Наверх
15 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Умывальная опера"

Из категории вечных проблем. Девушки печалятся, что любимый бросил. Мужчины — что начальство не повышает. Покупатели обоего полу — что заплатили деньги, а ничего взамен не получили.Ничто не возникает из ничего. Мы все бежим по кругу, принимая давно виденные и намелькавшиеся пейзажи за новую картинку. И наоборот, наивно идентифицируем неожиданные повороты судьбы как хорошо знакомые. И только нечаянно свернув с надоевшего круга, заблудившись в лесной чаще и уткнувшись в частокол, из-за которого доносятся разбойничьи песни, соображаем: что-то не так. Как говорил зощенковский герой, проспавший с бодуна землетрясение: «Где это я, обратно, лежу?»
В том же самом месте, сэр.
Полагаю, права моя знакомая Светлана Колосова, которая утверждает: у русских один общий дефект. Они все сдвинуты на анализе, и на фиг ненаблюдательны. Как ведет себя экземпляр в условиях неволи? Как он реагирует на защемление крыла, голод и скученность прочих особей? Никто ни на что не обращает внимания. Все норовят пронзить явление острым скальпелем анализа и прозреть будущее.
Валяйте.
Моя двоюродная сестра Алиска в детстве была страстной любительницей всего живого. В том смысле, что она волокла в дом и песика со сломанной лапкой, и выводок котят, которых выкинули на помойку, и синичку, замерзшую зимой на лету. Золотое сердце, однозначно. Родители стонали. Когда денег, которые они выделяли на прокорм всего этого Ноева ковчега, стало не хватать, Алиса сообразила, что в природе каждый выживает сам. Короче, кров и ласку она своему скотному двору обеспечивала, а прокорм зверье должно было добывать само. Тем более что по полгода семейство обитало на даче.
Потом сестра Алиска выросла и стала называться Алисой Викторовной. Вышла замуж за состоятельного человека. Осела дома. И, став домохозяйкой, уже не была столь чувствительна к несчастным собачкам. В общем, жизнь ее вполне могла казаться завидной до того момента, пока не пересеклась с фирмой «Астарта».
Домохозяйки склонны к мечтательности. Особенно приятны им размышления о том, какие занавесочки будут висеть на кухне, какого цвета пузыречки надо купить в ванну и вешать ли полотно Сальвадора Дали в туалет. Они просто-таки плавают в этих приятных размышлениях, моментально теряя способность адекватно отражать действительность.
Итак, однажды Алиса забрела в магазин, принадлежащий фирме «Астарта» и располагающийся на Марксистской улице, 5. Там она зацепилась языком с менеджером — моей сестре и правда нужен был рукомойник в ванну, и она его давно искала. Но сам процесс поиска доставлял ей такой кайф, что я был просто уверен: до покупки дело никогда не дойдет.
Однако дело дошло до просмотра каталога. Там Алиса обнаружила умывальник с гомосексуальным названием «Митос». Розового цвета и со столешницей из мрамора «роса португало». Почему-то простенькое сочетание последних двух слов произвело на Алису гипнотическое действие. «Роса португало»… Это же музыка. Небесные звуки, сулящие райское наслаждение.
Плюс к наслаждению обещалась еще и пошлая выгода. В шкафчик умывальника можно было убрать стиральную машину. Что при наших небольших ванных комнатах очень удобно.
Так, обнаружив возможность запрячь в одну упряжку коня и трепетную лань, прагматику и эстетику, Алиса загорелась и решила во что бы то ни стало купить умывальник «Митос».
Ей было объяснено, что купить его прямо сейчас невозможно. Но зато умывальник можно заказать в Италии, предварительно его оплатив. И через семьдесят дней умывальник будет журчать в Алисиной ванной, скрывая в своих недрах стиральную машину.
23 ноября 1998 года сестра заплатила $1700. И стала ждать.
Вообще, тема ожидания требует отдельного освещения. Одно чувство сменяется другим. Интерес к грядущим переменам, трепет, надежда, ожидание, раздражение, желание убить, ярость, безысходность, опять робкая надежда. Да к тому же у каждого чувства столько граней. Короче, эти семьдесят дней Алиса провела интересно.
Умывальник обещали привезти 2 или 3 февраля. 1 февраля сестре надо было уехать по делам. И, запереживав, что умывальник привезут в ее отсутствие, Алиса позвонила в «Астарту». Не беспокойтесь, гражданочка, ласково объяснили ей. Если его привезут и вас не будет, мы поставим умывальник на складе и он будет вас ждать.
Ха! Умывальник — это вам не юноша пылкий со взором горящим. Он под часами с цветочками стоять не будет.
Зато, когда сестра выразила свое удивление фирме «Астарта», ей сказали, что к 8 Марта ей сделают подарок. К ней приедет рукомойник.
Мрачный праздник, придуманный Кларой Цеткин, чтобы как-то поощрить немецких стачечниц. Судя по всему, «Астарта» тоже решила продемонстрировать свою причастность к женскому забастовочному движению. И зажала умывальник.
Тогда сестра обиделась. Потому что, как было сказано в одной сказке, обидно не ездить на бал. Но еще обиднее не ездить на бал, если ты этого заслуживаешь. Фея не была знакома с нашими реалиями. Обиднее всего не получить того, за что ты заплатил деньги из своего кармана.
Сестра накатала претензию на имя гендиректора ООО «Астарта» Николая Сысуева. Но Николай Сысуев оказался страшно засекреченным. Прямо-таки как кремлевский казначей господин Абрамович. Ни получить доступа к его роскошному телу, ни даже вручить бумажку его секретарше сестра не смогла. Покой этого достойного человека стерегла бдительная охрана. Будут тут еще всякие покупатели таскаться.
Вообще, давно известно, кто и кому мешает работать. Политикам — избиратели. Врачам — больные. Продавцам — покупатели. А работникам сервиса — клиенты. Не будь их — и жизнь расцветет магнолиями.
Но детство сестры не зря прошло при советском строе. Она отследила, когда кто-то из сотрудников фирмы направился в приемную, и, «сев к нему на хвост», проскочила в чистилище.
Ну отдала она свою бумажку. И что?
А зря смеетесь. Потому что тут на авансцену выходит господин Сысуев. Между прочим, первый и последний раз. Собственно, он никуда даже не вышел. А позвонил Алисе домой. «Мне голос был, он звал утешно»…
Мы, сказал гендиректор «Астарты», ощущаем свою вину. И готовы подарить вам аксессуары для ванной комнаты. Потому что очень заинтересованы в своих клиентах.
— Мне бы умывальник. Или деньги,— обнаглев от надежды, сказала сестра.
— Yes,— сказал г-н Сысуев.
И, извините за каламбур, умыл руки. Более в нашей истории г-н Сысуев не появится. Как Зевс Громовержец, он сверху будет наблюдать схватку пигмеев за умывальник.
Долго тянутся неудачные дни, минуты же, осененные счастьем, летят на крыльях. Поэтому, вероятно, у руководства «Астарты» возникло ощущение, что Алиса их достала. Товарищи расслабляются, делают бизнес, собирают деньги, все хорошо. А тут какая-то баба ненормальная руки помыть захотела.
14 мая уже этого года Алиса написала претензию магазину. Ответа не было.
— Все! — закричал я, когда сестра в очередной раз начала рассказывать мне историю своих ожиданий.— Мне надоело это слушать! Завтра я пойду в магазин сам. Они просто видят, что тебя можно гонять по кругу бесконечно. Со мной такой фокус не пройдет!
На следующий день у меня состоялась беседа с директором магазина фирмы «Астарта» Ниной Бугаевой.
Я энергично изложил ей суть дела. И потребовал немедленных действий.
— Не волнуйтесь,— сказала г-жа Бугаева.— Давайте решать вопрос цивилизованно. Вы обязательно получите от нас ответ. Мы вам напишем.
— Мне туалетная бумага не нужна,— сказал я.— И если вы мне предлагаете бумагу, то давайте только в виде денег.
— Да не волнуйтесь вы,— еще раз сказала Нина Бугаева (нет, во мне положительно видели ненормального),— мы полностью на вашей стороне.
На что я сказал, что на своей стороне я предпочитал бы быть с умывальником или с деньгами. Но ни в коем случае не с представителями «Астарты». И добавил, что обязательно напишу заметку в рубрику «Личный опыт».
Полгода ожидания умывальника сестра решила отметить торжественно — и написала жалобу в торговую инспекцию Центрального района Москвы. Инспектор Любовь Аверина провела проверку, обнаружила грубое попрание прав потребителя Алисы Грачевой (то есть сестры), а также незначительные нарушения в работе фирмы. «Астарта» была оштрафована на 2500 рублей. Кроме того, фирме было предложено удовлетворить клиента.
Тогда директор фирмы Николай Сысуев прислал в инспекцию письмо, в котором обещал, что вопрос будет решен в ближайшие дни.
Действительно, через несколько дней «Астарта» выплатила Алисе $500. Остальные деньги обещали отдать к концу недели. Правда, не уточнили, какой именно. Видимо, расчет был простой: если возвращать деньги маленькими порциями и ценой изнурительных боев с потерями живой силы противника, клиент в какой-то момент сломается и отстанет.
Но у нас подошли свежие силы. Да, сестра сникла. Зато я был готов принять удар — то есть отношения с «Астартой» — на себя.
Состоялась очередная встреча с директором магазина Ниной Бугаевой.
На неожиданный для нее вопрос: «Где деньги?» — г-жа Бугаева ответила, что фирма бедствует. Ну никакой выручки нет, хоть караул кричи. Может быть, реклама принесет какую-то отдачу. Дело в том, что на 3-м канале в программе «Комильфо», оказывается, шла активная реклама «Астарты». Доверчивым телезрителям рассказывалось, что фирма «Астарта» предоставит им любую самую дешевую итальянскую мебель на заказ. А также произведет ремонт, строительство офисов и коттеджей под ключ.
Я представил, сколько надо будет ждать ключа от коттеджа. Видимо, его будут везти на отдельной красной подушечке за катафалком. Потому что финал у такого ожидания может быть только один — переход заказчика в лучший мир, где коттеджи уже не нужны.
— Слушайте,— сказал я,— а куда вы деньги-то дели? Мне просто интересно.
Лицо г-жи Бугаевой стало страдающим.
— А дефолт! Это ж какой удар по фирме! Мы еле выжили.
Но дефолт-то был в середине августа. А деньги у Алисы потырили аж в конце ноября. Видимо, в рамках выживания отдельных сотрудников фирмы после удара.
Говорила мне матушка «не ябедничай» — еще в те золотые времена, когда мы с Алиской дрались из-за конфет. Не проняло и не запало в душу, и я позвонил директору торговой инспекции Центрального округа Лидии Куракиной.
Она сообщила, что жалоба на «Астарту» подтвердилась. Что есть письмо от г-на Сысуева, в котором он обещает вернуть деньги. Но, как выяснилось, обязать его это сделать инспекция не может. Во-первых, на весь Центральный округ всего пятнадцать инспекторов. А жуликов гораздо больше. Во-вторых, она сама пыталась связаться с Сысуевым. Но он не пожелал с ней разговаривать. И наконец, в-третьих, недавно она пыталась заставить еще одного крутого бизнесмена заплатить человеку, которого тот «обул». Так он накатал жалобу, что директор торговой инспекции его шантажировала.
Так что, сказала она, подавайте на г-на Сысуева в суд. Богатые тоже плачут.
Итак, считайте, что я шантажирую фирму «Астарта». Хотя хорошо понимаю: ласка — это одно, а вот на прокорм каждый зарабатывает сам, как может. Все повторяется. Меняются только воплощения. Главное — не терять наблюдательности.
О мама мия, о роса португало!

ИВАН ШТРАУХ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK