Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Учебник, пиво, три ствола"

 Архангельский Александр: На прошлой неделе в прокат вышел отличный фильм Дмитрия Месхиева «Свои». И наложился на фон современности. Смерть Арафата, безволие карачаево-черкесской власти… Казалось бы, при чем тут Палестина, при чем Карачаево-Черкесия? Фильм — про войну, про белорусских полицаев, главного из которых, разумеется, играет украинец, кому ж еще; фильм — про своих и чужих. Но тема своих и чужих, предателей и спасителей как раз и стала ключевой темой недели.

Арафат был легендарным террористом в законе. Поэтому обладал моральным правом время от времени предавать родненьких палестинцев ради движения истории вперед; теперь предавать их больше некому, поэтому история пойдет вспять, Ближний Восток взорвется. Как Карачаево-Черкесия.

Александр Архангельский: Опять вы со своим всемирным охватом. Что он Палестине, что ему Палестина, а он рыдает… Утешьтесь: господину Каддуми аккуратно, хоть и не сразу, создадут полумистический ореол, и он позволит себе роскошь смягчить переговорную позицию: ведь мы непреклонны ровно настолько, насколько слабы наши политические позиции. А в КЧР ситуацию как-нибудь Козак разрулит, и мы тут вообще ни при чем. «Без меня большевики обойдутся». По мне, так замечательное месхиевское кино связано совсем с другими проблемами. В прямом смысле слова — своими. С теми же национально-историческими. Фильм «Свои» разрушает стандартные оценки военного прошлого; кто враг, кто друг, кто родину любит, кто ненавидит — все тонко, неоднозначно. Как в истории и бывает. А меж тем жизнь, окружающая нас, все очевиднее стремится к однозначности. И к этой однозначности все жестче подводят учебный процесс. Предыдущий министр образования тов. Филиппов старательно вел к тому, чтобы школьных учебников по истории осталось всего три варианта…

Архангельский Александр: Жесткий, средний и мягкий?

Александр Архангельский: Мягкий, очень мягкий и размягченный. Идеологические версии исторического процесса должны поддаваться подсчету и, соответственно, контролю. Как при советской власти. Тов. Филиппова подвинули, но дело его живет. Академия наук на прошлой неделе объявила, что к 2010 году право на легальное существование с грифом «рекомендовано» получат лишь учебники, изготовленные в недрах РАН и РАО (академия образования, если кто не в курсе). Сакральное число «3» вновь восстало из бюрократического пепла…

Архангельский Александр: И вы хотите сказать, что этот третьестепенный сюжет важнее всемирно-исторических событий в Палестине и просто исторических — в Карачаево-Черкесии? Совесть у вас есть, коллега?

Александр Архангельский: У меня — есть. А насчет господ контролеров сомневаюсь. Во-первых, об Арафате через год забудут, а неконкурентное сознание, которым сознательно заражают следующее поколение школьников, останется. Вместе с тотальным неумением самостоятельно мыслить. Между тем как жить и действовать этому поколению — в обстоятельствах открытой экономики. Во-вторых, четкое сужение учебного конкурентного поля — всего лишь звено в глобальной цепи упрощения и примитивизации публичного пространства. В бизнесе — сплошной «Газпром» и «Роснефть» минус ЮКОС. В политике — сплошная партия власти минус правые и «яблочные» социал-демократы. В медиа — сплошное государство минус частные каналы. И это нас касается куда реальнее, чем так волнующий вас мировой контекст. Своя рубашка ближе к телу.

Архангельский Александр: До чего ж вы, интеллигенты, чувствительны к абстракциям. Да не учебники формируют у подростка конкурентное сознание, а жизнь. Борьба во дворе за лидерство, за самую красивую девочку в классе. Девочек грифовать пока не собираются или я ошибаюсь? Что до трех комплектов, то причины тут чисто экономические, идеи побоку. Рынок учебников — примерно 20 млн. экземпляров в год. Если разрешено десять комплектов, это одна история, если три — совсем другая. Кто получит гриф, он же фактический госзаказ, тот и будет кататься как сыр в масле. И кто крышует, от имени министерства ли, академии ли, тоже в обиде не останется. Это как с ограничениями на водку и пиво. Сначала пивники ласково продавили думаков, и те запретили рекламу крепких напитков. Потом водочники отомстили, и пиво теперь можно рекламировать лишь после 22.00. Сейчас вот Совет Федерации отложил запуск очередного антипивного законодательства, можно пока еще пивка на улице попить… Все проще и примитивней.

Александр Архангельский: Насчет примитивитета — согласен! Будут наши дрессированные дети заливать пустые мозги пивом и постепенно смещаться на культурно-историческую обочину, вытесняться из мира, где без подвижного и развитого сознания делать нечего. Только и останется, что телевизор смотреть.

Архангельский Александр: Ха-ха, коллега, только после 22 часов. Когда можно показывать сцены любви, стрельбы, насилия, они же эпизоды любого внятного кино, от «Войны и мира» до «Гладиатора». Слышали, что на прошлой неделе приняты соответствующие поправки к закону о СМИ?

Александр Архангельский: Кстати, Месхиева по этому закону до позднего вечера тоже нельзя будет показать. А вам, с вашим экономическим детерминизмом, не кажется, что эта поправка лишь подтягивает рейтинговые показы к позднему пивному времени и ничего более? Идеология не делается на деньгах, тут вы заблуждаетесь, но деньги на идеологии делаются серьезные. И от идейного контроля до передела рынка рекламы рукой подать.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK