Наверх
15 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Тяжелая рука правосудия"

Обвинение фирмы, а не конкретных лиц противоречит здравому смыслу.Обвинение, предъявленное фирме Arthur Andersen, едва тянет на восемь страниц. Если коротко, то в тоненьком документе говорится, что аудиторская фирма нарушила закон, уничтожив 8 тонн документов, имеющих отношение к аудиторской проверке Enron Corp. Подробностей мало, не называются имена отдельных ответчиков, и со стороны совершенно не видно признаков того, что выдвижению обвинения предшествовали многодневные бесплодные переговоры между адвокатами Andersen и прокуратурой. С надеждой на положительный результат переговоров умерла надежда на положительный исход для Andersen.
Такое проявление прокурорской решительности лишь подхлестнуло исход клиентов и сотрудников компании. Это абсолютно неверный шаг, сколь бы сильно Andersen ни была замешана в крахе Enron. Обвинение сводит на нет усилия бывшего главы Федеральной резервной системы Пола Волкера (Paul A. Volcker) по превращению фирмы в образцовую бухгалтерско-аудиторскую компанию. Десятки тысяч служащих Andersen, не имеющих отношения к Enron, будут вынуждены искать новую работу. А от компании в лучшем случае останется лишь тень прежней фирмы, сил у которой никак не хватит на удовлетворение даже части многомиллиардных исков со стороны пострадавших акционеров и бывших работников Enron.
Для общества было бы гораздо полезнее, если бы прокуратура не покончила с реформами Волкера и занялась бы отдельными персонажами, а не целой фирмой. Кроме того, это губит все шансы на урегулирование с КЦББ, в результате которого Andersen отделалась бы выплатой немалых штрафов. Победили ребята из Министерства юстиции, а не реформаторы из Комиссии. Это очень плохо.
Было бы куда лучше, если бы правосудие сделало своей мишенью отдельных нарушителей закона, а не всю фирму. Это дало бы возможность Andersen заключить соглашение с КЦББ и позволило бы продолжать осуществление планов Волкера. Волкер видел реформированную Andersen в роли эталона. Он надеялся разделить аудит и консалтинг, устранив давно назревавшие вопиющие конфликты. И хотел запретить фирмам осуществлять для своих клиентов внутренний аудит и налоговый консалтинг. Раз конец Andersen — дело решенное, никто не помешает фирмам-конкурентам заняться этой практикой.
Это только начало неприятностей. Из 85 000 служащих Andersen только горстка имела дело с Enron. И хотя еще можно начать судебное преследование конкретных людей, Минюст предпочел обрушиться на всю фирму в целом, очернив всех работников Andersen скопом и заставив их искать новую работу.
Кроме того, есть еще 2300 клиентов, в число которых входят примерно 17% всех публичных компаний США. Теперь они в пожарном порядке ищут новых аудиторов и посвящают их в особенности своего бизнеса. Но смена аудитора зачастую процесс крайне сложный, потому что бухгалтерские фирмы, как и прочие компании, оказывающие профессиональные услуги, не могут работать одновременно с открыто конкурирующими фирмами. Кроме того, все участники «большой пятерки» сильны в конкретных сферах. А приобретение знаний в таких областях, как товарное производство (основная специализация Andersen), потребует больших затрат времени и средств.
Вероятно, хуже всего придется акционерам и бывшим служащим Enron, которые видели в Andersen единственного богатого ответчика после банкротства Enron. Их переговоры о получении с Andersen $750 млн., весьма вероятно, привели бы к определенным выплатам пострадавшим сторонам. Даже при продаже фирмы, как считают эксперты-юристы, им досталась бы некоторая компенсация, вероятно, путем секвестирования части прибылей, полученных партнерами Andersen.
Отсюда еще один большой просчет в маневре американской Фемиды. Переговоры о выплатах пострадавшим и о продаже компании могли бы продолжиться, если бы не обвинение. За исключением переговоров KPMG о приобретении заграничных филиалов Andersen переговоры о продаже отделений компании конкурентам из «большой пятерки» свернулись за день до выдвижения обвинения. Теперь, если Andersen объявит себя банкротом на фоне массового исхода клиентов, истцам мало что достанется (если достанется вообще), кроме участия в запутанном и сложном судебном процессе.
Разумеется, у Минюста есть тысячи причин для того, чтобы ополчиться на Andersen. Только в июне прошлого года фирма согласилась выплатить $7 млн. штрафа и $220 млн. — по коллективным искам за некачественный аудит для Waste Management Inc. Andersen не признала своей вины, но согласилась с судебным определением, пообещав строже придерживаться буквы закона. Эпизод с уничтожением документов Enron говорит о том, что обещание выполнено не было.
Имелись проблемы и раньше. Andersen не сумела выявить в Sunbeam Corp. никаких бухгалтерских трюков, якобы применявшихся для раздувания прибылей. По иску пострадавших акционеров фирма выплатила $110 млн. И совсем уж недавно, 1 марта, Andersen согласилась выплатить $217 млн. для урегулирования проблем, вызванных неудачей другого клиента — Baptist Foundation of Arizona. «Arthur Andersen стала восприниматься правоохранительными органами как насмешка над законом», — считает Джозеф диДженова (Joseph E. diGenova), бывший американский юрист.
Главная задача Министерства юстиции состоит в судебном преследовании правонарушителей в назидание другим. Если крупным компаниям все будет сходить с рук на том основании, что их преследование приведет к масштабным политическим и экономическим последствиям, у них возникнет ощущение безнаказанности. «Министерство юстиции всерьез взялось за дело устрашения», — говорит профессор Columbia Law School Джон Коффи-мл. (John C. Coffee Jr.).
Те, кто против слишком тяжелой руки правосудия, правы, когда утверждают, что КЦББ обычно удается призвать нарушителей к порядку. Комиссия занимается конкретными лицами, и ее меры включают запрет на работу с ценными бумагами или другие лицензированные виды деятельности. А все замешанные в деле фирмы в это время должны пересмотреть свое поведение. «Почему Минюст видит здесь повод для судебного преследования, а не вопрос общественной политики? — спрашивает бывший глава Комиссии Дэвид Рудер (David S. Ruder), ныне преподающий юриспруденцию в Northwestern University. — Единственное, что я могу предположить, — что дело здесь в прокурорской гордыне».
И в самом деле, прокуратура, похоже, хотела «прижать» фирму любой ценой. Она не позволила Andersen оспорить дело перед предъявившим обвинение большим жюри в Хьюстоне, что является обычной в таких случаях практикой. Вскоре начнется процесс, хотя победа Министерства юстиции далеко не гарантирована. Но если оно победит, то давайте не забывать, какой ценой будет завоевана эта победа: тысячи оставшихся без работы людей, потеря финансовых ресурсов пострадавшими и загубленная возможность реальной реформы.

Джозеф Уэбер (Joseph Weber) с Эндрю Парком (Andrew Park) в Хьюстоне и Керри Кэпелл (Kerry Capell) в Лондоне. — Business Week.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK