Наверх
15 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Уходя, гасите примус"

Коммунисты добились переноса думского голосования по президентскому импичменту на 13—15 мая. Отправить Бориса Ельцина в отставку это им все равно не поможет, а вот премьер-министру Евгению Примакову игры вокруг импичмента могут дорого обойтись.Правительство коммунистического доверия

В том, что Госдума всерьез подобралась к процедуре импичмента именно сейчас, есть политический расчет.
Председатель думского комитета по геополитике от ЛДПР Алексей Митрофанов уверен: «Переход процедуры импичмента в практическую плоскость связан только с одним обстоятельством. В импичменте президенту левая оппозиция увидела возможность прихода к власти той фигуры, которая их устраивает,— Евгения Примакова».
При этом имеет ли импичмент юридическую перспективу — дело шестнадцатое. Когда все начиналось, вопрос стоял так: надо ввязаться в драку, а там видно будет. Вдруг политическая ситуация в стране изменится настолько, что вслед за Госдумой Верховный суд, Конституционный суд и Совет Федерации каким-то чудом доведут Бориса Ельцина до отставки? Тогда именно премьер-министр становится и.о. президента и ведет страну к президентским выборам.
Алексей Митрофанов: «Если бы в этой предполагаемой ситуации премьер-министром был не Примаков, а кто-то, кто не устраивает оппозицию, то глупо было бы устраивать импичмент. Ради чего, спрашивается? Чтобы привести к власти Черномырдина или Кириенко? Поэтому коммунисты всегда уважали импичмент, но практически никогда его не начинали. Примаков же, конечно, не коммунист, но с ним коммунисты могут договариваться. Кроме того, при президенте Примакове нынешний первый вице-премьер коммунист Юрий Маслюков может стать премьером. И еще коммунистам понятно, что Примаков плохо относится к так называемой неодемократической номенклатуре,— они в этом с ним сошлись. Примаков будет опираться на старые цэковско-гэбистские кадры, которые составляют основу КПРФ и основу их влияния».
Все это было бы правдой жизни, если бы, повторим, ситуация предполагала юридическую реальность импичмента. Но как раз с этим у коммунистов беда. Если даже в Думе наберется 300 необходимых голосов, ничто не говорит о том, что Верховный суд, Конституционный суд и Совет Федерации удовлетворят политические надобности левой оппозиции. Значит, раз у коммунистов не выходит программа максимум, они должны выжать из импичмента хотя бы минимум. А именно спасти от неприятностей практически подведомственное думской фракции КПРФ правительство Примакова — Маслюкова — Кулика. Потому что контроль над правительством — это контроль над деньгами. А деньги в конечном счете на грядущих парламентских и президентских выборах решают все.
Кроме того, у коммунистов в деле сохранения кабинета Примакова присутствует и общеполитический интерес.
Депутат Госдумы от КПРФ Алексей Подберезкин: «Сейчас происходит эволюция внешнеполитического и внутриполитического курса. И огромную роль в этой эволюции играет правительство и конкретные персоналии в правительстве, например Евгений Примаков и Юрий Маслюков. С Ельциным еще неизвестно что будет, а в это время политический вектор будут определять люди, которые у власти стоят,— правительство. И значение правительства по мере приближения президентских выборов будет возрастать».
Не все тайное станет явным

Что касается президента Ельцина, которому все вышеперечисленное даром не нужно, то он в этой ситуации действовал в целом верно. Он не торговался с Думой и не предпринимал консультаций ни с одной из думских фракций. Таким образом президент показал, что не боится импичмента.
Алексей Митрофанов: «Если бы Ельцин показал, что испугался, то в качестве посредника вдруг выступил бы премьер Примаков, который сказал бы: дескать, да, мы можем постараться уладить это дело в Думе, но за это нам, правительству, нужны некие гарантии. А, собственно, этого и хотят сейчас коммунисты — они хотят гарантий для правительства Примакова».
Но президент сделал все наоборот. Говоря по ТВ об импичменте, он как будто между прочим заговорил о правительстве и дал понять, что Евгений Примаков как премьер нужен ему лишь временно, намекнув таким образом коммунистам, что может уволить главу кабинета в любое время и что это они, коммунисты, своим импичментом могут окончательно, вплоть до разрыва, испортить отношения между президентом и премьером левого правительства.
А еще, пригласив в Кремль председателя Думы коммуниста Геннадия Селезнева, Борис Ельцин заявил, что пусть Дума или вовсе снимает вопрос об импичменте, или голосует, как обещала, 15 апреля.
Конечно, президенту политически невыгодно, чтобы импичмент висел над ним еще месяц, как осенняя переэкзаменовка над нерадивым школьником. Для него было бы хорошо, чтобы Дума проголосовала в срок, не успев изменить регламент с тайного голосования на открытое. Тогда, по мнению абсолютного большинства собеседников «Профиля», 300 голосов для начала процедуры импичмента не набралось бы. Голосуя тайно, депутаты могут не опасаться пригляда со стороны руководства своих фракций. И у Кремля есть надежда, что кое-кто из «Яблока» или левого большинства по внутреннему убеждению или будучи просто-напросто подкуплен, проголосует против импичмента. И тут важен каждый голос, потому что счет может пойти на единицы. Дело в том, что, по мнению большинства опрошенных думцев, голосование за импичмент коммунистов вместе с «яблоками» (явлинцы по-прежнему готовы голосовать за импичмент по поводу войны в Чечне) создает опасный порог в 285—290—293 голоса.
Но левое большинство Думы все же добилось переноса голосования на середину мая, чтобы, как было объявлено, изменить регламент и заставить депутатов голосовать открыто — так больше шансов набрать 300 голосов. А ведь еще совсем недавно думские левые подобного беспокойства не испытывали.
Депутат Госдумы из группы «Российские регионы» Владимир Семаго вспоминает: «Когда президент лежал по больницам и не мог ничего сказать, огромное число депутатов готово было голосовать за импичмент, в том числе и в «Российских регионах». Сегодня же, когда он рыкнул по телевизору, очень многие поняли, что президент еще далеко не так плох,— и от трехсот голосов не осталось и следа».
Между тем дело не столько в способе голосования (регламент можно было изменить давно), сколько в его последствиях. Коммунисты полагают, что в середине апреля, когда слухи об отставке кабинета Примакова усилились, было бы опасно не набрать 300 голосов в поддержку импичмента и остаться вместе с Примаковым и его коммунистическими вице-премьерами без столь долго и тщательно подготавливаемого оружия. Вот они и тянут — в надежде, что ситуация вокруг Примакова к середине мая как-нибудь устаканится.
Впрочем, для Бориса Ельцина затяжка с голосованием по импичменту может обернуться однозначным выигрышем. Если 21 апреля Совет Федерации проголосует за отставку генпрокурора Юрия Скуратова, то позиции президента сильно укрепятся, и после этого думское голосование за импичмент будет иметь еще меньше шансов.
Невыездной премьер

И все же главный вопрос в истории с импичментом: кому от этого будет хуже? Понятно, что не Борису Ельцину: как уже было сказано, до конца эта процедура доведена быть не может, даже если Дума и наберет 300 голосов. Левому большинству в Думе? Тоже вряд ли: даже в случае роспуска нижней палаты коммунисты и их попутчики имеют все шансы взять внушительный реванш на выборах 1999 года как обиженные злым президентом. Законно не допустить компартию до выборов, запретив ее, тоже не выйдет: на неделе министр юстиции Павел Крашенинников объявил, что проверка деятельности КПРФ не выявила никаких нарушений закона. Просто прикрыть КПРФ, нарушив конституцию, может получиться себе дороже: Борис Ельцин ныне не так силен, как в 1993 году. Вот и выходит, что крайним окажется правительство и лично премьер-министр Евгений Примаков.
При этом видный представитель левой оппозиции лидер Аграрной группы Госдумы Николай Харитонов полагает, что глава кабинета может пострадать при любом исходе голосования по импичменту: «Если импичмент будет проголосован, президент будет стараться отыграться на людях из левой оппозиции в правительстве. Мы не исключаем, что он может Геннадия Кулика и Юрия Маслюкова попросить. А может за компанию попросить и Евгения Примакова. Если импичмент не будет проголосован, Борис Ельцин снова получает моральное право расправиться с представителями левых, но уже покруче. Отрыжка поначалу пойдет на правительство — президент может сразу попросить Примакова, а потом пойти и на роспуск Думы».
Владимир Семаго уверен, что президенту нет смысла увольнять Примакова, если за импичмент в Думе не проголосуют. Но политическую пользу из этого Борис Ельцин, несомненно, извлечет.
Владимир Семаго: «Провалив импичмент в Думе, Ельцин скажет правительству: «Теперь я буду более жестко с вас спрашивать. Сегодня вы становитесь под мой контроль». Тем самым он как бы предложит схему, при которой он может убрать правительство в любой момент».
«Профиль»: Но не Примакова?
В.С.: Ельцин оставит Примакова, потому что сейчас не время его убирать. Сейчас не так все плохо. Если будет плохо с сеном — уберут сельскохозяйственного вице-премьера Кулика. Если будет плохо с подъемом промышленности в первом полугодии — к июлю уберут Маслюкова.
«П.»: А Примаков согласится с этим?
В.С.: Согласится по той простой причине, что Евгений Примаков — прагматик до мозга костей и он знает, что если нужно для дела, то можно кого-то убрать. Это не сжигание людей, это не политические убийства. Он просто прагматик.
А Алексей Подберезкин считает, что отставка Евгения Примакова возможна, но не неминуема: «Просто окружению Ельцина надо вставить в правительство как можно больше людей, которые могли бы примаковский курс скорректировать в неолиберальном направлении. При этом я абсолютно убежден, что у президента есть, по меньшей мере, пять вариантов воздействия на правительство. Среди этих пяти вариантов я не исключаю реформирования правительства, когда Примаков с Маслюковым останутся. Может быть и радикальный вариант, когда сам Примаков меняется на кого-то из младореформаторов за три-четыре месяца до новых выборов в Думу, потому что нынешняя в этом случае будет распущена. Но это крайний вариант. Так или иначе, Ельцин выберет вариант, наиболее адекватный той ситуации, которая сложится».
Так что коммунисты, усиленно лоббируя голосование в Думе за импичмент якобы во имя спасения Евгения Примакова, оказывают премьеру медвежью услугу. Срок пребывания Примакова в Белом доме может быть сильно сокращен как раз благодаря этому голосованию. Или вариант Владимира Семаго, а именно: Примаков — премьер не своего правительства, а полностью подконтрольного президенту. Что, вообще говоря, означает для главы кабинета политическое самоубийство, к которому его медленно, но верно подталкивает Борис Ельцин с помощью левой оппозиции.
Или еще один вариант: Борис Ельцин выгоняет Евгения Примакова с работы, не дожидаясь 13—15 мая. В пользу этого варианта говорит то, что с середины апреля премьер отстранен от встреч с силовыми министрами и главой МИДа по поводу Балканского кризиса. А также то, что со второй декады апреля Примаков отменяет выезды из Москвы: как было объявлено, из-за радикулита он отменил визиты в Киев, Варшаву и Владикавказ. А еще, как сообщают информаторы в Кремле, подписанный, но непроштампованный указ об отставке Евгения Примакова лежит в рабочей папке президента с 10 апреля.

ИНЕССА СЛАВУТИНСКАЯ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK