Наверх
14 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Трудное детство"

Жанр мюзикла в России приживается с трудом. До него не доросли ни авторы, ни исполнители, ни публика.   Стильно одетый молодой человек, о котором я слышала от многих подруг (они же — воздыхательницы его таланта), сидит передо мной. Александр Постоленко. Он стал популярным благодаря мюзиклам «Нотр-Дам де Пари» и «Ромео и Джульетта». «После того, как я стал играть в мюзиклах, был только на «Чикаго». И то потому, что там играла наша Настя Стоцкая. Ходили, когда делать было нечего. Я бы пошел на какую-то новую постановку, неожиданную. Специально на Mamma Mia! — нет, не буду выискивать возможность».

   «Грамотно делать этот бизнес мы не хотим и не умеем. Дело не только в российском менталитете, — уверенно говорит Павел Максимов, артист мюзиклов «Свадьба соек» и «Ромео и Джульетта». — У нас так: чем дешевле — тем лучше. До самого проекта доходит мало денег, большая часть оседает в кармане. Постоянно распиливается спонсорский кусок золота. Разумеется, откаты есть везде, но ведь мы говорим о творчестве!»

   «Вот многие до сих пор не поймут, почему поставили Mamma Mia!, ведь имеем печальный опыт We Will Rock You, — восклицает другой артист, пожелавший за свою честность остаться неизвестным, — мистер Х. — Песни группы Queen не менее популярны, чем ABBA. Но мюзикл закрылся, не просуществовав и полугода! Ссора продюсеров — легенда. Они не были успешны. Не были успешны для зрителя, но не для себя. Почему «реанимировали» АBBA? Потому что кто-то хочет заработать бабла!»

Зарабатывать или не зарабатывать?
   Российский рынок мюзиклов «держат» два кита. Stage Entertainment и Metro Entertainment. На счету первой компании «Кошки», «12 стульев», «Норд-Ост», теперь и Mamma Mia! Вторая компания может гордиться спектаклями «Метро», «Нотр-Дам де Пари», «Ромео и Джульетта». Первые подходят рационально и главным образом зарабатывают деньги, вторые эмоционально-зарабатывают зрителя. «Да, проблема в подходе продюсеров велика, — говорит Светлана Светикова, которой посчастливилось участвовать в обоих успешных по всем критериям мюзиклах — «Метро» и «Нотр-Дам де Пари». — К «Метро» продюсеры подходили не с финансовой точки зрения, а с ощущением творчества, невзирая на риск. Я знаю, что Катерина фон Гечмен-Вальдек хотела делать и постановку «Чикаго», они спорили с Филиппом, кто возьмется. Я уверена, если бы Катерина взялась за «Чикаго», это был бы вообще другой мюзикл. Но в итоге мы все увидели гастрольную-прегастрольную версию в Театре эстрады. А могли бы увидеть полноценное шоу! Лишняя скупость или невложение — и это не несколько тысяч, а баснословные суммы — сказываются на самом шоу!»

   Артистам не нравится, когда зарабатывают не они, а на них; продюсерам не нравится, когда в принципе зарабатывают не они. Совсем плохо, когда зрители не получают эстетического наслаждения, а теряются в догадках, сколько на все это ушло денег. «Я бы сказал, что мюзикл — это искусство, насколько искусством является музыкальный театр, и бизнес, насколько им является массовый дорогой кинематограф, скажем, голливудское кино», — резюмирует Дмитрий Богачев, генеральный директор Stage Entertainment. Это слишком идеальный вариант и, пожалуй, в него можно верить только когда ты и есть Дмитрий Богачев. Все артисты сходятся в одном: главный стимул создать что-либо (читай: спродюсировать) — это жажда наживы. Хотя начинается все с целей благих. «Люди с творческими потугами часто ездят за границу. После просмотра там мюзикла они возвращаются с единственной мыслью, что Москве нужен новый проект, «это надо показать людям!» Что, мол, я творческий человек, я должен это сделать! — рассказывает артист Павел Максимов. — Находятся люди, которые тоже загораются. А потом информация проходит сквозь людей, которые занимаются бизнесом, все преломляется в какую-то техническую структуру, от творчества не остается ничего. Только решение вопросов а-ля кому дать на лапу».

Сколько можем, столько делаем
   В Нью-Йорке одновременно выходит по 50—60 постановок в жанре мюзикла. В Москве емкость этой ниши оценивается в 15—25 спектаклей. Однако в агентстве InterMedia считают, что такие экспертные оценки серьезно завышены, чтобы создать благоприятный инвестиционный климат. Сейчас количество мюзиклов стабильно и не превышает 10 спектаклей одновременно. Успешными из них будут не более 2—3. Мюзикл в нашей стране в среднем «живет» 1,5—2 года (дольше этого срока продержались только «Ромео и Джульетта», «Волосы», «Губы», «Метро», «Скрипач на крыше» и, конечно, главные долгожители театра — «Юнона и Авось» и «Иисус Христос — Суперзвезда»).

   Обычный объем инвестиций в мюзикл составляет $2—4 млн. При средней цене на билеты в России в $30—40, для того чтобы стать успешным, мюзикл должен иметь ежедневный аншлаг (хотя бы 60% зала) или ездить по стране. Последнее часто невозможно по техническим причинам, да и перевоз декораций обходится в копеечку. Объем рынка мюзиклов в России, по данным InterMedia, на 2006 год можно оценить в $20 млн.

   Однако руководители крупнейших билетных компаний говорят о том, что в среднем наполняемость залов существенно ниже 60%. Таким образом, цифра в $20 млн. является максимальной для рынка, а реальный объем не превышает $15 млн. Во многом столь высокая оценка рынка вызвана более высокой средневзвешенной ценой на билеты (1045 рублей в мюзиклах против 400 рублей в театрах) и значительно бoльшим количеством мест в залах, где проходят мюзиклы (более 1000 мест и около 500 мест соответственно).

    «Мюзикл — это музыкальная актуализация классики», — сказала как-то критик и театровед Майя Туровская. Возможно, поэтому зритель все чаще предпочитает мюзикл классическим театральным постановкам, опере или балету. Хотя сравнение этих жанров считаю не совсем корректным. Сколько мы платим за удовольствие? Mamma Mia! по числу проданных билетов еще до начала показов — более 40 тыс. — превзошла все мюзиклы, которые ставились в Москве. Разумеется, благодаря грамотной повсеместной рекламе и бесспорной популярности песен ABBA. Средняя цена за билет на мюзикл составляет около 1600 рублей. Для сравнения: дороже обходится культурный отдых лишь любителям зрелищных шоу (около 2000 рублей) и концертов звезд (около 2500 рублей).

Подайте на искусство
   Некоторым особо удачливым отечественным продюсерам удается использовать возможности государственных театров, их финансовый и административный ресурс. В общем, чувствовать на себе «благословение» государства. Естественно, что в этом случае коммерческая рентабельность проекта для продюсера сильно возрастает. «Я считаю, что государство обязано оказывать содействие театральным постановкам независимо от формы собственности продюсерских компаний, ибо культура должна быть приоритетом государственной политики», — полагает Дмитрий Богачев. В мюзиклах «Нотр-Дам» и «Ромео и Джульетта», по признанию одного из продюсеров, 50% пришлось на долю государства и спонсоров. Когда же ставили «Метро», во многих СМИ фигурировала «проданная ради этого квартира». Интересно, единственной ли она была у баронессы?.. Вообще опыт наших независимых продюсеров демонстрирует, что рассчитывать в коммерческом отношении они могут только на себя. Или на своих хороших знакомых. Желательно, чтобы эти знакомые занимали ключевые посты в крупнейших компаниях.

   Когда ставится уже известный мюзикл, немалые деньги уходят на оплату труда западных специалистов. Перелеты, проживание в отелях, суточные, гонорары… Казалось бы, надо поднимать патриотический дух и ставить самобытные спектакли, а не калькировать уже готовый материал. Однако по статистике лишь 10% оригинальных постановок возвращают вложения, и лишь 1% приносит сверхприбыль.

   Многие продюсеры считают, что в России существует проблема кадров, причем «она очень велика». Учебного заведения, где выпускали бы профессиональных артистов мюзикла, в нашей стране нет.

   Артисты не согласны с «проблемой». Светлана Светикова возмущена: «Как это нет артистов?! В «Метро» были лучшие танцоры! А какие вокалисты! Когда в одной труппе четыре девочки могли исполнять ту арию, которую в Польше могла исполнять только одна девочка! А «Нотр»?.. Продюсер французской версии сказал, что если бы он создавал мировой состав, то забрал бы из России танцоров, Эсмеральду (Светлана Светикова. — «Профиль»), Фролло (Александр Маракулин) и Клопена (Сергей Ли)». Артисты зрят в корень: проблема в оплате труда. «Талантливых артистов много, — считает Александр Постоленко. — Часто они едут издалека, естественно, встает вопрос жилья. Пройти кастинг мюзикла и остаться — а на что жить? В мюзикле, к сожалению, не платят даже того, на что можно снять квартиру и спокойно существовать». Та же Мamma Мia! берет артиста на «постоянку» — работать как минимум 20—25 спектаклей в месяц. На заработанное разве что и хватит снять квартиру. «В Stage Entertainment актеры лично у меня ассоциируются с гастарбайтерами, — говорит мистер Х. — Оплата около 600 рублей за спектакль, которая умножается на коэффициент, зависящий от ролевой раскладки. Актер не закреплен за определенной ролью!» В Metro Entertainment определенная роль закрепляется за определенным артистом. По данным «Профиля», в «Метро» платили $50, в «Нотр-Даме» — $80, в «Ромео и Джульетте» максимальная оплата за спектакль была $100. Приглашенные звезды, конечно же, получают больше.

Сценический общепит
   Стремление продюсеров похвальное и понятное — деньги хочется не терять, а зарабатывать. За счет чего удается зарабатывать? «Нам нужен грамотный администратор для управления кастингом. Какие $1000?! $350 — не больше!» — как бы пародируя продюсеров, рассказывает артист Павел Максимов. — И ведь так во всем. Почему первоклассный ресторан не «обламывается» заказывать первоклассного повара за бешеные деньги? Потому что люди приходят поесть, и если пища им не понравится, больше не придут. У наших же постановок — менталитет общепита. Люди приходят пожрать. Больше им негде это сделать! Им все подают не как изысканное блюдо, а как гречневую кашу». Продюсеры различают маркетинговый и финансовый успех мюзикла. Когда постановка пользуется большой популярностью, но не окупается, речь идет о маркетинговом успехе и финансовом неуспехе. В этом случае довольны зрители и спонсор, но недовольны инвесторы. Когда же постановка окупается в течение 7—8 месяцев, но мюзикл закрывается из-за вялого зрительского интереса, то это финансовый успех и маркетинговый неуспех. Ну а когда постановка закрывается через 2—3 месяца из-за пустых залов — это провал. Пример первого — «Ромео и Джульетта», пример второго — Cats, провал — We Will Rock You.

   После закрытия «Ромео и Джульетты» ходили упорные слухи, что «Нотр-Дам» будет восстановлен. Но продюсеры снова перессорились, и в итоге второго вхождения в одну реку не произойдет. Зато в планы Stage Entertainment вместе с Really Useful Group входит постановка легендарного The Phantom of the Opera. Якобы из опросов следует, что это один из самых ожидаемых мюзиклов в Москве. Что же касается самобытных, то мы до них, видимо, еще не доросли. Отечественные композиторы и либреттисты должны научиться их писать, продюсеры — ставить, артисты — исполнять. Зрители же к этому времени должны созреть и платить за первоклассное зрелище так же, как платят за качественные продукты питания, автомобили или одежду.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK