Наверх
16 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "У народа есть просьба к начальникам"

Владимир Путин, кажется, нашел способ, с помощью которого он сможет, покинув пост президента, остаться лидером в российском государстве, не меняя при этом Конституции. Однако его проект небезопасен: он может обострить напряженность в отношениях между кремлевскими кланами.Съезд прокремлевской партии «Единая Россия» еще даже не завершился, в 500-летнем здании Гостиного Двора близ Красной площади еще не убрали зал заседаний, а в джунглях американской прессы листва уже возмущенно зашуршала.

Газета New York Times сообщила, что «игра Путина цинична», и негодовала по поводу «очевидной политической манипуляции», эффект от которой может оказаться обратным задуманному и доставить России много неприятностей. Кремлевский босс, писала Herald Sun, «ведет себя как царь или советский диктатор».

Отвечающая за внешнюю политику обычно сдержанная Кондолиза Райс позволила газетам цитировать свои слова о том, что концентрация власти в Москве «вызывает тревогу». Ее пресс-атташе Том Кейси прибавил к этому предостережение, что Америка теперь будет «особенно внимательно следить, как пойдет политический процесс и будут происходить выборы».

Кейси имел в виду выборы в парламент России, которые намечены на 2 декабря и в которых могут участвовать 105 млн россиян. Эти выборы должны указать, по какому пути пойдет дальнейшая политическая карьера Владимира Владимировича Путина.

В позапрошлый понедельник уверенный в себе российский президент провел еще одну неожиданную комбинацию, предложив себя на съезде своей же «карманной» партии в качестве кандидата на пост премьер-министра. Он сказал, что «благодарен» за предложение делегатов возглавить список «Единой России». Ответом стали продолжавшиеся несколько минут аплодисменты.

Парадокс в том, что за два месяца до выборов результаты их практически известны. Наблюдатели едины во мнении, что искусственно созданная пропутинская партия после выступления президента получит по меньшей мере две трети мест в Думе. Президент получит мандат за номером один, а позднее, вероятно, и пост премьера. «Это вполне реалистичное предложение», — согласился Путин.

Вероятно, это ход, который даст возможность самому влиятельному из россиян после того, как весной будущего года он должен будет покинуть президентский пост, остаться собственным преемником. Ход, который позволит ему остаться при власти, не меняя ни единой запятой в Конституции, поскольку должность главы правительства, бывшая при самом Путине технической, теперь может стать главным постом в государстве.

Удивительными могут показаться лишь время и форма сделанного общественности предложения. Ибо сам «вариант премьерства» давно уже был очевидным. В течение месяцев его обсуждали всякий раз, когда речь заходила о том, каким образом система Путина может сохранить себя и после мая 2008 года.

Американцы об этом варианте тоже знали. Их почти неприкрытая угроза разоблачить российские выборы как фальсификацию звучит столь же беспомощно, как и мимолетная вспышка возмущения в Вашингтоне. В стране, где 66% граждан хотят, чтобы Путин и далее «играл активную политическую роль», — а среди женщин и сельских жителей этот процент еще выше — нет никакой необходимости вбрасывать дополнительные бюллетени в избирательные урны. «Людям нравятся его идеи», — объясняет Владимир Якунин, входящий в ближайшее окружение Путина, устойчивую популярность своего кремлевского начальника.

В Гостином Дворе ивановская текстильщица Елена Лакшина обратилась с просьбой к «такому многочисленному начальству» придумать, как сделать, чтобы Путин остался у власти. Конечно, на этом обращении чувствуется явная печать режиссуры. Но, в отличие от партийных инсценировок брежневского времени, призыв ткачихи Лакшиной не был тупо заучен. Вероятно, он шел от сердца и был искренен.

Америку выводит из себя, скорее, манера, метод, которым властелин Московского Кремля придает законченность виртуальной форме своей демократии, не предоставляя повода для действительно резких нападок. А еще Америке очень не нравится, что Россия возвращается на международную арену, хотя еще недавно она и полноценным партнером не считалась. А теперь России стало безразлично, нравится ли она американцам и правительству Буша, — и так во всех вопросах мировой политики: и по Косово, и по Ирану, и по Ближнему Востоку или ракетному вооружению. Россия постоянно пытается возражать.

Под огромными транспарантами с надписью «План Путина — победа России» президент обнадежил участников съезда «Единой России» в Гостином Дворе относительно дальнейшего подъема страны, в том числе и в вопросах военной мощи: та модернизация, которая уже начата, «лишь первый шаг к возрождению наших Вооруженных сил», — объявил с трибуны президент.

Американцам становится все яснее: если Путин останется главной политической фигурой, то Россия в ближайшие годы останется неудобным соперником, который будет стараться пересмотреть внешнеполитические реальности в свою пользу. Как бы в подтверждение этого государственный концерн «Газпром» вновь пригрозил Украине, что в случае неуплаты долга за газ в размере $1,3 млрд вновь будет уменьшен объем поставок голубого топлива. Произошло это два дня спустя после того, как на парламентских выборах в Киеве победила прозападная «оранжевая» коалиция.

Потому взволнованная реакция Вашингтона была понята Россией как подтверждение правильности ее курса и признание ее силы. Даже то, что преемника Путина назначают в кремлевском закулисье, никого из россиян по-настоящему не раздражает. Кремль должен и впредь оставаться «загадочным и непонятным», потребовал недавно один московский журнал, поскольку только так он сможет «достойно представлять российские интересы в отношениях с Западом».

Выдвижение кандидатуры Путина единоличным лидером «Единой России», даже членом которой он не является, его возможное назначение на пост премьера придаст дополнительные силы правительству, партиям и парламенту, торжествует Валентина Матвиенко, губернатор Санкт-Петербурга, одна из соратниц Путина. А Гарри Каспаров, бывший чемпион мира по шахматам и безнадежный кандидат в президенты от леволиберального оппозиционного объединения «Другая Россия», считает, что страна скатывается к «слегка разбавленной однопартийной диктатуре».

Дара провидца для таких предсказаний не требуется. Выборы в парламент, как заявил один из руководителей прокремлевской партии, теперь превращаются в «референдум» о Путине. По логике Кремль всеми силами должен стараться превзойти результат президентских выборов, состоявшихся в марте 2004 года: тогда Путин получил 71,3% голосов. Последствием этого, вероятно, окажется, что псевдолевая оппозиционная партия «Справедливая Россия», тоже созданная Кремлем, лишь с трудом преодолеет 7-процентный барьер, позволяющий попасть в Думу. А остальные мандаты достанутся в лучшем случае коммунистам и правым популистам Владимира Жириновского.

Можно ли, однако, считать замысел Путина назначить после своего ухода из Кремля наместника, а через некоторое время вернуться на пост президента лишенным какого бы то ни было риска?

Кто хотел слышать и видеть, мог заметить и на съезде прокремлевской партии проявления недовольства. Функционеры «Единой России» ничтоже сумняшеся вычеркнули из списка кандидатов Сергея Богданчикова, главу государственного нефтяного концерна «Роснефть» — крупнейшего производителя нефти в России. А ведь это один из любимцев Путина.

Данный эпизод отражает скрытую борьбу враждующих группировок в Кремле и проливает свет на внутреннее состояние России: вопрос о власти решается не на выборах, а в ходе жестокой борьбы кланов. Их лидеры не фигурируют в качестве кандидатов на выборах, но, будучи в непосредственной близости от Путина, они чувствуют себя настоящими хозяевами страны.

Богданчиков — соратник Игоря Сечина, председателя наблюдательного совета «Роснефти» и заместителя главы администрации президента. Выходец из спецслужб, бывший подчиненным Путина еще в петербургскую эпоху, он считается в Кремле одним из главных закулисных игроков.

Известна его попытка превратить своего зятя, тогдашнего генерального прокурора, в политического тяжеловеса. Увидев это, Путин сместил генпрокурора с должности. В другой раз на должность советника в «Роснефти» был назначен 25-летний сын одного из высших чинов российских спецслужб. Такие интриги — угроза для стабильности путинской системы. Это видно уже по тому, что против клана Сечина мобилизовано трио весьма влиятельных генералов из спецслужб: Виктор Черкесов, некогда заместитель Путина в ФСБ, а ныне руководитель службы по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, Юрий Чайка, генеральный прокурор, и начальник охраны Путина Виктор Золотов. Вражда двух фракций спецслужбистов, соперничающих за доходные места, создает проблемы для Путина. Поскольку борьбу против коррупции, которую президент в своей речи на съезде назвал «одной из существенных социальных и политических проблем» России, сторонники кланов понимают на свой манер: коррупционерами всегда оказываются другие.

Поединок ведется в жесткой манере. В тот день, когда съезд «Единой России» назначил Путина своим главным кандидатом, офицеры ФСБ взяли под стражу в Москве генерала службы, возглавляемой Черкесовым. Якобы в связи со злоупотреблением служебным положением. Арестованный занимался как раз коррупцией среди сотрудников ФСБ. Примирения кланов ожидать не приходится, хотя Путин часто старается сбалансировать их интересы. Один из кремлевских советников по этому поводу сказал, что «может быть, нас ожидает ночь длинных ножей».

Путин видит угрозы, исходящие из рядов его собственных сторонников. Он предупреждал делегатов партийного съезда, что упрощенная процедура преследования коррупционных преступлений легко может «привести к произволу — а это означает усиление коррупции».

Готовность Путина возглавить правительство может еще более увеличить напряженность в аппарате власти. Хотя кремлевский лидер может полностью полагаться на назначенного месяц назад премьером своего верного оруженосца Виктора Зубкова. Их связывает инсайдерская информация об экономических сделках, санкционированных Путиным в начале 90-х, когда он был вице-бургомистром Санкт-Петербурга.

Вполне возможно, что Зубков примет путинский план исполнять в Кремле роль некоего федерального президента, который реальную власть передаст в руки премьера Путина.

Однако влиятельный аппарат президентской администрации с потерей власти не смирится. Придворные смогут убедить президента Зубкова в соблазнительности ст. 83 российской Конституции, дающей главе государства право увольнять правительство вместе с премьером.

Если Путину, мастеру неожиданных комбинаций, удастся добиться нового президентского срока, стране действительно угрожает самодержавие. Это начинает пугать даже близких к Кремлю комментаторов. «Опасность нового крупного застоя сегодня в России велика как никогда», — писал обозреватель Михаил Ростовский в «Московском комсомольце», напоминая о 18 годах государственного паралича, когда тяжелобольной генеральный секретарь Леонид Брежнев управлял советской империей. «Стране необходим «прозрачный механизм смены власти», — подчеркивает Ростовский.

Подразумевается, что и Путин, недавно отпраздновавший свое 55-летие, может состариться на троне.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK