Наверх
23 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Удивить Голливуд"

26-летняя Руни Мара в одночасье, без разбега, стала одной из самых востребованных молодых американских актрис.   Мару уже взяли в свои новые проекты на главные роли такие выдающиеся мастера, как Теренс Малик и Кэтрин Бигелоу. А ведь еще недавно она была в киномире никем, младшенькой сестрицей Кейт Мары, телезвездочки микромасштаба, иногда залетающей на эпизодические роли в крупнобюджетники типа «Железный человек-2». Только в прошлом году Руни окончила Нью-Йоркский университет, где изучала вовсе не Станиславского и не Феллини, а психологию и международные отношения. Решив посвятить себя филантропии, ездила в Африку, в Найроби, где открыла приют для сирот, чьи родители умерли от СПИДа. Сирот, конечно, жалко, но теперь Руни не до них. Она снялась в голливудской адаптации всемирного бестселлера шведа Стига Ларссона «Де-вушка с татуировкой дракона». И, судя по всему, этот мрачный криминальный триллер, который выйдет в российский прокат 2 января, снова заставит говорить о режиссере «Социальной сети» Дэвиде Финчере, как об одном из главных трендсеттеров нового Голливуда. Конечно же, фильм попадает в орбиту «Золотого глобуса» и «Оскара», что удваивает интерес к нему.
   И независимо от качества фильма вовсю по планете шелестит «базз» о новой, необычной, неформатной, но неотразимой актрисе. Руни Маре, сыгравшей брутального гения-хакера Лисбет Саландер, отдают свои обложки ведущие гламурные журналы, начиная с Vogue. С каждым днем усиливается онлайновый шепоток инсайдеров-блогеров про статуэтку актерского «Оскара», на которой будто бы уже гравируют ее короткое звучное имя.
   Трилогия Стига Ларссона Millenium, пожалуй, самый читаемый современный детектив в мире, переведенный на десятки языков общим тиражом 27 млн экземпляров.
   В книгах Ларссона много жестокости и сексуального насилия. Нормальный гардеробчик для Финчера, любителя создавать мрачные герметичные миры киллеров и маньяков, — достаточно назвать «Зодиак», «Семь» и «Бойцовский клуб». Финчера продюсер Скотт Рудин и студия Columbia Pictures наняли ставить первую серию. Кто будет делать сле-дующие две, «Девушка, которая играла с огнем» и «Девушка, которая взрывала воздушные замки», пока неизвестно.
   Рядом с Марой играет обаятельного Блумквиста сам Дэниел Крейг («Бонд, Джеймс Бонд»), но при всем к нему почтении девчонка с тату дракона на спине легким движением острого плечика отодвигает его в сторону. Собственно, такова концептуальная установка Финчера. Искал он, по его собственному выражению, «Скарлетт О’Хара нашего времени». Лисбет, сказал он, из разряда таких супергероев, как Иисус Христос, Дракула и Бэтмен, о которых у каждого человека есть свое представление. На Лисбет пробовались Натали Портман, Скарлетт Йоханссон, Кэри Маллиган. И, что любопытно, Нуми Рапас, превосходная Лисбет из шведской киноверсии. Но Финчер сделал ставку на темную лошадку.
   Руни — полная антитеза канонической голливудской секс-типологии от Теды Бара через Мэрилин Монро к Скарлетт Йоханссон. Хрупкая, ломкая, астеничная фигура, как у «Девочки на шаре» великого Пабло. Очень узкие скулы Нефертити, колючий, строгий взгляд, восковая бледность. Лицо интернатовского недокормыша. Не дурнушка, конечно, но и не дива. Если применить сугубо отечественные ассоциации, то она — симбиоз Инны Чуриковой из «Начала» и Натальи Негоды из «Маленькой Веры».
   Уточняю: это я описываю свое сугубо личное впечатление от Руни, с которой мы встретились в нью-йоркском бутик-отеле Crosby Street в Сохо. Конечно, в журналах она выглядит куда круче и стандартней — на фотосессиях ее кардинально гламуризируют, и изощренные touch-ups делают свое дело, превращая ее в обольстительную красотку. Без грима — вполне обычная девушка-студентка из соседнего «Старбакса».
   
   ПРОФИЛЬ: Руни, как вам живется при таком повышенном внимании прессы?
   Мара: Все очень странно и ново для меня. Даже перебор, я считаю.
   ПРОФИЛЬ: Вы у Финчера снимались в «Социальной сети». Говорят, что для начальной очень долгой сцены разборки-размолвки в кафе между вашей героиней и героем Джесси Айзенберга он снял больше ста дублей. И в «Девушке» так же кропотливо работал?
   Мара: Послушайте, я в «Сети» снималась всего четыре дня. Считай ничего. И с Дэвидом тогда толком не познакомилась. Что же касается количества дублей, то я не помню, но точно ваша цифра несколько завышена. На «Девушке» мы с Дэвидом общались очень много. Представьте, 14 месяцев совместной работы, виделись практически каждый день с редкими пропусками. Да, он очень методичен и фанатичен в стремлении добиться цели. Я его понимаю. Вбуханы огромные деньги в строительство декораций, в воссоздание интерьеров, того же архива семейства Вангеров. И что, ограничиться 3-4 дублями сцены в архиве? Нет уж, надо использовать возможности на полную катушку и сделать максимум дублей.
   ПРОФИЛЬ: Лисбет не улыбается, не смеется — настоящий мрачный гот. Как она дошла до такой степени ожесточения, мы знаем по книге и по шведской версии фильма. А как вы выстраивали характер на съемочной площадке? Помогал ли вам в этом режиссер?
   Мара: Дэвид в самый первый день сказал, чтобы я следовала канве книги, потому что там все про мою героиню внятно написано. Мы достаточно прямолинейно придерживались книги. Как говорил Дэвид, это и есть наша цель, оживить Лисбет, чтобы она со страницы книги шагнула на экран. Насколько она отличается от книжной, это пусть зритель судит.
   ПРОФИЛЬ: Финчер рассказывал, что он и его спецы по кастингу вас очень долго мурыжили, прежде чем утвердили на роль. Не кажется ли вам, что вся эта морока с прослушиваниями и фотосессиями, мучительное ожидание, отсрочки, бесконечные звонки «приходите завтра», «ждите» и так далее, все это с одной коварной целью — погрузить вас в тревожное настроение, которое должно было органичным для Лисбет?
   Мара: Я думаю, они просто колебались в выборе актрисы. И все время подбрасывали мне новые тесты. Следили, как я выкручусь, насколько я упорна. Я их не осуждаю и вовсе не в обиде. Меня доставало другое — все знакомые живо интересовались, возьмут меня или нет, я из-за этого нервничала.
   ПРОФИЛЬ: Но вот вам сделали жуткую прическу, обесцветили брови. Не страшно было в зеркало смотреться?
   Мара: Меня заколбасило, когда я увидела себя безбровой. Совсем другой человек! Но я на удивление быстро свыклась с собой новой.
   ПРОФИЛЬ: А пирсинг сделали настоящий или это хитрости мейк-апа?
   Мара: Некоторые железки фиктивные, некоторые настоящие. У меня было, если не ошибаюсь, шесть пирсинговых вставок.
   ПРОФИЛЬ: На лице и на теле?
   Мара: И там, и там.
   ПРОФИЛЬ: Больно было?
   Мара: Не очень. Но удовольствия никакого.
   ПРОФИЛЬ: От лишнего веса пришлось избавляться? Ведь Лисбет такая худышка. И прическу пришлось менять, да?
   Мара: Не только прическу. Вообще всю себя пришлось переосмыслить — с ног до головы. Много чего изучала и примеряла на себя. Книжки разные читала. Училась ездить на мотоцикле и кататься на скейтборде, влезла в компьютерные премудрости — ведь я же типа крутой хакер. Долго тренировалась в секции по кикбоксингу. Записалась в факультативную школу под названием «Группа помощи». Туда ходят дети и подростки, страдающие аутизмом, в том числе в легкой форме синдрома Аспергера, — это предположительный диагноз Лисбет. А еще я посещала занятия в центре для женщин, ставших жертвами изнасилования.
   ПРОФИЛЬ: Лисбет — та еще штучка, ха-рактер не ангельский, а, скорее, наоборот. Девушка, затравленная обстоятельствами и плохими людьми, а потому подозрительная и асоциальная. Да еще нетрадиционная сексуальная ориентация. В общем, непростой характер, который вам предстояло полюбить. Сложно было?
   Мара: Я себе иначе ставила задачу: сделать героиню такой, чтобы ей стали сочувствовать и даже полюбили. Лисбет — антигерой. Я думаю, ее противоречивость — ключ к характеру. Внешне она хрупкая и слабенькая. Но попробуй ее задень — кинется на обидчиков, как зверек. Она прошла через многое и имеет жизненный опыт не по годам. И в то же время ужасно наивна и бесхитростна.
   ПРОФИЛЬ: Как отрегировали ваши друзья, когда увидели новый look?
   Мара: По-разному. Но это нормально.
   ПРОФИЛЬ: А фрики из альтернативной тусовки проявили к вам интерес?
   Мара: Нет. Я думаю, потому, что зверек любит быть один и источает враждебность. Люди это чувствуют. И еще они тебя априори оценивают очень низко. Что замечательно. При заниженных ожиданиях любое проявление тобой ума, доброты, сострадания вызывает у людей радость.
   ПРОФИЛЬ: А каково жить дальше? Есть ли карьера после такого зверька?
   Мара: Не знаю, посмотрим. Пока все еще очень свежо. Должно пройти полгода, год, и тогда будет ясно, что во мне необратимо ушло, а что добавилось.
   ПРОФИЛЬ: Руни, вы видели шведскую кинотрилогию?
   Мара: Да, но только первую серию.
   ПРОФИЛЬ: Что можете сказать о Нуми Рапас?
   Мара: Она фантастическая, блестящая актриса. Невероятно здорово сыграла!
   ПРОФИЛЬ: Встречались с ней?
   Мара: Нет. Никогда с ней не разговаривала.
   ПРОФИЛЬ: Не боялись влезать в туфли, ею разношенные? Может, специально стремились сыграть по-другому, непохоже на Нуми?
   Мара: Знаю точно одно: когда прочита-ла трилогию, почувствовала, что могу что-то свое сказать. По-моему, у нас получилось все иначе, чем у шведов.
   ПРОФИЛЬ: В книжке много жестокости, графического насилия. Но одно дело читать их описание, другое — воссоздать в кино. Вас это не пугало?
   Мара: Я знаю позицию Дэвида — ничего не приукрашивать и сахару в горькую пилюлю не подмешивать. Насилия много, но оно, по-моему, не спекулятивно, а по делу. Хотя после съемок эпизода изнасилования я была сама не своя, вымотана физически и эмоционально.
   ПРОФИЛЬ: А на уикендах удавалось расслабиться?
   Мара: Да не было никаких уикендов! Съемки, сон, репетиции, перекус, съемки. Сон и перекус — вот весь отдых. Оно и к лучшему, потому что жесткий режим не дает выходить из образа. Если бы я закатилась во время съемки на вечеринку, мне явно пришлось бы снова вживаться в Лисбет.
   ПРОФИЛЬ: С Крейгом сработались?
   Мара: Не знаю, надеюсь, мы вместе неплохо смотримся. Нам было весело сниматься вместе.
   ПРОФИЛЬ: О чем вы с ним говорили? Наверное, не только о фильме и секретах мастерства?
   Мара: Это может показаться странным, но мы не так много сцен снимали вместе с Дэниелом. Он невероятный актер и досконально знает, что делать на площадке.
   ПРОФИЛЬ: То, что вы из семьи, которую относят к элите американского футбола, помогало в вашей актерской карьере (два прадеда Руни — знаменитости американского футбола: основатель клуба «Питтсбург Стилерз» Арт Руни и основатель «Нью-Йорк Джайнтс» Тим Мара. — «Профиль»)?
   Мара: А какое отношение футбол имеет к моему актерству?
   ПРОФИЛЬ: Наверное, люди уважительней относятся к представительнице известного клана спорт-бизнеса.
   Мара: Не думаю. Кого это волнует? Заядлые болельщики, возможно, и знают нашу фамилию. Но для киноиндустрии она пустой звук. Здесь во главу угла поставлен чистый прагматизм. Нанимают тех, кто умеет работать, а не потому, что кто-то чей-то родственник.
   ПРОФИЛЬ: После такой необычной и заметной роли неизбежно начинаются разговоры о премиях, «Золотом глобусе», «Оскаре». Вы чувствуете волнение?
   Мара: Пытаюсь по совету Дэвида создать вокруг себя маленький защитный пузырь. Никакие стрессы, никакие ожидания, давящие на психику, не должны сквозь него проникать.
   ПРОФИЛЬ: Когда начнутся съемки второй книги трилогии?
   Мара: Дайте время отдышаться. Насколько я знаю, продюсеры должны понять, насколько успешна будет в прокате первая серия, прежде чем затевать съемки второй.
   ПРОФИЛЬ: Как ваши последние успехи повлияли на отношения со старшей сестрой? Вы во время съемок в Швеции с ней переписывались, созванивались?
   Мара: Сестра мне всегда помогает.
   ПРОФИЛЬ: Неужели не ревнует к успеху?
   Мара: Нет! Она за меня счастлива. Причем Кейт сама очень талантлива и ей нет ни малейшего повода меня ревновать. Мы друг друга всегда поддерживаем.
   ПРОФИЛЬ: Никогда не снимались вместе?
   Мара: Нет. Но надеюсь, такой день наступит.
   ПРОФИЛЬ: Почему вы решили стать актрисой? Из-за сестры?
   Мара: В детстве любила смотреть по ТВ старые классические фильмы. Любила ходить на театральные спектакли. И в какой-то момент поняла, что меня очень забавляет и волнует тайна человеческого поведения. Это самое интересное в актерской профессии, когда ты предъявляешь полноценный характер человека.
   ПРОФИЛЬ: Кто из актрис вас вдохновляет?
   Мара: Много талантливых актрис на белом свете, я не рискну выбрать одну.
   ПРОФИЛЬ: Хорошо, кто для вас образец для подражания?
   Мара: Какой-то одной иконы у меня нет. Ролевую модель я еще не завела.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK