Наверх
23 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Труба — дура"

Есть мнение, что окончание войны в Югославии ознаменуется новым снижение цен на «черное золото». Что будет в этом случае с российской экономикой? И сможем ли мы слезть с «нефтяной иглы»? На эти вопросы «Профилю» ответил экс-министр экономики РФ ЕВГЕНИЙ ЯСИН.Российская экономика всегда очень сильно зависела от цен на нефть. Такое ощущение, что Бог нас наказал богатыми природными ресурсами — прежде всего нефтью и газом. Надежда на доходы от экспорта приводит к тому, что мы не развиваем другие отрасли нашего хозяйства. Зачем? И так все в порядке. Но за собственную лень нужно платить. И мы периодически расплачиваемся. Так, падение цен на нефть в середине 80-х годов подтолкнуло руководство страны к необходимости перестройки и привело к краху социализма.

Динамика среднегодовых мировых цен на российскую нефть

ГодЦена за баррель ($)
198513,19
198613,68
198717,73
198814,15
198917,40
199022,65
199119,01
199218,09
199315,39
199415,23
199516,62
199620,81
199718,33
199811,83

Это можно оценивать по-разному. Наверное, в смысле политическом это было даже благом. Но экономических выводов мы так и не сделали до сих пор. Ведь и кризис 17 августа произошел в большой степени в результате падения мировых цен на нефть.
Экономическая политика и после кризиса не преодолела нефтяную зависимость. «Нефтяные генералы» сохраняют очень большие лоббистские возможности и сильно влияют на общую политику страны: чем выше цены на нефть, тем влиятельнее нефтяная промышленность, тем больше мы от нее зависим. Такая зависимость закрепляет положение России как сырьевого придатка более развитых экономик.
Но есть в этом и положительные моменты. Ведь усиление экспортных отраслей означает более значительную интеграцию в мировую экономику и, соответственно, повышение экспортного потенциала страны. Высокие цены на нефть приводят к укреплению нефтедобывающих и нефтеперерабатывающих отраслей, к улучшению внешнеторгового баланса.
Это положительно сказывается на курсе рубля. Поступления от экспорта пополняют золотовалютные резервы страны. Ведь экспортеры в обязательном порядке должны продавать 75% своей валютной выручки за рубли.
Страна может более свободно обслуживать внешние долги. Инвестор получает основания для более высокого доверия к экономике в целом и правительству в частности. Следствие — более благоприятный инвестиционный климат и т.п.
Однако на практике такой прямой зависимости между ростом доходов от экспорта нефти и поступлениями в бюджет не получается. Последнее повышение цен — а с февраля по середину мая они поднялись примерно на 40% (см. график N2.— «Профиль») — продемонстрировало это особенно явно. Цены выросли довольно сильно, а доходы бюджета, если не брать инфляционную составляющую, от этого роста отставали примерно втрое.
Почему так происходит? Доходы бюджета, которые приблизительно на 20% состоят из «нефтяных» денег, формируются за счет довольно сложной системы налоговых сборов. Нефтянка более или менее аккуратно платит лишь экспортные пошлины. Когда речь заходит об НДС, налоге на прибыль и т.п., ситуация начинает ухудшаться.
Ведь абсолютное большинство наших компаний являются вертикально интегрированными. То есть включают и добывающие предприятия, и транспортные артерии, и нефтеперерабатывающие заводы. Все внутренние расчеты происходят по «корпоративным», то есть сильно заниженным ценам. Что приводит к минимизации прибыли и серьезному уменьшению налогов и НДС. А основные доходы компании получают от продажи готовых нефтепродуктов. Розницу, как известно, налоговым властям проконтролировать очень сложно. Поэтому говорить о прямой зависимости доходов казны от прибылей компаний и мировых цен можно лишь тогда, когда процесс добычи, транспортировки и переработки нефти внутри страны станет прозрачным.
Как этого достичь? Одним из средств достижения данной цели может стать создание внутренней нефтяной биржи, на которой компании будут обязаны продавать всю добываемую нефть.
Теперь о влиянии положения дел на мировом нефтяном рынке на внутрироссийскую инфляцию. Известно, что внутренние цены на нефть приблизительно в три раза меньше мировых. И такой разрыв вполне объясним. Компании, может быть, и рады вывозить всю добываемую ими нефть, но этому препятствует ряд факторов. Первый — экспортные квоты для каждой компании. Второе: Россия чисто технически не в состоянии экспортировать больше 120 млн. тонн нефти в год. Так что динамика внутренних розничных цен, как правило, зависит от инфляционных ожиданий и от маркетинговой политики самих нефтяных компаний.
В этом контексте нужно заметить, что платежеспособный спрос внутри страны крайне невысок. Поэтому объективных оснований для роста цен на бензин внутри страны я не вижу. Кроме того, нефтяным компаниям должно быть невыгодно повышать внутренние цены на бензин, потому что это приводит к росту налоговых платежей.
Если абстрагироваться от динамики цен на нефть, нужно сказать, что у российской нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей промышленности сейчас не самое лучшее положение. Наши месторождения становятся все беднее. Для разработки новых требуются очень значительные инвестиции. Все эти месторождения располагаются в районах Крайнего Севера. Затраты на добычу и транспортировку там больше, чем, например, в Каспийском регионе.
Кроме того, Россия контролирует от 7 до 10% мирового рынка нефти и нефтепродуктов, но наша нефть по качеству сильно уступает, например, арабской. И стоит на мировых рынках на $1—2 за баррель дешевле.
Так что рассчитывать на дальнейшее процветание за счет продажи нефти, думаю, недальновидно. Нужно исходить из снижения роли нефтяной промышленности в российской экономике и развивать другие отрасли, с более высокой добавленной стоимостью. Я имею в виду прежде всего высокотехнологичные отрасли: машиностроение, легкую промышленность и т.п.
Полгода назад уровень мировых цен на нефть вызывал у многих панические настроения. Эксперты вычисляли, до каких пределов они могут упасть и на каком уровне будут держаться. Самые пессимистические прогнозы сулили падение цен до $5 за баррель.
Причем предрекали, что на этом уровне цены будут держаться на протяжении следующих 15—20 лет. Мы все этому поверили. Под шумок нефтяные компании почти уже договорились об отмене экспортных пошлин.
Прошло полгода. Тенденции поменялись. Теперь все считают, какие сливки они будут снимать в следующие 15—20 лет. Но, думаю, к нынешним тенденциям нужно относиться с большой долей осторожности. Цены, скорее всего, расти дальше не будут.
В последнем повышении цен на нефть очень большая доля краткосрочных факторов. Прежде всего югославский кризис. С начала войны на Балканах цены на нефть повысились более чем на $2 за баррель. Влияние кризиса на подорожание нефти очень существенно. И даже не потому, что натовские самолеты стали потреблять больше горючего.
Дело в том, что югославский конфликт — это не только конфликт Клинтона и Милошевича. В него вовлечена Россия. Непонятна реакция на него арабских стран, которые являются основными поставщиками нефти. Все это дестабилизировало общую политическую и экономическую ситуацию. И послужило для многих сигналом к тому, чтобы срочно делать запасы. Ведь припасать что-нибудь на черный день — это не только российская традиция. Достаточно вспомнить, какие очереди стояли на бензоколонках в США во время кризиса 1973 года.
Конечно, в росте цен есть и долгосрочные факторы. Мировой экономический кризис близится к концу, что вызывает увеличение потребления энергоносителей и, естественно, приводит к некоторому повышению цен. Эти тенденции особенно явно прослеживаются в Юго-Восточной Азии и внушают некоторый оптимизм. Есть большая надежда, что мировые цены в ближайшие несколько лет удержатся на уровне $12—13 за баррель. То есть на нынешнем уровне. В принципе, такая ситуация вполне устраивает Россию. И гарантирует нашим нефтяным компаниям достаточно высокие доходы.
Но успокаиваться все-же не стоит, потому что сильное падение цен после урегулирования кризиса в Югославии вовсе не исключено. Поэтому нам нужно по максимуму использовать доходы от нынешней конъюнктуры и инвестировать средства в перспективные отрасли экономики. Не сумеем этого сделать — будем и в дальнейшем болезненно реагировать на каждый скачок цен на нефть на мировом рынке.

Динамика среднемесячных мировых цен на российскую нефть в 1999 году

МесяцЦена за баррель ($)
январь10,85
февраль9,44
март11,67
апрель14,27
май14,15

???????

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK