Наверх
17 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Триумфальное АРКО"

О первых итогах деятельности АРКО рассказывает его генеральный директор Александр ТУРБАНОВ.Александр Турбанов: Практическая деятельность агентства началась три месяца назад, с тех пор с ходатайствами о санации к нам обратились свыше тридцати банков. Кроме того, агентство само проводит работу по изучению состояния банковских систем шестнадцати регионов Российской Федерации, требующих реструктуризации в первоочередном порядке. Список этих регионов утвержден советом директоров АРКО 20 марта 1999 года.
Итогом деятельности агентства в регионах должно стать создание в каждом из них опорных банков, способных в недалеком будущем своевременно и в полном объеме отвечать по обязательствам перед вкладчиками и активно работать с реальным сектором.
Например, план реструктуризации банковской системы Кемеровской области рассчитан на 2,5 года. Он охватывает четыре банка: Кузбасспромбанк, Кузбассоцбанк, Кузбассугольбанк и «Кемерово». В качестве опорного мы выбрали Кузбассугольбанк, который примет на себя часть обязательств Кузбасспромбанка и Кузбассоцбанка, а банк «Кемерово» выступит в качестве соинвестора проекта. На реализацию кемеровской схемы АРКО выделяет 500 млн. рублей (всего в распоряжении агентства имеется 10 млрд. рублей.— «Профиль»). Из них 300 млн. будет направлено на пополнение уставного капитала. При этом в собственность АРКО перейдут 75% акций Кузбассугольбанка. Еще 50 млн. рублей банк получит в виде кредита сроком на два года для развития собственного бизнеса в регионе. Кроме этого, агентство предполагает направить до 205 млн. рублей на частичное удовлетворение требований вкладчиков Кузбасспромбанка и Кузбассоцбанка. Здесь партнером агентства выступает администрация Кемеровской области, которая предоставит свои гарантии на эту сумму.
В Самарской области мы будем санировать АвтоВАЗбанк, 75% акций которого также перейдут к АРКО. В Калининградской области для санации выбран Инвестбанк. Правда, в этом случае АРКО удовлетворилось пакетом в 25%+1 акция. Мы не стали претендовать на более значительный пакет, поскольку к Инвестбанку проявили интерес два крупных иностранных банка, которые планируют стать его инвесторами.
«Профиль»: Почему для санации были отобраны именно эти банки?
А.Т.: Во-первых, они сами к нам обратились. Во-вторых, решение о необходимости санации того или иного банка принимается в ЦБ РФ. Именно он занимается банковским надзором и располагает информацией обо всех существующих финансовых институтах. Поэтому именно ЦБ направляет нам предложения по санации конкретных банков. После чего АРКО проводит собственное изучение их финансового состояния и решает, принимать предложение ЦБ или нет. Отрицательный ответ может быть дан в том случае, если затраты на санацию банка слишком велики.
Кстати, в ближайшее время АРКО планирует вплотную приступить к работе в Удмуртии, Амурской, Воронежской и Ярославской областях. До конца года, я думаю, мы проведем комплексное исследование банковской системы в большинстве регионов Российской Федерации, не ограничиваясь первоначально определенными шестнадцатью приоритетными регионами. В отдельных областях, где отсутствует возможность создания эффективных опорных банков, восстановление банковской системы будет осуществляться при содействии Альфа-банка.
«П.»: Почему именно Альфа-банка? Агентство кредитует его на сумму 1 млрд. рублей для создания филиалов, в то время как сам Альфа-банк ведет переговоры о реструктуризации долга по синдицированному кредиту на сумму более $70 млн. Не резоннее было бы пригласить в партнеры, например, Сбербанк?
А.Т.: В России сейчас нет банков, у которых не было бы проблем. Что касается Сбербанка, то у него и без нас достаточно забот в работе с вкладчиками. Это его основная задача, и именно ее он должен решать в первую очередь. Вешать же на Сбербанк реструктуризацию всей банковской системы, думаю, было бы нерационально.
Альфа-банк сам обратился к нам с предложением о сотрудничестве в деле обеспечения банковскими услугами наиболее проблемных регионов. Нам оно показалось интересным. Если мы сами попытались создать бы в этих регионах опорные банки на основе фактического банкрота или какого-то мелкого банка, наши затраты были бы гораздо значительнее. А при открытии филиала одного из крупных банков капиталовложения можно сократить в два, три, а то и в четыре раза. Поэтому мы изучили предложение Альфа-банка и сказали, что при выполнении ряда условий мы могли бы решить вопрос положительно.
«П.»: И каковы же условия?
А.Т.: Во-первых, он будет открывать филиалы в тех регионах, которые укажем мы, то есть в проблемных. Во-вторых, в этих районах Альфа-банк должен взять на себя часть обязательств перед вкладчиками обанкротившихся банков. И в-третьих, мы должны получить контроль над блокирующим пакетом акций Альфа-банка.
При этом АРКО вело переговоры не только с Альфа-банком. Мы предлагали подобную схему сотрудничества еще двум банкам (их имена я не хотел бы называть), которые относятся к категории крупных и, по нашим данным, имели устойчивое финансовое положение. Но, проявив заинтересованность на первом этапе, они сразу потеряли интерес к проекту, ознакомившись с нашими условиями. В результате у нас остался только Альфа-банк. При всех обязательствах по кредитам и перед вкладчиками у него достаточно собственных средств, чтобы со всеми рассчитаться.
«П.»: Две недели назад АРКО приняло решение о санации «Российского кредита». Почему из рухнувших крупных банков был выбран именно он?
А.Т.: Здесь нужно учитывать два момента. Во-первых, в настоящее время санация осуществляется на добровольной основе. Если банк к нам не обращается, мы не можем его принудительно санировать. «Российский кредит» сам попросил нас о помощи, и, кроме этого, к нам поступило письмо из Банка России с просьбой рассмотреть возможность его санации. Кстати, помимо «Российского кредита», к нам на сегодня обратились еще два бывших системообразующих банка. Но я смогу их назвать только после завершения переговоров, проведения исследования и положительного решения совета директоров АРКО.
Во-вторых, представляя интересы государства и имея ограниченные ресурсы, мы не можем оказывать поддержку всем проблемным банкам. АРКО помогает тем из них, которые представляют социально-экономическую значимость для страны в целом или для ее отдельных регионов. Эта значимость выявляется по результатам финансовой деятельности банков и прежде всего по величине активов, вложенных в реальный сектор экономики. Учитываются также объем привлеченных средств населения и другие показатели.
«П.»: Расскажите, пожалуйста, о схеме реструктуризации «Российского кредита».
А.Т.: В реструктуризации «Российского кредита» будет участвовать родственный ему ИМПЭКСбанк. Поскольку счета «Российского кредита» заблокированы, ИМПЭКСбанк будет выполнять функцию технического участника, чтобы проводить расчеты с кредиторами. И те 500 млн. рублей, которые мы собираемся направить на санацию «Российского кредита», тоже пройдут через ИМПЭКСбанк. Мы открываем для него так называемую револьверную кредитную линию. Средства будут выделяться небольшими частями, и каждый следующий транш будет перечисляться только после погашения предыдущего. В качестве обеспечения АРКО берет в залог 100% акций ИМПЭКСбанка. «Российский кредит» тоже передаст нам свои акции: 25%+1 — в собственность и 50% — в управление.
При этом хочу особо подчеркнуть, что избежать банкротства и восстановить нормальную работу таких крупных банков, как, например, «Российский кредит», можно лишь в том случае, если кредиторы согласятся списать им часть долгов. Планы реструктуризации таких банков, разрабатываемые совместно с АРКО, подразумевают частичное разовое погашение обязательств, а также дисконтирование и реструктуризацию основной суммы долга. Необходимо также какую-то часть обязательств этих банков конвертировать в их капитал. Поэтому АРКО начнет выделять деньги на проект по «Российскому кредиту» только после того, как кредиторы согласятся на эти условия. Если этого не произойдет, может встать вопрос об отзыве лицензии и банкротстве банка.
«П.»: Вы сказали, что в АРКО за помощью обратились более тридцати банков. Но серьезные проблемы на сегодняшний день испытывают большинство российских банков. Чем вы можете объяснить нежелание банкиров сотрудничать с АРКО?
А.Т.: Прежде всего боязнью владельцев потерять контроль над банком. Один из руководителей банка мне так и ответил: «Уж лучше я попытаюсь выжить сам». Кроме того, ни для кого не секрет, что собственники обреченных банков часто не соглашаются на реструктуризацию, чтобы иметь возможность выводить из них активы. Мы полагаем, что в таких случаях должны срабатывать механизмы Банка России и правоохранительных органов, в компетенцию которых входит решение соответствующих вопросов. Вместе с тем эту проблему поможет решить принятый Государственной думой в трех чтениях закон «О реструктуризации кредитных организаций», который устанавливает принудительные процедуры реструктуризации, когда решение о санации банка принимают не его собственники или акционеры, а уполномоченный государством орган. Надеюсь, что в ближайшем будущем он будет одобрен Советом Федерации и подписан президентом.
«П.»: Как вы считаете, насколько этот закон в состоянии помочь банковской системе России?
А.Т.: Я убежден, что он сыграет в этом процессе самую позитивную роль. Добровольный характер реструктуризации на какой-то стадии, боюсь, был бы исчерпан. Если пустить вопрос реструктуризации на самотек, разрушение банковской системы будет продолжаться.
«П.»: Закон «О реструктуризации банковских организаций» фактически наделяет агентство правом единолично принимать решение о санации банка и проводить ее против воли владельцев банка. Насколько, на ваш взгляд, принятие подобного закона является рыночной мерой?
А.Т.: Как раз путем реализации таких мер и можно сохранить рыночную экономику. Ведь системный банковский кризис может привести к ее коллапсу, и тогда у нас не будет ни рыночной, ни какой-либо другой экономики. Всем странам, которые сталкивались с системным кризисом, приходилось прибегать к подобным мерам,— в и США, и в Южной Америке, и в Юго-Восточной Азии. Чтобы сохранить институт собственности, требовалось вмешательство государства. Что же касается диктаторских полномочий, которыми якобы наделяется АРКО, то в законе предусмотрены меры по предупреждению злоупотреблений, прописан механизм обжалования решений. Агентство будет работать в постоянном контакте и с менеджментом, и с собственниками, и с кредиторами банков. Только когда есть согласие всех сторон, можно рассчитывать на позитивный результат.
«П.»: Как известно, вмешательство государства в экономику в нашей стране часто используют различные силы для лоббирования своих интересов. Может ли так случиться, что закон будет служить интересам не экономики в целом, а каких-то отдельных финансовых групп?
А.Т.: Можно говорить о том, что наличие любых полномочий открывает возможности для лоббирования. В то же время известно, что лоббирование, урегулированное должным образом, существует во многих странах и является совершенно нормальной практикой. Опыт нашей трехмесячной работы свидетельствует, что заинтересованных сторон очень много. Конечно, они будут лоббировать свои интересы. И мы с этими заинтересованными группами вступаем в диалог. Собственники не хотят потерять имущество, менеджмент — работу.
Столкновение интересов возникает, как правило, когда встречаются две полярные точки зрения на перспективы развития банка. Иногда, например, администрация региона предлагает реструктурировать один банк, а мы, проведя обследование, принимаем решение в пользу другого банка. Однако должен отметить, что пока нам удается достигать взаимопонимания со всеми заинтересованными сторонами и каких-то нецивилизованных форм воздействия мы не испытываем. Надеюсь, и не испытаем.

МИХАИЛ СИДОРОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK