Наверх
26 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Украина в тисках Шенгена"

В январе украинская экономика считала убытки. Именно это государство стало главным пострадавшим в результате расширения Шенгенской зоны — предварительно насладившись евроиллюзиями. И, впрочем, продолжая ими наслаждаться.

Пока руководство Украины четыре года в упоении строило еврооптимистические планы и брало на себя повышенные еврообязательства, ЕС строил на восточных границах. И вот 1 января торжественное открытие наконец состоялось.
Европейский союз окончательно оформил свои границы.
В результате граждане Украины, которым внушили уже было, что они одной ногой в , очнулись в очередях к консульствам соседних стран, в многокилометровых пробках у нового . А жители приграничных западных областей страны, кормившиеся бойкой торговлей с соседями, горестно подсчитывают издержки.
В общем, случилось , как разъяснил происходящее министр иностранных дел Украины Владимир Огрызко. И, чтобы не оставалось уже никаких вредительских сомнений, подытожил: .



Перрончик тронется — вагон останется


Именно с такой степенью адекватности официальный Киев пытается внушить себе, что закрытие границ ЕС — всего лишь временная трудность и скоро вновь распахнет свои объятия идеологически благонадежным . Однако сомнительно что-то.
Во-первых, какой смысл четыре года выстраивать границу, чтобы потом ее открывать? Процесс расширения ЕС на ближайшие 15-20 лет закончился, о чем недвусмысленно свидетельствуют и новые границы. Как это ни прискорбно для киевских .
Во-вторых, открытие границ противоречит самой концепции еврозоны как единого экономико-правового пространства. На самом деле европейцы взяли за основу ту же модель, что была реализована в рамках СССР. Суть ее заключается в том, чтобы создать масштабное наднациональное пространство, внутри которого будет гарантирована максимальная свобода для перемещения, деловой активности, доступа к материальным благам и т.д. В рамках такого мегапространства создается своя экономика (зачастую не имеющая никакого отношения к рыночной). Мы прекрасно помним, сколько стоили так называемые товары народного потребления советскому человеку в советских магазинах и сколько они же — иностранцу. Вот и Евросоюз сейчас дотирует ряд секторов экономики, чтобы европеец мог покупать те же продукты по доступной цене.
При создании такого мегапространства, как еврозона, очень важно строго лимитировать доступ к рынку потребления извне и при этом не допустить экономического дисбаланса между регионами. Забастовка польских таможенников с требованием повышения зарплаты до западноевропейского уровня — не что иное, как издержки такой системы. Разница в оплате труда польского и испанского таможенников аналогична отличиям в советском снабжении приграничных территорий и средней полосы России. Просто с тем отличием, что в Европе гарантией доступа к благам являются свободные средства, а у нас таковой было . Поэтому открыть границы для Евросоюза будет равносильно самоубийству — тогда в еврозону хлынут толпы мигрантов, жаждущих получить доступ к европейскому уровню потребления.
За право такого доступа страны Восточной Европы делегировали Брюсселю остатки своего суверенитета.
А остальные — лишние.


Первая причина — это ты:



Каждое новое соглашение между Евросоюзом и Украиной фиксирует очередной этап евроизоляции (в Киеве этот целенаправленный процесс называют евроинтеграцией).
Дело даже не только в том, что Украина граничит с непризнанным Приднестровьем, что она не собирается в ближайшее время согласовывать свой список с европейским: в конце концов, в страны СНГ ездит втрое больше украинцев, чем в Европу, поэтому любое, даже самое русофобское правительство пока не сможет выступить инициатором закрытия восточных границ. Все это Брюссель имеет в виду.
Однако самая главная причина усложнения визового режима — это сама Украина. Европейская цивилизация вообще отличается прозрачностью мотивов своих действий. Не нужно искать скрытые смыслы: ЕС ограничивает поездки украинцев на свою территорию именно потому, что они Европе не нужны.
Туристы? Их поток в Европу ничтожно мал — особенно по сравнению с числом нелегальных . К тому же прибыль от украинского туриста имеют в первую очередь соседние Чехия, Словакия и Польша, а страдают от безработицы по вине малотребовательного украинского гастарбайтера государства Европы. Чей голос в ЕС является решающим, напоминать, наверное, не нужно.
Деловые контакты? Безусловно, в современном мире любые препятствия для свободного перемещения людей, капитала и товара не способствуют развитию экономики. Американский бизнес ежегодно несет убытки в $15 млрд только из-за ужесточения визового режима после терактов 11 сентября. Две трети крупных компаний США сообщают о задержках и неоправданных отказах в выдаче виз деловым партнерам из других стран. В результате — увеличение издержек и сокращение продаж. Ну и что? Убытки частного бизнеса в глазах руководства страны разве перевесили соображения государственной безопасности? А в случае с Украиной и ЕС говорить о сверхинтенсивной деловой активности вообще не приходится. К тому же для европейцев въезд на Украину был и остается свободным, так что ничто не мешает гражданам государств ЕС вести там бизнес.
Украинские инвестиции в европейскую экономику? Совсем свежая новость на этом фронте: Индустриальный союз Донбасса (ИСД) вытесняют с Гданьского судостроительного завода. Предприятие куплено уже три года назад, однако сейчас Еврокомиссия предъявила украинским собственникам ультиматум: или ИСД выплачивает $307 млн, или же сокращает производство более чем в два раза. Дело в том, что за год до продажи предприятия правительство Польши субсидировало убыточную Гданьскую верфь, однако во время приватизации предприятия никаких договоренностей о том, что новые владельцы должны оплачивать чужие долги, не было. Понимая, что ИСД не сможет тягаться с Еврокомиссией, руководство компании уже заявило, что, возможно, расторгнет контракт и уйдет с завода.
Симметричный ответ со стороны Украины? Всерьез рассматривать такую перспективу не приходится. Киев никогда не пойдет на дискриминацию благодетелей и не станет пересматривать безвизовый режим для стран ЕС (принятый в одностороннем порядке). Да и какой смысл вводить визы для европейцев? Миграционной угрозы граждане стран ЕС для Украины не представляют, вреда особого тоже не приносят. Скорее, наоборот. А требовать равноправных отношений между двумя весьма неравноправными субъектами, конечно, справедливо, но вряд ли уместно.
В сумме выходит, что позиция Европы более чем обоснованна. У Брюсселя есть аргументы, чтобы закрыть границу, и поэтому можно предполагать, что на нынешнем этапе визового режима для граждан Украины не закончится.



Фильтр по сходной цене


Зато Украина с готовностью взяла на себя обязательство принимать обратно всех нелегалов из стран ЕС, которые попали туда через ее территорию. По идее, схваченные и депортированные -неудачники должны быть размещены вначале на Украине, а потом по цепочке их примет Россия — и так далее, до пункта назначения.
У этой схемы есть минимум два слабых места. Во-первых, Госдума даже не думает ратифицировать договор о реадмиссии между нашими странами. То есть доставка нелегалов на их этническую родину ложится исключительно на украинские плечи. Во-вторых, страны-экспортеры нелегальной рабочей силы (например, Китай) отказываются принимать своих граждан назад. Большинству выезжающих за границу китайцев не выдают ни паспортов, ни свидетельств на возвращение. Это сознательная политика государства, стремящегося увеличить численность диаспоры и уменьшить перенаселение в своей стране.
То есть в лучшем случае Украина ежегодно будет обеспечивать возвращение на родину приблизительно 800 тысяч нелегалов и с честью выполнит возложенную на нее фильтрационную функцию. Стоить это будет от одной до двух тыс. евро на человека, а всего обойдется более чем в полтора миллиарда. Каждый год. Впрочем, 40 млн евро из этой суммы готова дать Европа — в виде помощи на первоначальное обустройство лагерей. Возможен, однако, и худший вариант. Если по изложенным выше причинам депортировать нелегалов все-таки не удастся, численность обитателей лагерей будет постоянно увеличиваться.
Сколько миллионов нелегалов является для Украины крайним порогом, заранее сказать невозможно. Впрочем, проверять максимальное давление не стоит — может .
Да и не допустят такого. Если в Киеве сами не догадаются, то Европа подскажет: чтобы не мучиться с мигрантами, лучше их отлавливать на восточной границе. И на всякий случай все-таки ввести визовый режим с Россией. Тогда, мол, и поговорим.
Все равно ж в НАТО собрались, так чего теперь: гимназисток из себя строить.





Заколотить окно в Европу


Это удалось польским таможенникам. Кстати: а какого черта они бастовали-то? Маленькая зарплата? Действительно маленькая. Но у наших таможенников — что российских, что украинских — тоже оклады невелики. Однако на второй год сотрудник этого учреждения не то что машину — дом покупает. И польская таможня, скажем прямо, тоже не бедствовала.
Но сейчас многое меняется. Польша вступила в Шенген, теперь ее восточный кордон — это граница всей Европы. Польша отвечает за эту границу головой. Тут уже недопустимы взяточничество и разгильдяйство. По крайней мере, в прежних масштабах. И в этом случае зарплата таможенника в $500-600 — это на самом деле очень мало. Поэтому профсоюзы хотят поднять оклады минимум вдвое, а то и до уровня зарплаты западноевропейского таможенника.
А что в этой борьбе трудящихся за свои права больше всех пострадала Украина, так это поляки спокойно переживут. Поэтому, кстати, с жалобами на убытки на европейской границе пострадавшим надо не в Варшаву, а прямиком в Брюссель. Центр принятия решений окончательно сместился туда.


 

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK