Наверх
8 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "«Училка»-шоу"

На прошедшем в Челябинске конкурсе «Учитель года-2006» из 53 участников в «пятнашку» лучших вошли тринадцать гуманитариев и лишь два учителя естественных наук. В пятерку лучших физики-химики-математики и биологи не попали вообще. Четыре учителя русского языка и один историк — сухой остаток конкурса.   На 16-м году жизни конкурс «Учитель года России» стал, как теперь модно выражаться, самостоятельным национальным проектом. Сюда стремятся журналисты, здесь хотят засветиться видные политики и бизнесмены. В конце концов, и сами учителя рвутся попасть на конкурс что есть сил. И если в прошлом году в Калининграде «Учитель года-2005» казался неким междусобойчиком, то в Челябинске он стал настоящим всенародным праздником. Город украшали праздничные растяжки с пеликаном — символом учительства, по радио и ТВ шли репортажи с конкурса, а на местном Арбате по радио постоянно звучали объявления об успехах и продвижении учителей-претендентов.

Пригвоздили
   Смотреть на баталии, мастер-классы и просто лекции наших учителей — отдельное удовольствие. Диапазон знаний конкурсантов потрясает. От минусовых показателей до хорошего уровня кандидата наук. Но главное — наших учителей трудно свернуть с проторенного пути убеждений. Конкурс в Челябинске лишний раз доказал: наши учителя — самые несгибаемые в мире.

   Например, преподавательница из Ярославля с православным уклоном в рассуждениях о первоначальном накоплении капитала отрезала: «Любой богатый человек в нашей стране разбогател незаконно! И отношение к нему должно быть соответственное. Даже если он помогает школам!» Присутствовавшие в зале местные и московские бизнесмены (спонсоры проекта, между прочим) поежились от такой пролетарской дерзости, а некоторые даже торопливо покинули зал, понимая, что по логике вещей следующим будет лозунг «Грабь награбленное!»

   А вот еще один перл претендента на звание лучшего учителя страны.

   Идет учительский ринг. Обсуждается вопрос: «Преподавать/не преподавать православие в общеобразовательных школах?» «Этого делать никак нельзя! — горячится учительница из Кирова. — Ведь православие довело Россию до Октябрьской революции!»

   Такая вот, как говорится, история. Печально то, что на лицах соучастников выступления не было ни тени удивления.

   «Боже мой! Каким языком говорят наши учителя!» — заламывал руки в перерыве один из рафинированно-столичных членов жюри. «Спокойно, коллега! Учителя говорят на языке народа!» — успокоил его другой. И они, поддерживая друг друга, буквально с выпученными глазами пошли пить кофе.

А судьи хто?
   Жюри конкурса традиционно состоит из одних учителей — сановитых, известных, признанных в столицах и своих регионах. 40% жюри — постоянные его «жители».

   Хорошо ли это? Не устали ли одни и те же педагоги из года в год оценивать своих коллег? Глаз не замылился? «Я согласен с тем, что пора применить другой принцип формирования жюри», — говорит исполнительный директор Фонда поддержки российского учительства Сергей Сафронов.

   И хорошо, что организаторы пришли-таки к этой идее. Почему бы, к примеру, не ввести в жюри журналистов, бизнесменов, студентов педагогических вузов? Может, тогда жюри было бы погибче и, не побоюсь этого слова, пообъективнее? Ведь кем бы мы ни были по профессии, по жизни все мы — родители. Поэтому, согласитесь, имеем право оценивать педагогов. Тогда, к примеру, подражая председателю жюри, ректору МГУ Садовничему (который каждый раз приглашает к себе на работу лучшего учителя года и каждый раз к нему никто не едет), предприниматель, член жюри, тоже может пригласить понравившегося учителя к себе «на Колыму». Только в отличие от Садовничего этот предприниматель купит учителю квартиру и положит хороший оклад. Тут и сказочке конец. И все в шоколаде.

Такая вот неуходячка…
   Пока цивильный Челябинск смотрел и слушал учительские баталии, желающих журналистов повезли осматривать сельские школы. (Такие, которые хочет позакрывать министр образования Андрей Александрович Фурсенко). Желающих оказалось немного. Трое.

   Часа через два пути мы оказались в одной из деревень Увельского района Челябинской области. В школе учатся с 1-го по 4-й класс семеро ребятишек. Если честно, то они тут не учатся. Они тут живут. Их учительница, Ольга Николаевна, обитает тут же, в пристроечке. Перед школой — маленький палисадник (свеколку-морковку консервируют, чтобы зимой делать салаты). За школой — сараюшка с буквами М и Ж.

   Показывая учебные пособия 70-х годов и пустое место в классе, где должен стоять компьютер, худенькая Ольга Николаевна все время как бы извиняется: «…конечно, вас, москвичей, ничем не удивишь», «…вам из столицы виднее». Зря вы так, Ольга Николаевна! В Москве учителей, для которых школа — как для вас — второй дом, по пальцам пересчитать. Даже не второй дом, а основной. Зачем так себя недооценивать?

   Подъехали мы к школе рано. На заборе, как два воробья, — парочка мальчишек лет по семи.

   — А вы чего так рано пришли? — спросила строго сторожиха (она же повариха, она же техничка).

   — Завтрак пропустить боимся! — отрапортовали пацаны.

   Тетка угрожающе махнула веником. Пацанов сдуло ветром.

   — Вы уж извините. У них еды дома нет. В школе они кормятся, — заступилась за своих учеников Ольга Николаевна.

   — Такая вот неуходячка! — поддержала ее сторожиха.

   Подумав, что не все сказала, бабка добавила:

    — Мы свою школу закрыть не дадим! Вся наша жизнь вокруг нее вертится. Село без школы — что церква без креста! Так своему министеру и передайте!

   Россия. XXI век на дворе.

В сухом остатке
   Итак, в финал конкурса вышли пять гуманитариев.

   Вот что сказал по этому поводу Александр Геннадьевич Сайбединов — директор Губернаторского Светлинского лицея Томской области, президент Ассоциации лучших школ: «То, что большинство вышедших в финал —гуманитарии, говорит о кризисе в преподавании точных наук. Мы можем сколько угодно поражать учеников эмоциями, но прежде всего все-таки нужно давать знания. В точных науках это сложнее, тут на одних эмоциях не сыграешь. Поэтому физикам и математикам труднее выиграть конкурс».

   Так что лирики дали физикам отпор, основанный, так сказать, на эмоциональной почве, а не на базе знаний.

   Несомненно выдающихся личностей среди финалистов двое. Это Андрей Успенский, учитель литературы из Череповца, и учитель истории из Петербурга Сергей Букинич. Дистанция между ними и остальными тремя — огромного размера.

Оставшиеся трое — это…
   Учительница русского и литературы из Тюмени — «прибабахнутая Мальвина». В заключительном обращении с высокой сцены в присутствии министра она почему-то поблагодарила присутствующих мужчин за то, что они… такие умные (были б умными — ее б на конкурс не послали).

   «Русалка» из Ульяновска — ничего тетка. Добрая и зажигательная. Но лучше б была учительницей начальных классов. Своей главной мечтой она почему-то назвала «спеть с хором Турецкого». Мечта не сбылась. До Челябинска Турецкий не доехал. (А может, она рождена быть преподавательницей пения, а вовсе не литературы?)

   О последнем претенденте на пост учителя-2006 даже говорить неловко. Возможно, конечно, русист из Ростовской области и хороший человек, но его кокетливые ужимки и какие-то уж слишком женские подпрыгивания на сцене меня, как родительницу, навели на подозрения. Хотя, возможно, это мимикрия. Ведь он столько лет проработал в женском коллективе…

   Когда Настоящего Учителя Успенского спросили, что ему, собственно, дает этот конкурс, он, не колеблясь, ответил: ничего особенного. Подразумевалось, конечно, что соревноваться ему ЗДЕСЬ не с кем. И с ним нельзя не согласиться, настолько он действительно Настоящий Учитель.

   — А зачем же вы здесь фигурируете? — не унимались коллеги. — Разве вы — не настоящий учитель?

   — Настоящие учителя в школах. Уроки сейчас ведут. А здесь — одни… петрушки выступают. А я — квартиру отрабатываю, которую мне недавно власти дали!

Вопрос-кровосос
   «И что здесь такого — прокомментировал ответ Настоящего Учителя один важный чиновник от образования. — В конце концов, этот конкурс — шоу. Его и надо так воспринимать».

   В этом месте я запуталась окончательно.

   Зачем же мы тогда шоу пристегиваем к национальному проекту (абсолютный финалист «Учителя года» будет назван в Кремле 22 ноября чуть ли не САМИМ Путиным в годовщину нацпроекта «Образование»)? И где же тогда на самом деле водятся настоящие учителя?

   Все-таки конкурс должен выявлять лучшего учителя или очередного кандидата в шоумены?

   По дороге в аэропорт мы стали гадать, кто все-таки из двух самых достойных (на наш незамыленный взгляд) станет учителем года. Если центр захочет поощрить регионы, то в следующем году мы поедем на конкурс в Череповец. Если же центр решит польстить Матвиенко — отдаст Большого Хрустального Пеликана в Питер. Впрочем, главное — чтоб не в Тюмень и не в Ростов.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK