробил час Йозефа Геббельса, ставшего имперским министром народного просвещения и пропаганды — главой ведомства, призванного контролировать общественное мнение и добиваться, чтобы национал-социалистический режим превозносили с почти священным трепетом. 21 марта Геббельс организовал в Потсдаме театрализованное действо государственного значения — .
Основная часть церемонии проходила в гарнизонной церкви, где покоится прах Фридриха Великого и его отца. Шел прямой радиорепортаж, школьников освободили от занятий. Гинденбург появился в форме прусского генерал-фельдмаршала. Гитлер, изображавший из себя государственного мужа, был одет в темный короткий однобортный сюртук.
На надгробия королей возложили венки, прогремел артиллерийский салют. Гитлер витийствовал: .
Пропагандистское действо в Потсдаме должно было доказать, что гитлеровское движение продолжает традиции империи Бисмарка, что это — новая Германия, взращенная на славе прусской истории.
Вместе с тем должен был эмоционально подготовить нацию к тому, что парламент отказывается от своей власти. Двумя днями позже был принят закон о предоставлении чрезвычайных полномочий правительству, официальное название которого куда более драматично: .
Заседание рейхстага началось 23 марта в 14 часов 5 минут. На стене в зале бывшей Оперы Кролля, приютившей парламентариев после пожара в Рейхстаге, над трибуной оратора нависала, устрашая собравшихся, огромная свастика. Входы в здание охраняли штурмовики, члены СС и , некоторые орали:
107 депутатов СДПГ и КПГ не явились — одних уже арестовали, другие из страха за свою жизнь бежали из страны. Гитлеру нужно было большинство в две трети голосов, поэтому министру внутренних дел Фрику и Герингу пришлось прибегнуть к уловке. Тех, кто отсутствовал без уважительной причины, объявили . Таким образом, бойкот заседания стал невозможным. Мандаты коммунистов решено было просто не считать, в результате рейхстага сократилась на 81 человека.
Тем не менее коалиция из НСДАП и Немецкой национальной народной партии Гугенберга не могла обойтись без голосов Немецкой партии центра и Баварской народной партии — раздираемых внутренними противоречиями представителей политического католицизма. Заверив, что права христианских религиозных общин не будут ущемлены, Гитлер заполучил их голоса.
В 18 часов 16 минут слово взял председатель СДПГ Отто Вельс, речь которого стала последним произнесенным вслух выступлением в защиту демократии.
Вельс говорил спокойно, обдуманно, не обращая внимания на попытки нацистов сбить оратора смешками и выкриками, что неоднократно отмечено в протоколе. Социал-демократ . Наконец он обратился к главе правительства со словами: .
Гитлер был взбешен. По пути к трибуне он отшвырнул от себя вице-канцлера фон Папена, который пытался его успокоить.
Вскоре после этого Вельсу пришлось бежать, он скончался в 1939 году в Париже.
В конце концов закон поддержали 444 депутата — более чем убедительное большинство. Среди них был и будущий президент ФРГ Теодор Хойс. Против проголосовали лишь 94 депутата из социал-демократов.
Теперь стремительно были приведены все сферы политики и общественной жизни. С приходом Гитлера к власти антисемитизм стал государственной доктриной. 1 апреля 1933 года НСДАП организовала по всей Германии акцию, призвав к бойкоту еврейских торговцев, врачей и адвокатов под лозунгом . Однако вскоре из-за слабого общественного резонанса и, наоборот, острой реакции вне Германии акция была прекращена.
7 апреля в силу вступил закон , который, вопреки своему названию, подразумевал увольнение с государственной службы неугодных чиновников, прежде всего евреев и идеологических противников Гитлера. На их места назначались члены национал-социалистической партии. Родилось новое понятие — . Дословно он гласил: .
Культ вокруг личности Гитлера принимал формы, превосходившие даже почитание основателя империи — Бисмарка. В немецком обществе тогда была сильна ностальгия по сильному государству и стабильности. Гитлер утолял эту страстную жажду, глубоко укоренившуюся в политической культуре страны. Парадоксальным образом это одновременно означало кровопролитные перемены, правда, только для меньшинства.
Было немало бургомистров, которые присваивали канцлеру звание почетного гражданина их городов, в его честь переименовывали улицы и площади. Знаменитая рыночная площадь в Нюрнберге Хауптмаркт вскоре превратилась в площадь Адольфа Гитлера, озеро близ Оппельна (сегодняшнее название этого города в Польше — Ополе) — в озеро Гитлера, и даже целый населенный пункт — г. Зуцкен в Восточной Пруссии — стал называться Гитлерсхёе, Высотой Гитлера. Из-за большого наплыва желающих пришлось приостановить прием в НСДАП. охватила многие организации, институты, профессиональные ассоциации, объединения, союзы. Проходила она — таков горький приговор историка Кершоу. Безумие торжествовало.
Современник Гитлера Хаффнер впоследствии говорил о некоем , постигшем весной 1933 года по меньшей мере некоторую часть немцев: .
Но была у нее и материальная подоплека. В результате чисток повсеместно появлялись места и возможности для карьерного роста новой элиты, которая помнила, кому она обязана своим взлетом.
А потом Гитлер пожал плоды чужого труда: его люди воспользовались разработанной их предшественниками программой создания рабочих мест, для которой уже даже были выделены бюджетные средства. Одновременно и независимо от действий нацистов начался конъюнктурный подъем.
В результате число безработных с 6 млн человек в феврале 1933 года уменьшилось до 5,3 млн в мае, 4,5 млн в августе и 3,7 млн в ноябре. Спустя годы современники будут с ностальгией вспоминать так называемые национал-социалистической диктатуры.
Общепринятым знаком лояльности стал жест, заимствованный у итальянских фашистов: вытянутая перед собой правая рука. В середине июля 1933 года стало обязательным для чиновников. Тот, кто по причине увечья не мог поднять правую руку, должен был пользоваться левой. Два слова и восклицательный знак — , — были внешним свидетельством того, что Германия превратилась в .
Правда, диктатору оставалось решить еще одну, очень серьезную проблему. К 1934 году до 4 млн человек разрослась партийная армия — штурмовые отряды СА. Их командующий Эрнст Рём, принадлежавший к числу тех немногих, с кем Гитлер общался на , все энергичнее стремился выбиться наверх. Рём видел в отрядах СА собственно армию национал-социалистического государства и считал себя вторым человеком в Германии.
Однако в стране была и настоящая армия, рейхсвер, которая расценивала амбиции как незаконные притязания на свои привилегии. Она подчинялась президенту Гинденбургу, и Гитлер собирался стать его преемником на этом посту, ведь для грядущей экспансии ему был нужен рейхсвер.
Долгие месяцы Гитлер не мог решиться. Это был самый критический период его режима. Если бы он сделал выбор против рейхсвера, возникла бы опасность военной диктатуры. А выбор против мог привести к бунту среди его приверженцев.
Летом 1934 года Гитлер с друзьями — так, как разбираются гангстеры в фильмах про мафию.
На 30 июня он назначил в курортном местечке Висзее в Верхней Баварии совещание — Рём с несколькими соратниками жили там в отеле .
Ранним утром Гитлер появился в отеле. За ним следовали двое сотрудников уголовной полиции, пистолеты которых были поставлены на боевой взвод. Рём еще спал. Гитлер, как впоследствии вспоминал его водитель Эрих Кемпка, прокричал: Тот сонным голосом пробормотал в ответ:
Рём был доставлен в одну из тюрем Мюнхена и там убит. Вместе с ним Гитлер приказал ликвидировать и многих сторонников предводителя СА. Убийцы объявляли своим жертвам: Потеряв лидеров, отряды стали недееспособны.
В Берлине кровавой расправой над (под кодовым названием ) занимался Геринг, причем он распространил ее и на , как на жаргоне нацистов теперь именовались приверженцы Папена. Убили и его пресс-секретаря, и писателя, составлявшего для него речи. Предшественника Гитлера, Шлейхера, застрелили вместе с его женой и доверенным лицом, генерал-майором Фердинандом фон Бредов.
В результате первой волны убийств в Третьем рейхе погибло не менее 85, а по некоторым оценкам, даже около 200 человек.
Закон о предоставлении чрезвычайных полномочий дал Гитлеру возможность легализовать эту кровавую бойню задним числом, продемонстрировав таким образом, что в Германии окончательно восторжествовал произвол диктатора. Правительство приняло закон, состоявший всего из одного параграфа: .
Гитлер был уверен, что его действия одобрит большинство граждан. были в массе своей надменны, заносчивы и грубы. Народ их боялся. Неудивительно, что против такого террора не протестовал никто — ни церковь, ни рейхсвер, хотя среди жертв оказались и двое армейских генералов. Напротив, армия даже поддержала кровавую расправу с конкурентами и приняла обоснование, что Гитлер — .
Так армейские генералы стали сообщниками противоправного государства, и военный министр Вернер фон Бломберг объявил о намерении . 2 августа 1934 года Гинденбург умер.
За несколько дней до его кончины Гитлер издал закон, отменявший должность президента и вводивший новую — . Теперь он стал всем: верховным командующим, верховным судьей, главой правительства, главой государства, тоталитарным диктатором, пользующимся при этом поддержкой миллионов немцев.
Фундамент был заложен.
61 месяц спустя Адольф Гитлер осуществил свой замысел: в сентябре 1939 года была объявлена Вторая мировая война, вскоре после этого начался Холокост. Итог: более чем 60 млн человеческих жизней и разрушенный континент.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK