Наверх
18 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ТУМАННАЯ ПОБЕДА ТОРИ"

Парламентские выборы в Великобритании завершились победой консерваторов. Однако о начале новой эпохи в истории говорить пока рано.    Перелистывать сегодня британ-ские газеты пятилетней давности — прелюбопытное занятие. Кажется, только ленивый не предрекал в середине нулевых, накануне тогдашних парламентских выборов, скорый и окончательный крах Консервативной партии. Сегодня дипломатично молчавшие тогда политологи очень любят припоминать цитаты своих коллег, яркими красками живописавших наступление новой эры. Те, в свою очередь, делают вид, что их просто неправильно поняли.
   
СПАСИБО БРАУНУ И КРИЗИСУ
   Победа консерваторов на состоявшихся в четверг в Великобритании всеобщих выборах заставила говорить уже о скором крахе лейборизма. По сути, лейбористы повторили путь тори: после долгого правления харизматичного лидера (у консерваторов это была Маргарет Тэтчер, у лейбористов — Тони Блэр) преемник (Джон Мейджор и Гордон Браун соответственно) так и не смог стать ему достойной заменой. Однако, как и пятилетней давности слухи о кончине консерваторов, сегодняшние предсказания падения лейборизма также могут оказаться преувеличенными. Более того, весьма туманными видятся сейчас перспективы именно победившей Консервативной партии.
   За успех на выборах консерваторы должны говорить спасибо не столько собственной программе или лидеру Дэвиду Камерону, сколько своим главным конкурентам — лейбористам и лично премьеру Гордону Брауну.
   Возглавивший партию и кабинет в 2007 году не благодаря поддержке англичан, а в результате джентльменских соглашений с Блэром Браун так и не смог достойно заменить своего предшественника.
   Прежде всего подвела гла-ву правительства экономика. Учитывая, что до того, как возглавить кабинет, Браун многие годы был канцлером Казначейства — министром финансов Великобритании, англичане небезосновательно упрекали его, что страна оказалась не готовой к мировому финансовому кризису. Сначала крах крупнейшего ипотечного банка Northern Rock, потом отмена минимальной ставки подоходного налога в 10% — все это больно ударило по рейтингу премьера, число доверяющих которому всего за год снизилось с 66% до 17%.
   Последней каплей стал конфуз, случившийся буквально за несколько дней до выборов, когда премьер уже после съемки, забыв выключить радиомикрофон, на всю страну назвал «узколобой» престарелую избирательницу, которая на предвыборной встрече задала ему слишком много неприятных вопросов.
   Сполна расплатился Браун и за «грехи отцов», а именно за неограниченную лояльность Тони Блэра к США. В результате нее Великобритания оказалась втянутой в иракскую войну, вызывающую возмущение у большинства жителей Туманного Альбиона.
   А тут еще и глобальный экономический кризис, который может поставить под угрозу само существование Евросоюза. Проблемы Греции заставляют руководителей европейских стран глубоко залезть в карман налогоплательщиков, и мно-гие британцы проникались особым сочувствием к лозунгам консерваторов, традиционно являющихся евроскептиками.
   Впрочем, всех перечисленных лейбористских проблем и проколов консерваторам все равно не хватило, чтобы получить абсолютное большинство в парламенте. И в этой связи особое значение приобретает позиция «третьей силы» — Либерально-демократической партии.
   
КОНЕЦ КЛЕГГОМАНИИ 

  Либерал-демократы, как и лейбористы, могут считаться неудачниками прошедших выборов. Все последние недели партии предрекали чуть ли не победу, но в итоге либералы получили чуть больше голосов, чем на прошлых выборах.
   О феномене Ника Клегга, лидера Либерально-де-мократической партии Великобритании, успели в последние предвыборные недели узнать во всем мире. Как емко отметил кто-то из комментаторов, мир охватила клеггомания.
   Клегга можно с полным основанием назвать детищем первых в истории страны теледебатов. Их организовали для того, чтобы оживить интерес к предвыборной борьбе, сильно уменьшившийся из-за растущего недоверия к традиционным политическим партиям. Дебаты принесли наибольшие дивиденды именно лидеру либерал-демократов. В пер-вом раунде он выиграл, заставив многоопытного Брауна, как заведенного, повторять: «Я согласен с мистером Клеггом». Во втором — всего лишь процент уступил Дэвиду Камерону. «Неслучайно, — отмечает старший научный сотрудник Института Европы РАН Андрей Куликов, — консерваторы, которые поначалу избегали критики либерал-демократов, в конце кампании направили против них чуть ли не все свои критические стрелы».
   В последние недели перед выборами Клегга успели назвать «британским Обамой»: из записных аутсайдеров он, казалось, прорвался в фавориты предвыборной гонки. Даже лозунги двух политиков были похожи. Обама обещал американцам «перемены, в которые мы поверим», а Клегг убеждал британцев, что они «могут все изменить».
   Впрочем, скорее, Клегга стоило бы сравнить с такими лидерами европейского протестного голосования недавнего прошлого, как Йорг Хайдер из Австрии или Жан-Мари Ле Пен из Франции. Конечно, разница их политических позиций очевидна: Ле Пен и Хайдер представляли крайне правый лагерь, а лидер либерал-демократов, наоборот, скорее, подходит под определение классического левого. Однако объединяет их то, что все они активно дистанцируются от политического истеблишмента своих стран, всячески демонстрируя свою невключенность в систему. Неслучайно одним из главных требований Клегга был вывод британских войск из Ирака и смена проамериканского вектора внешней политики — лозунг, который не мог не найти поддержки в сердцах многих англичан. Впрочем, популярность этих пунктов программы Клегга, по-видимому, была с лихвой «компенсирована» резким отторжением другого — активной интеграции в Евросоюз.
   
ПОДВЕШЕННЫЙ ПАРЛАМЕНТ 
  Для абсолютного большинства в парламенте тори необходимо набрать 326 мест, и если этого не произойдет, в Британии будет так называемый подвешенный парламент. А в условиях подвешенного парламента, когда ни одна из политических сил не имеет большинства мест, не исключено, что лейбористы и либерал-демократы попытаются сформировать коалицию. Это было бы тяжелым ударом для консерваторов.
   Впрочем, такой исход предвыборной борьбы пока кажется не слишком вероятным. По-видимому, правительство все-таки сформируют консерваторы, о чем в ночь после выборов заявил Ник Клегг. К большому разочарованию в столицах стран Евросоюза.
{PAGE}
   «За Дэвидом Камероном, — отмечает Андрей Куликов, — закрепилась репутация политика, который в своем евроскептицизме готов солидаризироваться даже с континентальными правыми радикалами. Неслучайно приезжавшая незадолго до выборов в Великобританию Ангела Меркель даже встречаться с ним не стала, предпочтя компанию Гордона Брауна». Сегодня, когда Евросоюз переживает один из тяжелейших кризисов в своей истории — беспорядки в Греции, крайне тяжелая экономическая ситуация в Испании и Португалии, — самоизоляция Великобритании не может не усугубить ситуацию.
   Зато Россия, по общему мнению большинства аналитиков, от смены власти в Великобритании только выиграет. За годы правления лейбористов отношения между нашими странами пережили не один серьезный кризис, что дало основания некоторым экспертам говорить даже о своеобразной холодной войне между государствами. Достаточно вспомнить историю с предоставлением политического убежища Борису Березовскому и Ахмеду Закаеву, таинственную смерть Александра Литвиненко, неоднократные шпионские скандалы, нападки на Британский совет в России, чтобы понять, что портиться отношениям, в общем-то, дальше некуда. Глава комитета Госдумы по международным делам Константин Косачев и вовсе называет 13 лет правления лейбористов «потерянными годами в российско-британских отношениях» и предрекает, что «смена власти в Великобритании могла бы означать некий новый этап в наших отношениях». «Консерваторы для нас значительно более предсказуемы», — считает он. О появляющемся «шансе как-то разморозить отношения между нашими странами в политической сфере» говорит и замдиректора Института Европы РАН, руководитель Центра британских исследований Алексей Громыко.
   Однако, по мнению Андрея Куликова, не все так просто. Нельзя сбрасывать со счетов тот факт, что за Камероном стоит Консервативная партия, часто ратовавшая за жесткую линию в отношениях с Россией. И совершенно не факт, что нынешний лидер захочет и сможет сломать эту традицию.
   Как бы то ни было, забот в случае назначения премьером у Камерона будет предостаточно. Если он возглавит правительство меньшинства, то большие проблемы ему гарантированы. Для консерваторов формирование подобного рода кабинета станет дебютом, а вот лейбористы уже несколько раз руководили таким правительством, и каждый такой срок давался им потом и кровью. С почти неизменным результатом: на следующих выборах их противники одерживали победу. Ведь избиратели, даже продвинутые британские, не склонны разбираться в тонкостях властного механизма, и в своих проблемах автоматически винят тех, кто у власти. Так что не исключено, что нынешняя победа тори — лишь пролог к их будущим поражениям.
   

   ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ПАРЛАМЕНТСКИХ ВЫБОРОВ В ВЕЛИКОБРИТАНИИ*
   Либерально-демократическая партия 57 мест
   Лейбористская партия 257 мест
   Консервативная партия 304 места
   *На 18:00 по московскому времени 7 мая (не распределенными остались 4 мандата).

   

   ПОМОЛИСЬ — И НА ВЫБОРЫ!
   Теледебаты были далеко не самым оригинальным способом привлечь британцев на избирательные участки. Так, англиканская церковь выпустила специальный сборник молитв для избирателей. Верующим следовало просить Господа дать веру в то, что от их голоса многое зависит, а также помочь выбрать партию, которая приведет страну к процветанию.

   

   КТО ЕЩЕ УЧАСТВОВАЛ В ВЫБОРАХ?
   Шотландская национальная партия — левоцентристская партия, основанная в 1934 году. Выступает за предоставление Шотландии государственного суверенитета. В будущем независимая Шотландия должна стать полноправным членом ЕС.
   Партия Уэльса («Плейд Кимру») — валлийская социалистическая партия, основанная в 1925 году. Многие десятилетия требовала независимости Уэльса, однако в последние годы в программе партии появилось более нейтральное слово «самоуправление». Главное требование партии сегодня — расширение полномочий валлийского парламента.
   Демократическая юнионистская партия — североирландская политическая партия, основанная в 1971 году. Выступает за сохранение Северной Ирландии в составе Великобритании.
   Шинн Фейн (от ирл. — «Мы сами») — североирландская политическая сила, выступающая за создание единой Ирландии. Исторически связана с Ирландской республиканской армией, однако отрицает сохранение этих связей до сих пор. Тем не менее британское правительство держит партию под подозрением.
   Британская национальная партия — ультраправая партия, основанная в 1982 году. Поначалу выступала с откровенно расистских позиций, однако, в последнее время постаралась несколько выправить свой имидж, ограничиваясь требованиями ужесточения миграционных правил. Кроме того, резко выступает против ислама. В экономике предлагает придерживаться политики протекционизма.
   Партия независимости Соединенного Королевства (UKIP) — популистская политическая партия, основанная в 1993 году. Отрицая этнический национализм, выступает за упрочение британской идентичности на основе традиционных англосаксонских ценностей: демократия, честность и свобода. UKIP ратует за выход из Европейского союза и активизацию в стране прямой демократии в виде референдумов и плебисцитов.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK